Комиссия Гадячская (Гадячский мир) 1659

24 ноября 2012 автор: admin

КОМИССИЯ ГАДЯЧСКАЯ. РЕЧЬ ПОСПОЛИТАЯ ТРЕХ НАРОДОВ 1658.
КОМИССИЯ ГАДЯЧСКАЯ
между сословиями Короны Польской и Великого княжества Литовского, с одной стороны, и между вельможным гетманом и войском Запорожским, с другой стороны,
через полномочных комиссаров из сейма от яснейшего короля польского и Великого княжества Литовского Яна Казимира с вельможным Иваном Выговским, гетманом, и всем Запорожским войском в лагере под Гадячем, состоялась 16 сентября 1658 г.
Во имя Господа, аминь! На вечную память, отныне и на века!
Комиссия между сословиями Короны Польской и Великого княжества Литовского, с одной стороны, и между вельможным гетманом и Запорожским войском, с другой стороны, через уполномоченных представителей сейма  Станислава Казимира Беневского, волынского, и Казимира Людовика Евлашевского, смоленского кастелянов  от яснейшего Яна Казимира, Божьей милостью короля польского и великого князя литовского, русского, прусского, мазовецкого, жмудского, инфлянского, смоленского, черниговского; наследного короля шведского, готского и венденского и всех сословий коронных и Великого княжества Литовского, определенных комиссаров с вельможным Иваном Выговским, гетманом, и всем войском Запорожским состоялась в лагере под Гадячем 16 сентября 1658 г. Дай Бог, чтобы положения ее счастливо и вечно соблюдалась!
Вельможный гетман запорожский со своим войском, благопристойно и с благодарностью приняв, как следует, нас, комиссаров, и почтив в полную силу комиссарскую, данную нам уважением сеймовым от его королевского величества, государя нашего милостивого, и Великого княжества Литовского, огласил вместе со всем войском, что, поскольку Запорожское войско не по доброй воле, а по нужде, всяческим образом терпя притеснения, приступило к своей обороне, то его королевское величество, государь наш милостивый, отцовским сердцем своим забывает то, что произошло в смятении, и призывает к объединению. Таким образом, не пренебрегая милостью его королевского величества и принимая благоволение милостивого государя, они присоединяются к этой Комиссии, к совместным договорам, постановлениям, соглашениям, полным благосклонности и обоюдной любви, призывая в свидетели страшную Божью силу. Теми положениями, которые утверждаются на Комиссии, верно, правдиво и во все времена должен быть сохранен вечный мир, который никогда не будет нарушен. Постановили мы таким образом:
Вера старогреческая, с которой давняя Русь присоединилась к Короне Польской, должна преобладать и свободно использоваться до тех пор, пока язык народа русского используется во всех городах, городках и селах, как в Короне Польской, так и в Великом княжестве Литовском, а также на сеймах, на военных трибуналах, не только в церквах, но и открыто в процессиях, во время проведывания больных со святой евхаристией, на похоронах и во всех других случаях. Она должна использоваться также свободно и открыто свой язык, как использует свой язык римская вера.
Вере греческой предоставляется свобода восстановления церквей, законов, монастырей новых, обновления и поправки старых. Что же касается церквей и имений, которые издавна принадлежат церкви, исповедующей старогреческую веру, то при них должны быть греки православные. И эти церкви после публичной присяги на верность через полгода должны быть отданы комиссарам, определенным через полковников и другую старшину Запорожского войска. А вера, которая противоречит вере греческой православной и раздор приумножает между римским и старогреческим законом, никоим образом не может строить церкви, монастыри, восстанавливать и приумножать их, как в имениях духовных, так и в королевских, и в собственных наследных. Это касается также духовных и мирских, сенаторских и благородных имений. Силой этой Комиссии во все времена не должно быть также римской веры в воеводствах Киевском, Браславском, Черниговском, свободное управления должно скрываться. Паны мирские, как наследные, так и правительственные его королевского величества, исповедующие римскую веру, не будут иметь никакой власти над духовными, мирскими лицами и законниками веры греческой, кроме надлежащего пастыря.
А поскольку в одном отечестве оба обряда должны находиться в равных условиях, то преосвященный митрополит киевский, нынешний и будущий, с четырьмя владыками: луцким, львовским, перемышлянским, холмским, и пятым из Великого княжества Литовского – мстиславским, разрешает заседать представителям римского обряда в Сенате с таким же преимуществом и использованием свободного голоса, как заседают в Сенате ясновельможные их милости духовные. Однако места его милости отцу митрополиту предоставляются после его милости ксендза архибискупа львовского, а владыкам – после бискупов их уездов.
В воеводстве Киевском сенаторские достоинства должны быть предоставлены только представителям шляхты греческой веры, достойным этих правительств. В Браславском и Черниговском воеводствах эти же чины сенаторские должны раздаваться альтернативно, т.е. попеременно: после смерти сенатора греческой веры должен быть назначен сенатор римской веры. Однако во всех этих трех воеводствах чины должны предоставляться местным жителям, обладающим достаточным имуществом, сохраняя права нынешних посессоров или собственников.
Чтобы сохранялся мир в городах коронных и Великого княжества Литовского, где существуют только церкви обряда греческого, мещане римской и греческой веры должны иметь общие вольности и свободы. Никому вера греческая не должна быть преградой для того, чтобы стать членом магистрата.
Академию в Киеве его королевское величество разрешает восстановить. Она будет иметь те же преимущества и вольности, что и академия Краковская, при условии, однако, чтобы в этой академии никаких профессоров, учителей и студентов из арианской, кальвинистской, лютеранской сект не будет. Чтобы между студентами и школьниками не было ни единого случая ссор, все другие школы, которые были перед этим в Киеве, его королевское величество велит перенести в другие места.
Вторую такую академию его королевское величество, государь наш милостивый, станы коронные и Великого княжества Литовского позволят устроить там, где ей определят подходящее место. И эта академия примет те же права и вольности, что и Киевская, но с таким же условием, как и в Киеве, чтобы в этой академии никаких профессоров, учителей и студентов из арианской, кальвинистской, лютеранской сект не было. Если академия нарушит это условие, то там никакие школы во все времена не будут фундированы.
Гимназии, т.е. учительские дома, коллегии, школы и типографии, сколько их необходимо будет, без преград будут открываться и свободно заниматься наукой, будут печататься всякие книги со спорами о вере, только без надругательства и урона королевского величия.
А поскольку вельможный гетман с Запорожским войском, отторгнутым Речью Посполитой, по собственной воле возвращается к его королевскому величеству, государю своему милостивому, и собственному отечеству, отказываясь от всяких посторонних протекций, то его королевское величество, государь наш милостивый, и все станы коронные и Великого княжества Литовского, все, что Господь Бог с обеих сторон допустил, учитывая общие грехи перед его святым величием, предают вечной амнистии, т.е. вечному забытью с утверждением всякого чина людей, от наименьшего до наибольшего, никого не исключая, как среди Запорожского войска, так и среди дворянства, чиновников и рядовых людей. Ни его королевское величество, ни сенат, ни вся Речь Посполитая, в конце концов, не будут искать никаких сведений о том, кто каким образом при вельможном гетмане, умершем или нынешнем, останется. Все недовольства и все то, что происходило во время войны с обеих сторон, необходимо отпустить сердцем христианским под всевидящим оком Господа Бога, ни явного, ни тайного отмщения и подвоха не должны замышлять, не соблазняться никакими разрешениями, если бы кто-то захотел осуществить секретные умыслы, нарушая присягу.
Любые декреты и права, данные во время войны, отменяются без единого исключения. Они будут отменены с помощью публичного права таким образом, чтобы они не причинили никому никакого вреда. А если где-нибудь останутся, то чтобы их уничтожить, их необходимо исключить из книг. Хозяевам имений разрешается их возвращение, а защищать это декретами не имеют права под угрозой инфамии. Поскольку амнистия должна быть утверждена, а имущество и положение в обществе людей восстанавливаются в первоначальном виде, а также возвращаются объединения, соглашения, права государя, какие были до войны, предупреждается, чтобы никто не осмелился этот праздник объединения испортить открыто или неофициально, в беседах с кем-либо не смел выказывать бунт, иначе он понесет наказание, как насильник и нарушитель договоров. Если случится такой инцидент, необходимо его расследовать с обеих сторон.
Вся Речь Посполитая народа польского, Великого княжества Литовского и Русского пусть будет восстановлена такой, какой она была перед войной, т.е. чтобы территория этих народов и их свободы остались неизменными, такими, какими они были перед войной, и чтобы народы эти обладали правами, описанными в советах, судах, и имели свободный выбор государей своих и великих князей литовских и русских. А если во время войны с иностранными государями приняты решения о нарушениях границ и волостей этих народов, то такие решения должны быть отменены. Вышеназванные народы должны добровольно остаться при своих свободах, как единое тело единой и неделимой Речи Посполитой, избегая споров между собой относительно веры. Кто какого вероисповедания был  христианского, римского или греческого  всех в мире и вольности оставляют, какие бы права и декреты как по очевидным спорам, так и для упрека ни были изданы ранее.
Войско Запорожское должно насчитывать 30 тысяч или такое количество, которое вельможный гетман подаст в реестр. Платного войска – десять тысяч, которое также как и Запорожское, под руководством того же гетмана должно содержаться из налогов, определенных на сейме в воеводствах Киевском, Браславском и Черниговском и других и распределяемых на то войско от Речи Посполитой.
Квартиры войску Запорожскому в тех воеводствах и имениях определяются, в каких и раньше перед войной останавливались, предоставленные привилегиями древнейших королей польских. Войско Запорожское содержится с соблюдением их вольностей и обычаев, ничего у них не только не забирая, но и всецело способствуя им. Ни владелец имений королевского величества или староста, ни владелец их посмертный или прижизненный, ни их приказчики, чиновники и другие слуги никаких податей с хуторов, казацких сел, городков и домов не будут требовать никаким образом. Как люди военные, они должны быть свободными как от всех наибольших и наименьших тягот, так и от всех налогов (пошлин) во всей Короне и Великом княжестве Литовском, а также могут оставаться свободными от всяких старост, князей, помещиков и их наместников, но должны подчиняться самому гетману войск русских. Напитки, охота, рыбалка и другие казацкие ремесла, согласно обычаям, должны разрешаться казакам. Особенно для дальнейшего поощрения к службе его королевскому величеству тех, кого порекомендует вельможный гетман войск русских его королевскому величеству, достойных клейнода дворянского. Этим воинам будет дарован дворянский титул с предоставлением всех вольностей дворянских. С каждого полка должно быть предоставлено по сто человек.
Никаких войск польских, литовских или иностранных никто не должен посылать в воеводства Киевское, Браславское, Черниговское, однако платные войска, которые будут находиться под руководством гетмана войск русских, должны получать хлеб от имений королевских и духовных в названных воеводствах по ордерам от того гетмана русского. А если бы война должна была бы быть на границах русских и нужна была бы помощь войск коронных, тогда такие вспомогательные войска должны быть под предводительством гетмана войск русских.
А для лучшего соблюдения этих пактов (договоров) и верности гетман войск русских отныне и до конца жизни своей должен быть гетманом русским и первым сенатором в воеводствах Киевском, Браславском, Черниговском, а после его смерти должно быть новое избрание гетмана. Четырех кандидатов изберут станы воеводств Киевского, Браславского, Черниговского, одного из которых утвердит его королевское величество, не отстраняя от этого чина родных братьев вельможного гетмана русского.
Монетный двор для изготовления чекана и всевозможных денег в Киеве или в ином, более удобном месте, должен быть учрежден.
Согласно данному союзу, с королевской особой должен быть общий совет и общие силы против любого врага. Эти три народа должны общими усилиями и любыми способами сделать так, чтобы была свободная навигация [морская] Речи Посполитой на Черном море.
Если царь, его величество, московский не захочет вернуть провинции Речи Посполитой, то все силы, как коронные и Великого княжества Литовского, так и войска русские Запорожские будут объединяться и воевать под предводительством своего гетмана.
Имущество королевства движимое и недвижимое, а также конфискованные деньги жителей Русской земли, которые хоть и были при Запорожском войске, а теперь государству возвращаются, должны быть возвращены, и заслуги их при коронном войске и Великого княжества Литовского должны быть вознаграждены и оплачены наравне с заслугами войск коронных и Великого княжества Литовского.
И уже с этого времени нынешний гетман с Запорожским войском, оставив все посторонние протекции, не должен их больше искать. Они должны быть в подданстве и послушании яснейшего величества королевства Польского и его наследников, и всей Речи Посполитой на все времена, однако это не должно ни в чем вредить миру, установленному с ханом крымским его милостью.
Никаких послов от иностранных [владык] принимать не должны, а если бы такое случилось, необходимо их отсылать к его королевскому величеству. Это касается и привлечения войск иностранных – не должно быть никаких отношений с иностранцами, направленных против Речи Посполитой, разве что по распоряжению его королевского величества.
Всем духовным санам римского исповедания в воеводствах Киевском, Браславском, Черниговском, Подольском, а также в Великом княжестве Литовском и на Белой Руси, и в Северщине, позволяется безопасное возвращение в бискупства, пробоства, канонии, плебании и имения, принадлежащие им, и вступление в их владение. Всем монахам позволяется безопасное возвращение в костелы, кляшторы, имения и фундации и вступление в их владение. Светским лицам позволяется безопасное возвращение в наследные имения, староства, свои заложенные имения и принадлежащие по другому контракту, которые есть в упомянутых воеводствах и Великом княжестве Литовском, на Белой Руси и на Севере. Однако время возвращения и вступление во владение имуществом должно определить его королевское величество, согласовав с вельможным гетманом запорожским. Способ вступления во владение имуществом должен быть утвержден таким образом, чтобы никто не возвращал своего имущества иначе, как по универсалу его королевского величества и вельможного гетмана Запорожского войска, о чем должна быть обоюдная тайная договоренность. А для рассмотрения разных дел, как криминальных, так и текущих, должны иметь в этих трех воеводствах свой личный трибунал, который сами себе устроят. Кроме того, отдельно должны быть Овруцкое и Житомирское судебные староства.
Для большей верности, поскольку гетман с Запорожским войском и отлученные воеводства все протекции других народов отбросил, а добровольно, как вольные к вольным, равные к равным и честные к честным, возвращаются, для более уверенного соблюдения нынешнего постановления, его королевское величество и Речь Посполитая позволяет деятельность свободных печатников, маршалков и казначеев с достоинством сенаторским и иных чинов народа русского. Согласно присяге коронных чиновников, они должны принять присягу с добавлением пункта о том, что не будут ничего печатать, противоречащее нынешнему постановлению. Более того, они будут предупреждать, чтобы ничего, противоречащее этому постановлению, не проходило через конституции или сеймовые декреты и оттиски, универсалы, привилегии.
К чину и канцелярии этих печатников будут принадлежать все духовные письменные акты на владение недвижимым имуществом, митрополии, епископии, игуменства и другие жалования, раздача которых принадлежит его королевскому величеству, государю нашему милостивому, в воеводствах Русском, Киевском, Воинском, Подольском, Браславском, Черниговском. Кроме духовных письменных актов на владение недвижимым имуществом, им будут принадлежать и мирские, только в воеводствах Киевском, Браславском, Черниговском, а также постановления судов городов королевских вышеупомянутых трех воеводств и декреты сеймовые.
А если что-либо издается канцелярией коронной или Великого княжества Литовского, противоречащее этому постановлению, то оно должно быть уничтожено. И кто сделает это, тот не только утратит привилегию, но и подлежит наказанию в виде десяти тысяч коп литовских, по этому поводу и суд назначается перед королевским величеством по особому реестру. Чтобы по причине недовольства со стороны подданных, обвиненных в произволе, не происходили новые замешательства, все процессы [вступления в права] о передаче подданных в суд, участников наездов, убийств, вреда, произошедших во время смуты, отменяются. Также отменяются земские, городские, даже трибунальные декреты, изданные по тем делам на определенных лиц, особенно в воеводствах Киевском, Волынском, Браславском, Черниговском. Ели бы королевское величество, станы коронные и Великого княжества Литовского с царским величеством московским приступят к подписанию договоров, то необходимо сохранить честь и силу нынешнего постановления о вельможном гетмане и Запорожском войске.
Эту комиссию их милость комиссары и вельможный гетман княжества Русского настоящей присягой утвердили так, как подписано в присяге рукой их милостей. Эта комиссия утверждена будет персональной присягой в сенате отцом ясновельможным, его милостью архибискупом гнезненским, коронным примасом, и его милостью ксендзом бискупом виленским, а также гетманами – четырьмя коронными и Великого княжества Литовского – и печатниками обоих народов. Кроме этого, она должна быть утверждена маршалком посольского круга со стороны рыцарского круга на сейме, который должен быть созван как можно скорее в присутствии послов, уполномоченных вельможным гетманом и войском Запорожским.
А что касается присяги его королевского величества, государя нашего милостивого, то ее по просьбе Запорожского войска и по милости своей государевой соизволит принять его королевское величество. И в этом их милость окажет честь комиссарам.
Присяги полковников, сотников и всей старшины Запорожского войска после сейма, на котором будет утверждено нынешнее постановление, будут приняты перед комиссарами, определенными для этого.
И чтобы эта комиссия имела вечную мощь и силу, которой обладает, от начала и до конца, она буде внесена в общее право, т.е. конституцию, утверждена сеймом и принята как вечное и неизменное право.
Булавой великой русской обладать будет Чигиринское староство, как определено в привилегии покойному шляхетному Богдану Хмельницкому, данной его королевским величеством, а гетман войск русских должен быть свободным от резиденции при его королевском величестве.
Созыв воеводствам Киевскому, Браславскому, Черниговскому после будущего сейма [даст Бог] будет объявлен как можно скорее его королевским величеством, государем нашим милостивым, через универсал.
Происходило это, как выше упоминается, в лагере под Гадячем, в вышеупомянутый день и год.
Станислав Казимир Беневский, каштелян волынский, богуславский староста его королевского величества и Речи Посполитой.
Людовик Казимир Евлашевский, каштелян смоленский, комиссар его королевского величества и Речи Посполитой.
Иван Выговский, гетман войск Запорожских, собственной рукой и именем всего войска.
ПОДТВЕРЖДЕНИЕ
ГАДЯЧСКОЙ КОМИССИИ
Поскольку войско наше Запорожское, оставив протекцию иных правительств, вернулось к нам и Речи Посполитой, то Комиссия Гадячская с гетманом и войском нашим Запорожским под Гадячем 16 сентября 1658 г. через вельможных Станислава Казимира Беневского, каштеляна волынского, богуславского нашего старосту, Людовика Казимира Евлашевского, на то время каштеляна смоленского, а ныне воеводу брестского, комиссаров Речи Посполитой, от нас назначенных, постановлена там же присягой этих же комиссаров наших и гетмана Запорожских войск. На сейме нынешнем в присутствии уважаемого ксендза, архибискупа гнезненского, а также вельможных гетманов и печатников обоих народов и шляхетного посольского маршалка, а со стороны вельможного гетмана и Запорожского войска – обозного, полковников, сотников и других старшин Запорожского войска, присланных к нам и в Речь Посполитую, утверждаем во всех пунктах, разделениях и обещаниях и хотим всегда ее соблюдать. Мы внесем ее в книгу прав слово в слово с соблюдением договоров с князем, его милостью курфюрстом бранденбуржским. Права, которые по какой-либо причине могли противоречить вольностям войск наших Запорожских, особенно конституцию 1638 года и письмо, предоставленное в архив, рассматривать как противоречащие нынешнему постановлению и по милости нашей запрещать их и уничтожать, желая всегда соблюдать вольности этого войска, озвученные как нами, так и упомянутой Комиссией, как издавна предоставленные нашим предкам.
ПРИСЯГА
Присяга короля Яна ІІ Казимира, 1659
На утверждение Комиссии между яснейшим Яном Казимиром, Божьей милостью королем польским, шведским, великим князем литовским, русским, прусским, мазовецким и т.д., и Речью Посполитой, с одной стороны, а великим гетманом и Запорожским войском, с другой стороны, состоявшейся под Гадячем 16 сентября 1658 года согласно римскому календарю, а согласно русскому – 6 дня того же месяца, и утвержденной в нынешнем 1659 году в день Вознесения Господнего его королевской милостью и милостью ниже перечисленных панов сенаторов в избе сенаторской на главном Варшавском сейме в присутствии всего Сената и земских послов, а также послов Запорожского войска и многочисленных казаков, следующим образом:
Я, Ян Казимир, Божьей милостью король польский, великий князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, киевский, жмудский, волынский, инфлянский, смоленский, черниговский, а шведский, готский и венденский наследный король, клянусь Господу Богу всемогущему, единственному в своей Троице, перед этим святым Евангелие Господа Иисуса Христа, что Комиссию, которая принималась под Гадячем 16 сентября 1658 года с нашим Запорожским войском и именем войск Речи Посполитой, вместе со всеми пунктами, параграфами [разделениями или определениями], постановлениями принимаю, утверждаю и обещаю эту Комиссию во всем соблюдать, придерживаться ее положений, исполнять и оберегать, не только ничего не умаляя, но и защищая ее. Этой Комиссии, всем ее пунктам, а в них правам, преимуществам, вольностям веры греческой Великого княжества Русского и общим вольностям, не будут препятствовать никакие злые умыслы. Также не смогут и не будут ни в чем нарушаться во все времена ни привилегии прошлые, ни недавно приобретенные, никакие статусы сеймовые, конституции прошлые и будущие. Более того, я сам ее, ни в чем не нарушенную, под присягой моей королевской, обещаю крепко беречь и соблюдать. Также и наследники мои, короли польские, будут соблюдать ее, ни в чем не нарушенную, и сохранять будут на все времена, и присягу эту произносить. Также буду осуществлять правосудие над жителями Великого княжества Русского без единых исключений и согласно их правам и обычаям. А если вдруг, не дай Бог, в чем-нибудь я свою присягу нарушу, то народ русский не должен будет отдавать мне подданства, более того, этим их от послушания и верности, надлежащих королю, освобождаю, не требуя и не принимая ни единого нарушения этой присяги. Так мне, Господи, помоги и все святое Евангелие Господа Иисуса Христа!
ПРИСЯГА ЕГО МИЛОСТИ
КСЕНДЗА АРХИБИСКУПА ГНЕЗНЕНСКОГО
Я, Вацлав из Лешна, Божьей милостью архибискуп гнезненский, примас королевства Польского, клянусь Господу Богу всемогущему и в Троице святой единственному именем своим и всего духовенства Короны Польской, что Комиссию, которая состоялась под Гадячем 6 сентября 1658 года именем его королевского величества и всей Речи Посполитой с войском Запорожским и всем народом Великого княжества Русского, во всем соблюдать буду. И преемники мои, архибискупы, придерживаться ее будут, ни в чем ее не нарушая и не допуская нарушений даже со стороны его королевского величества. Заодно и люди, принадлежащие к любой власти в королевстве, ни явными, ни тайными манифестациями, протестами [и свободным челобитьем] и клятвами не смогут ее нарушить. Не позволю ни себе, ни кому-либо другому нарушать положения этой Комиссии. В этом мне, Господи Боже, помоги и все святое Евангелие Господа Иисуса Христа!
Присяга его милости ксендза Яна Завиши, бискупа виленского, имеет ту же силу, что и вышеприведенная присяга архибискупа гнезненского, от его имени и имени всего духовенства Великого княжества Литовского.
ПРИСЯГА ИХ МИЛОСТЕЙ
ПАНОВ ГЕТМАНОВ
Ми, Станислав с Потока Потоцкий, воевода краковский, великий гетман; Юрий Любомирский, маршалок великий, гетман коронный; Павел Сапига, воевода виленский, гетман великий Великого княжества Литовского, клянемся Господу Богу, единственному в святой Троице, что Комиссию, которая состоялась под Гадячем 6 сентября 1658 года именем его королевского величества и всей Речи Посполитой с войском Запорожским и целым народом Великого княжества Русского, во всем будем соблюдать и придерживаться, ни в чем ее не нарушая и не допуская нарушений со стороны совета нашего и войска. Более того, если бы кто-то захотел нарушить то, что утверждено, как с врагом Речи Посполитой будем поступать, никакого разрешения ни от кого в этой присяге не требуя и не принимая. Также нам, Господи Боже, помоги и все святое Евангелие Господа Иисуса Христа!
ПРИСЯГА ИХ МИЛОСТЕЙ
ПАНОВ ПЕЧАТАРОВ
Мы, Николай Пражмовский, великий канцлер; Богуслав Налешнон, коронный подканцлер; Криштоф Пац, канцлер великий; Александр Нарушевич, подканцлер Великого княжества Литовского, клянемся Господу Богу, единственному в святой Троице, что Комиссию, которая состоялась под Гадячем 6 сентября 1658 года именем его королевского величества и всей Речи Посполитой с войском Запорожским и целым народом Великого княжества Русского, во всем будем соблюдать и придерживаться. Никаких писем, привилегий, запретов, грамот, каким-либо образом противоречащих этой Комиссии или какому-либо из ее пунктов, канцелярия выдавать не будет. Более того, противоречащие советы будем запрещать, никакого разрешения ни от кого в этой присяге нашей не требуя и не принимая. В этом нам Господь Бог поможет и все святое Евангелие Господа Иисуса Христа!
ПРИСЯГА ЕГО МИЛОСТИ
ПАНА МАРШАЛКА ПОСОЛЬСКОЙ ИЗБЫ
Я, Ян Гнинский, подкоморий поморский, маршалок избы посольской, именем общества посольского и всего сословия военного всех воеводств Короны Польской и Великого княжества Литовского и провинций, которые к ним принадлежат, клянусь Господу Богу всемогущему, единственному в святой Троице, что Комиссию, которая состоялась 6 сентября 1658 года под Гадячем именем его королевского величества и всей Речи Посполитой с запорожским гетманом и целым народом русским, во всем будем соблюдать, и потомки наши будут ее придерживаться, ни в чем ее не нарушая и не допуская нарушений, во все времена никакого разрешения ни от кого в этой присяге моей не требуя и не принимая. В этом нам Господь Бог поможет и все святое Евангелие Господа Иисуса Христа!
Поскольку присяги не могли быть быстро напечатаны, то мы их приказали издать за нашей подписью и за королевской печатью.
Варшава, 10 июня 1659 г.

Комментарии закрыты.