Послание Папы Римского

25 сентября 2011 автор: admin

ПОСЛАНИЕ ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА ПАПЫ БЕНЕДИКТА ХVI
ПО СЛУЧАЮ ВСЕМИРНОГО ДНЯ МИРА
1 января 2011
Религиозная свобода – путь к миру
1. В начале нового года я хочу чистосердечно пожелать всем и каждому благополучия, душевного покоя, а прежде всего – мира. К сожалению, год, который подходит к концу, запомнился преследованиями, притеснениями, ужасными насилиями и религиозной нетерпимостью.
Я не перестаю думать о милом моему сердцу крае, Ираке, который уже вступил на путь мирного и стабильного будущего, однако до сих пор остается ареной кровопролития и братоубийственной розни. Мне не дает покоя мысль о тех страданиях, которые пришлось перенести в последнее время иракским христианам, в частности мысль о жестоком нападении на сиро-католический собор Богоматери Неустанной Помощи в Багдаде, где 31 октября во время Богослужения были убиты двое священников и свыше пяти десятков верующих. После этого нападения были и другие, в том числе и на частные дома. Христианскую общину охватил страх, у многих возникло желание уехать из страны в поисках лучшей жизни. Я хочу заверить иракских христиан – я с ними. С ними и вся Церковь, как это продемонстрировала недавняя специальная ассамблея Синода епископов по делам Ближнего Востока. Синод призывает католиков Ирака и других ближневосточных стран жить в единстве и дальше мужественно свидетельствовать о своей вере.
Я от всей души благодарю правительства тех стран, которые стараются помочь страданиям наших братьев и сестер в общечеловеческой семье, и призываю всех католиков молиться за своих братьев по вере, которые стали жертвами насилия и нетерпимости, и всячески им помогать. В этой связи я считал бы уместным поделиться некоторыми своими соображениями о религиозной свободе как о пути к миру. Очень досадно осознавать, что в некоторых странах люди не имеют возможности свободно исповедовать свою религию, а вынуждены платить за это высокую цену, рискуя собственной жизнью и личной свободой. Кое-где мы видим изощренные и далеко не такие явные формы предубеждений и враждебности против верующих и религиозных символов. Сегодня христиане – это религиозная группа, которая испытывает сильнейшие гонения за веру. Многие христиане изо дня в день страдают от обид и часто должны жить в страхе из-за своего стремления к правде, веры в Иисуса Христа и искренних призывов уважать религиозную свободу. Такая ситуация не может продолжаться, так как это пренебрежение против Бога и человеческого достоинства. Это также угроза миру и безопасности и серьезное препятствие на пути к правдивому и всестороннему человеческому развитию .
В религиозной свободе проявляется вся специфика человеческой личности. Эта свобода позволяет нам направлять нашу личную и общественную жизнь к Богу. Наконец, только в Божьем свете можно понять суть и предназначение человека. Отрицать или произвольно ограничивать эту свободу – значит утверждать редуцированное понимание человеческой личности. Затушевывать общественную роль религии – значит порождать несправедливое общество, которое пренебрегает истинной природой человека и исключает наступление истинного и продолжительного мира.
Вот почему я призываю всех людей доброй воли с обновленным рвением развивать мир, в котором каждый сможет свободно исповедовать свою религию или веру и всем сердцем, всей душой и всем разумом своим (ср. Мф 22: 37) проявлять свою любовь к Богу. Это мое послание по случаю XLIV Всемирного дня мира – «Религиозная свобода как путь к миру» – продиктовано именно такими чувствами.
Священное право на жизнь – и на жизнь духовную
2. Право на религиозную свободу следует из достоинства человеческой личности , чью трансцендентную природу нельзя игнорировать и не видеть. Бог сотворил мужчину и женщину по собственному образу и подобию (ср. Быт 1: 27). Потому-то каждый человек имеет священное право на полноту жизни, в том числе и духовную. Не осознав духовного измерения собственного естества и не открывшись на трансцендентное, человек неизбежно замыкается в себе, становится неспособным найти ответ на глубинные вопросы о смысле жизни, усвоить прочные моральные принципы и ценности, почувствовать истинную свободу и построить справедливое общество .
Священное Писание в полном согласии с нашим собственным опытом подтверждает достоинство человека как высшую ценность: «Когда вижу небеса Твои, дело Твоих перст, луну и звезды, которые Ты сотворил, то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, о котором ты вспоминаешь? Однако сотворил Ты его немного меньшим Бога, славой и величием Ты коронует его! Создал его владыкой над делами рук Твоих, все положил под ноги его» (Пс. 8: 3-6).
Перед величественной реальностью человеческой природы мы ощущаем то же восхищение, что и псалмист. Эта наша природа проявляется в открытости к Тайне, в способности ставить глубинные вопросы относительно нас самих и происхождения Вселенной, в том отголоске, который находит в нашем сердце высшая Любовь Бога, в начале и конце всех вещей, каждого человека и всего человечества . Трансцендентная достоинство человека – это ключевая ценность, к познанию которой пришла иудео-христианская мудрость. Благодаря возможностям человеческого разума эту ценность может познать каждый без исключения. Это достоинство, понимаемое как способность подняться над собственным материальным бытием и искать правду, следует признать универсальным благом, без которого невозможно построение общества, направленного на наиболее полную реализацию человеческого потенциала. Уважение к важнейшим элементам человеческого достоинства, таким как право на жизнь и право на религиозную свободу – это предпосылка моральной легитимности любых социальных или правовых норм.
Религиозная свобода и взаимное уважение
3. Религиозная свобода является источник свободы нравственной. В человеческой природе укоренена открытость к правде и совершенного добра, открытость к Богу. Эта открытость предоставляет каждому индивиду полноту достоинства и служит залогом безусловного взаимоуважения между людьми. Итак, религиозную свободу следует понимать не просто как отсутствие принуждения, а в фундаментальном смысле – как способность подчинять свои решения правде.
Свобода и уважение – неразделимы. Действительно, «нравственный закон говорит, что осуществляя свои права, отдельные лица и целые общественные группы должны учитывать права других, собственные обязанности перед другими и общее благо всех и каждого» .
Свобода, которая враждебна или безразлична против Бога, отрицает саму себя и не обеспечивает должного уважения к другим. Воля, которая считает себя принципиально неспособной найти правду и добро, не имеет никаких объективных причин или мотивов для действия кроме тех, которые обусловлены ее случайными и преходящими интересами. Она не имеет «самости», которую она могла бы оберегать и развивать своими действительно свободными и сознательными решениями. Соответственно, такая свобода не может требовать уважения со стороны других «свобод», которые также оторваны от своего глубинного естества, а значит, могут руководствоваться собственными «мотивам» или не иметь никаких «мотивов» вообще. На практике иллюзорное убеждение, будто моральный релятивизм может послужить ключом к мирному сосуществованию, порождает только раздор и приводит к отрицанию достоинства человека. Итак, видим, что в единстве человеческой личности следует выделять два измерения: социальное и религиозное. В этом случае немыслимо, чтобы верующие, «которые хотят принимать деятельное участие в общественной жизни, должны были подавлять важную часть своего существа – свою веру. Отречение от Бога никогда не должно быть условием реализации собственных прав» .
Семья – школа свободы и мира
4. Если религиозная свобода – это путь к миру, то религиозное образование – это лучший способ научить новые поколения видеть в другом человеке брата или сестру, с которыми мы должны вместе идти вперед и вместе работать ради того, чтобы все люди чувствовали себя членами единой семьи, из которой никто не должен быть исключен.
В этом смысле семья, основанная на браке как проявлении тесного союза и взаимодополняемости между мужчиной и женщиной, является первой школой социального, культурного, нравственного и духовного воспитания и развития детей, которые всегда должны иметь возможность ориентироваться на отца и мать как на пример жизни в постоянном стремлении к правде и любви Божьей. Родители же должны иметь возможность свободно, ответственно и без ограничений передавать своим детям наследство веры, ценностей и культуры. Семья, базовая ячейка человеческого общества, была и остается тем местом, где человек приобретает способность вступать в гармоничные отношения на всех уровнях сосуществования: между лицами, между гражданами и между народами. Именно этим путем следует мудро и осмотрительно следовать, чтобы соткать прочную, скрепленную связями братства социальную ткань и подготовить молодежь к ответственной жизни в свободном обществе в духе понимания и мира.
Общее наследство
5. Можно сказать, что среди фундаментальных прав и свобод, основанных на достоинстве человека, религиозная свобода имеет особый статус. Признание религиозной свободы означает уважение к достоинству человека в его самых глубоких основах и укрепление этноса народов и национальных институтов. С другой стороны, отрицание религиозной свободы и попытки помешать людям исповедовать собственную веру и жить в согласии с ней – это покушение на человеческое достоинство. И покушение это несет большую угрозу справедливости и миру, которые основаны на справедливом общественном устройстве, построенном в свете Наивысшей Правды и Добра.
В этом смысле религиозная свобода – это плод здоровой политической и правовой культуры. Это чрезвычайно важное благо: каждый человек должен иметь возможность свободно осуществлять свое право признавать и проявлять собственную религию или веру как единолично, так и совместно с другими, частно или публично, обучать ей и воплощать на практике: в публикациях, в богослужении и в ритуальных обрядах. Человек не должен встречаться с какими-либо препятствиями и в том случае, если он захочет принадлежать к другой религии или не признавать никакой религии вообще. Здесь международное право должно стать образцом для всех государств мира, поскольку оно не допускает никаких ограничений религиозной свободы, пока эта свобода не нарушает дельных требований общественного порядка . Таким образом, в международном устройстве права религиозного характера имеют такой же статус, что и право на жизнь и на личную свободу. Это лишнее доказательство того, что религиозные права принадлежат к сущностному ядру прав человека, к тем универсальным естественным правам, которые человеческое право в любом случае не может отрицать.
Религиозная свобода – достояние не одних только верующих, но и всей семьи народов земли. Это существенный элемент конституционного строя в государстве; отрицание религиозной свободы – это одновременно и покушение на все фундаментальные права и свободы, ведь религиозная свобода – это их синтез и вершина. Это, можно сказать, «лакмусовая бумажка уважения всех других прав человека» . Она не только обеспечивает реализацию важнейших прав человека, но и создает предпосылки для того всестороннего развития, которое охватывает человека в его целостности, во всех измерениях его бытия .
Публичное измерение религии
6. Религиозная свобода, как и всякая другая свобода, берет начало в сфере личного, но реализуется в отношениях с другими. Без этих отношений свобода всегда неполная. Религиозная свобода не ограничивается только индивидуальным измерением. Она реализуется в общине, в обществе, ибо сам человек есть существо реляционное, а религия имеет публичную природу.
Реляционность – определяющий элемент религиозной свободы, который побуждает сообщество верующих к солидарности во имя общего блага. В этом общинном измерении каждый человек остается уникальным и неповторимым, и в то же время находит свое довершение и полную самореализацию.
Вклад религиозных общин в жизнь общества трудно переоценить. Многочисленные благотворительные и культурные институты подтверждают конструктивную роль верующих в общественной жизни. Еще большее значение имеет моральное влияние религии на политику. Религию не следует запрещать или отодвигать на обочину. Наоборот, надо усматривать в ней действенный фактор общего блага. В этой связи нужно вспомнить и о религиозном измерении культуры, которая в течение многих веков развивалась благодаря социальному, а особенно моральному вкладу религии. Наличие в культуре религиозного измерения не приводит к дискриминации тех, кто не разделяет данных религиозных верований, но способствует сплоченности, интеграции и солидарности в обществе.
Религиозная свобода – движущая сила на пути свободы и цивилизации.
Опасности, обусловленные ее злоупотребления
7. Инструментальное злоупотребление религиозной свободой для маскировки скрытых интересов, таких как подрыв существующего общественного строя, захват ресурсов или удержание власти в руках той или иной группы, может нанести огромный вред обществу. Фанатизм, фундаментализм и разного рода практики, несовместимые с человеческим достоинством, нельзя оправдать ничем, а тем более религией. Исповедание определенной религии ни в коем случае не должно использоваться инструментально или навязываться силой. Государства и различные человеческие сообщества не должны забывать, что религиозная свобода является конечным условием постижения истины, а истина не навязывает себя принуждением, а только «силой своей собственной правды» . В этом смысле религия является позитивной движущей силой развития гражданского и политического общества.
Как можно отрицать вклад великих мировых религий в становлении цивилизации? Искренние богоискательства научили человечество больше уважать человеческое достоинство. Христианские общины с их передаваемым из поколения в поколение наследием ценностей и принципов не раз помогали отдельным лицам и целым народам осознавать свою «самость» и свое достоинство, утверждать демократические институты, приходить к пониманию прав человека и соответствующих им обязанностей. Так и сегодня в нашем все более глобализованном обществе христиане призваны приобщаться к нелегкому, но увлекательному делу утверждения справедливости, обеспечения всестороннего развития и надлежащего благоустройства человеческой жизни. И делать это они должны не только ответственным участием в общественной, экономической и политической жизни, но и свидетельством своей веры и любви. Исключение религии из публичной жизни лишает эту жизнь важного измерения, направленного на трансцендентность. А без этого фундаментального опыта очень трудно направить общество к универсальным моральных устоям и утверждать – как на национальном, так и на международном уровне – правопорядок, обеспечивающий полное признание и уважение фундаментальных прав и свобод в соответствии с задачами, очерченными во Всемирной декларации прав человека 1948 года, но, к сожалению, еще не выполненными, а иногда и не признанными.
Вопрос справедливости и культуры: фундаментализм и враждебность против верующих подрывают положительно светский характер современного государства
8. Решительно осуждая любые формы фанатизма и религиозного фундаментализма, следует не менее решительно выступить и против любых проявлений враждебности против религии, направленных на ограничение публичной роли верующих в общественной и политической жизни.
Не надо забывать, что религиозный фундаментализм и секуляризм – это две зеркально противоположные крайние формы отрицания благоприятного плюрализма и принципа секулярности. И один, и второй абсолютизируют редуцированное и ограниченное представление о человеческой личности, превознося, в первом случае, различные формы религиозного интегрализма, а во втором – рационализма. Общество, которое стремится силой навязывать или, наоборот, силой бороться с религией вредит не только человеку и Богу, но и себе самому. Бог призывает человека к себе с помощью своего исполненного любви замысла, который охватывает всего человека в его естественном и духовном измерениях и на который человек должен свободно и ответственно откликнуться всем сердцем и всем своим бытием, как индивидуальным, так и общинным. Так же и общество как выражение личности и всех тех измерений, которые составляют ее сущность, должно жить и организовываться таким образом, чтобы оставаться всегда открытым для трансцендентности. Потому-то социальные нормы и институты не могут игнорировать религиозное измерение бытия своих членов или полностью от него абстрагироваться. В силу демократической активности граждан, осознающих свое высокое призвание, эти нормы и институты должны адекватно отражать бытие человеческой личности, а значит, и поддерживать человека в религиозном измерении его бытия. Это измерение не является творением государства, и государство не должно пытаться им манипулировать, а должно обеспечить ему признание и уважение.
Если правовая система на любом, то ли национальном, то ли международном уровне, допускает или поддерживает религиозный или антирелигиозный фанатизм, то это означает, что закон не выполняет своей главной задачи: защищать и утверждать справедливость и равные права для всех. Эти дела нельзя оставлять на усмотрение законодателя или на усмотрение большинства, ибо, как отметил некогда Цицерон, справедливость есть нечто большее, чем простой акт провозглашения и применения закона. Справедливость предполагает признание достоинства каждого человека , а без религиозной свободы, гарантированной и реализованной на деле в ее самых существенных моментах, человеческое достоинство всегда будет искалечено и унижено, всегда рискует подпасть под власть идолов, т.е. относительных благ, возведенных в ранг абсолюта. Все это подвергает общество риску политического и идеологического тоталитаризма, который ставит на первое место власть как таковую, а свободу совести, мысли и религии подавляет и ограничивает, видя в ней своеобразного конкурента.
9. Наследие принципов и ценностей, которые находят свое выражение в аутентичной религиозности, – это источник обогащения для народов и их этноса. Оно обращается непосредственно к совести и разуму людей, напоминает им о необходимости нравственного общения, поощряет жить в добродетели и любить ближних как братьев и сестер в большой общечеловеческой семье .
При всем уважении к положительной секулярности государственных институтов, религия имеет свое публичное измерение, и его нельзя не признавать. Здоровый диалог между гражданскими и религиозными институтами – ключевое условие всестороннего развития человека и гармонии в обществе.
Жизнь в любви и правде
10. В глобализированном мире, в котором общества приобретают все более явный многоэтнический и многорелигиозный характер, великие религии могут послужить важным фактором единства и мира в всечеловеческой семье. Руководствуясь своими религиозными убеждениями и своим рациональным стремлением к общему добру, их последователи должны ответственно выполнять свою миссию в условиях религиозной свободы. В различных религиозных культурах следует беречь и ценить все то, что способствует гражданскому сожительству, отвергая все то, что противоречит достоинству мужчины и женщины.
Публичное пространство, которое международное сообщество делает доступным для религий и их предложений «лучшей жизни», способствует формированию определенного согласования относительно правды и добра и определенного морального консенсуса. И то, и другое непременно необходимо для того, чтобы люди могли жить в мире и правде. Проповедники великих религий, учитывая свое положение, влияние и авторитет, в первую очередь призваны к взаимоуважению и диалогу.
Что касается христиан, то их вера в Бога, Отца Господа нашего Иисуса Христа, побуждает их жить друг с другом как братья и сестры, которые встречаются в Церкви и вместе работают над развитием мира, в котором люди и народы «не совершат зла и вреда не сделают […], ибо земля будет наполнена познанием Господним, как воды наполняют море» (Ис. 11:9).
Диалог как совместный поиск
11. Для Церкви диалог между последователями разных религий – это путь к сотрудничеству со всеми религиозными общинами во имя общего блага. Сама Церковь не отвергает всего того истинного и святого, что есть в других религиях. «С искренним уважением она смотрит на все эти способы жизни и действия, которые во многом отличны от того, что она признает и проповедует, однако нередко отсвечивают лучами той истины, что просвещает всех людей» .
Этот диалог не имеет ничего общего с релятивизмом или религиозным синкретизмом. Церковь «провозглашает и не может не провозглашать Христа, который является «дорогой, истиной и жизнью» (Ин. 14:6), в котором люди могут найти полноту религиозной жизни и в котором Бог примирил с собой все сущее» . Однако это не исключает диалога с другими религиями и совместного поиска правды в разных сферах жизни, ибо, как говорил св. Фома Аквинский, «всякая правда, кто бы ее не высказал, происходит от Духа Святого» .
В 2011 г. мы будем отмечать двадцать пятую годовщину Всемирного дня молитвы за мир, который впервые отмечали в 1986 г. в Ассизи по призыву Папы Иоанна Павла II. Тогда старейшины мировых религий показали, что религия – это фактор единства и мира, а не раздора и вражды. Память об этом опыте дает основания надеяться на будущее, в котором все верующие будут чувствовать себя и действительно будут поборниками справедливости и мира.
Моральная правда в политике и дипломатии
12. Политика и дипломатия не должны упускать из виду моральное и духовное наследие великих мировых религий. Это поможет им признать и утвердить все те универсальные истины, принципы и ценности, которые нельзя оспорить, не отрицая одновременно и самого достоинства человека. Но что же должно означать на практике это утверждение нравственной истины в мире политики и дипломатии? Это значит действовать ответственно, опираясь на объективное и всестороннее знание фактов; это значит деконструировать политические идеологии, стремящиеся заменить собой правду и человеческое достоинство, насаждая псевдоценности под прикрытием громких лозунгов о мире, прогрессе и правах человека; это значит поддерживать неустанное стремление утвердить позитивное право на принципах права естественного . Все это очень нужно и прямо вытекает из тех принципов уважения к достоинству и ценности человеческой личности, что их народы мира закрепили в Хартии ООН 1945 года. Ведь эта Хартия сделала универсальные ценности и моральные принципы отправной точкой для всех норм, институтов и систем, определяющих сожительство людей на национальном и международном уровне.
Без ненависти и предубеждений
13. Несмотря на все уроки истории и на усилия отдельных государств, международных и региональных органов, негосударственных организаций и многочисленных людей доброй воли, которые изо дня в день работают для защиты фундаментальных прав и свобод, современный мир нередко становится свидетелем преследований, дискриминации, актов насилия и нетерпимости на почве религии. Особенно часто это случается в Азии и Африке, где жертвами становятся представители религиозных меньшинств, которые не имеют возможности свободно исповедовать или менять свою религию, будучи запуганными и лишенными базовых прав, свобод и элементарных благ, вплоть до потери личной свободы и самой жизни.
Существуют также, как я уже говорил, и более изощренные формы враждебности против религии, например – как это иногда случается в странах Запада – оспаривание истории и отвержение религиозных символов, отражающих самость и культуру большинства граждан. Часто эти формы враждебности против религии разжигают ненависть и сеют предубеждения. Они не дают возможности согласовать с взвешенным, свободным от страстей видением плюрализма и с секулярным характером общественных институтов, не говоря уже о том, что будущие поколения рискуют потерять связь с бесценным духовным наследием своих стран.
Защищать религию – значит отстаивать права и свободы религиозных сообществ. Проповедники великих мировых религий и правители государств должны с обновленной решимостью отстаивать и утверждать религиозную свободу, в частности права религиозных меньшинств. Эти меньшинства не представляют угрозы для большинства, но зато создают возможности для диалога и культурного взаимообогащения. Защита меньшинств – это идеальный способ, чтобы укрепить дух доброй воли, открытости и взаимности, который обеспечил бы соблюдение фундаментальных прав и свобод во всех сферах жизни и во всех регионах мира.
Религиозная свобода в мире
14. Наконец, я хотел бы обратиться к тем христианским общинам, которые страдают от преследований, дискриминации, насилия и нетерпимости в Азии, Африке, на Ближнем Востоке, а прежде в Святой Земле – месте, которое избрал и благословил сам Бог. Я хочу еще раз заверить, что люблю их родительской любовью и молюсь за них, а также хочу попросить всех тех, кто держит в руках рычаги власти, чтобы они немедленно положили конец любой несправедливости против христиан, живущих в этих краях. Пусть последователи Христовы не падает духом перед лицом сегодняшних трудностей, ибо проповедь Евангелия была и всегда будет предметом споров.
Примем же всем сердцем слова Господа Иисуса: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся… Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны вы, когда позорить и гнать вас будут, и будут лицемерно на вас наговаривать всякое слово лихое ради Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах!» (Мф. 5:4-12). Обновим «тот наш обет быть снисходительными к ближним и прощать обиды, который мы даем каждый раз, когда просим прощения у Нашего Отца. Мы сами определяем условие и меру того милосердия, о котором просим, говоря: «Прости нам долги наши, якоже и мы прощаем должникам нашим» (Мф. 6: 12)» . Насилие не преодолеть насилием. Пусть же за нашим криком боли всегда стоит вера, надежда и свидетельство любви Божьей. Я также надеюсь, что на Западе, особенно в Европе, исчезнет враждебность и предубеждения против христиан, стремящихся строить свою жизнь согласно евангельским ценностям и принципам. Пусть Европа примирится со своими христианскими корнями, без которых невозможно понять ее прошлую, настоящую и будущую роль в истории, только так она сможет жить в справедливости, мире и согласии, ведя откровенный диалог со всеми народами мира.
Религиозная свобода – путь к миру
15. Мир нуждается в Боге. Он нуждается в универсальных, общих моральных и духовных ценностях, и религия может изрядно помочь в их поиске во имя развития мирного и справедливого общественного строя, как в отдельных государствах, так и в целом мире.
Мир – это дар Божий, но одновременно и задача для человечества, цель, которая никогда не будет окончательно достигнута. Общество, которое примирилось с Богом, ближе к миру, поскольку мир – это не просто отсутствие войны, не просто результат вооруженного или экономического доминирования, а тем более обманных ходов или хитрой манипуляции. Мир – это результат процесса очищения и культурного, нравственного и духовного развития каждого человека и каждого народа, процесса, в котором сполна уважается человеческое достоинство. Я призываю всех тех, кто хочет быть миротворцами, а прежде всего молодежь, прислушаться к голосу своего сердца и найти в Боге твердую основу для развития истинной свободы, а также неиссякаемую силу, которая поможет с новым духом направлять мир в таком направлении, чтобы он уже никогда не повторил ошибок прошлого. Как учил раб Божий Павел VI, мудрости и дальновидности которого мы обязаны установлению Всемирного дня мира: «Прежде всего, надо дать в руки Мира другое оружие, не то, которое призвано убивать и истреблять человечество. Здесь необходимо, прежде всего, моральное оружие, которое бы придавало силы и авторитет международному праву. Речь идет о неукоснительном соблюдении заключенных соглашений» . Религиозная свобода – это правдивое оружие мира, которое должно выполнить свою историческую и пророческую миссию. Религиозная свобода создает условия для того, чтобы могли сполна реализоваться и принести плоды все наиболее востребованные качества и весь потенциал человека, качества и потенциал, способные изменить наш мир к лучшему. Даже перед лицом современной несправедливости, морального и материального убожества это дает нам надежду на справедливое и мирное будущее. Пусть все люди и сообщества на всех уровнях и во всех уголках земли как можно скорее получат все блага религиозной свободы, которая открывает прямой путь к миру!»
Ватикан, 8 декабря 2010 г.
Папа Бенедикт XVI

Комментарии закрыты.