1948 Протокол допроса Янишевского

7 января 2015 автор: admin

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ОТВЕТСТВЕННОГО СОТРУДНИКА СБ ОУН С.ЯНИШЕВСКОГО
< ...> ВОПРОС: О ваших планах и расчетах на англо-американс¬ких империалистов вы еще будете допрашиваться, а сейчас расскажите о своей антисоветской бандитско-террористической деятель¬ности?
ОТВЕТ: Отряды УПА, а также руководимая мною «СБ» еше в период предшествующий освобождению советскими войсками Ровенской области принимали непосредственное участие в боях против советских партизан и убивали мирных жителей, помогающих или со¬чувствующих Советской власти.
Помню, что осенью 1943 года «ДУБОВОЙ» направил в северные районы Ровенской и южные районы Пинской областей несколько бандотрядов УПА с целью борьбы против действующих там советских пар¬тизан, которые пользовались поддержкой местного населения. Вместе с этими отрядами он послал группы оуновцев, в которые были включе¬ны сотрудники «СБ» с заданием создать там местные организации ОУН и ослабить тем самым влияние советских партизан.
Руководимая мною «СБ» принимала активное участие в массо¬вом истреблении польского населения, в уничтожении и поджогах польских селений. Во время этой так называемой антипольской ак¬ции было сожжено много сел и зверски замучено большое количество польского населения.
ВОПРОС: По чьему указанию совершалась эта бандитская рас¬права над польским населением?
ОТВЕТ: Такое указание исходило от главного «провода» ОУН и «провода» ОУН на «СЗУЗ»е. Одним из инициаторов и самым актив¬ным организатором расправы над польским населением был «ДУБО¬ВОЙ», который неоднократно хвастался своими «заслугами» в ис¬треблении поляков.
В Степанском районе, Ровенской области, где расправой над польским населением руководил лично «ДУБОВОЙ», было наиболь¬шее количество жертв и сожженных польских домов.
ВОПРОС: Не меньше «ДУБОВОГО» вы тоже повинны в этих кровавых делах?
ОТВЕТ: Не стану этого отрицать. Ведя борьбу против советских партизан, убивая жителей, помогающих или сочувствующих Совет¬ской власти и, наконец, истребляя польское населенне, «СБ» вы¬полняла мои указания. Встречаясь с референтами «СБ» районных и надрайонных «проводов» ОУН, я лично инструктировал их, как нужно вести антисоветскую работу.
В частности, я требовал от них создавать в селах сеть разведчи¬ков, которые бы следили за появлением советских партизан или от¬дельных подозрительных лиц, и немедленно сообщали об этом своим руководителям. Поскольку районные референты «СБ» самостоятель¬но решали вопрос об убийстве лиц, заподозренных в связи с совет¬скими партизанами, я поэтому конкретных фактов их карательной деятельности не помню.
ВОПРОС: Когда речь идет о конкретных фактах, вы почему-то ссылаетесь на плохую память. Эго не поможет и вам придется гово¬рить обо всем.
ОТВЕТ: Скрывать что-либо от следствия я не хочу. Но и назвать конкретные факты убийств советск их партизан или лиц, помогающих им, совершенных моими подчиненными, я не могу.Таких убийств бы¬ло столь много, что я, естественно, запомнить их не мог. За деятель¬ность «СБ» в северной группе УПА я отвечаю и признаю, что все, что делалось, это было по моим указаниям.
После изгнания немцев из Ровенской области и продвижения пе¬редовых частей Советской Армии на запад я вместе со своей охраной и оуновским активом Степа некого района некоторое время укрывал¬ся в лесу около с. Зульня, этого же района. Затем в феврале 1944 года направился в северные районы Ровенской области для восстановле¬ния потерянных связей.
В лесу, около с. Витковичи, Березновского района, я встретился с «ДУБОВЫМ» и другими оуновцами, которые к тому времени из ле¬са еще не выходили. Побыв с ними около 10 дней, я перебрался в с. Боривку, Деражнянского района, где встретился с «ГАЛИНОЙ» [I], который назначил меня командиром северной группы УПА и руково¬дителем ОУН в северных районах Ровенской области.
ВОПРОС: Чем вы заслужили такое повышение?
ОТВЕТ: «ГАЛИНА» давно был недоволен «ДУБОВЫМ» за то, что тот пренебрежительно относился к проведению воспитательной ра¬боты среди участников ОУН ~ УПА Кроме того, он имел к нему еще какие-то претензии.
В связи с тем, что в новых условиях, когда Советская Армия успешно била немцев и гнала их на запад, воспитательная работа в ОУН — УПА приобретала большое значение, «ГАЛИНА» решил, что «ДУБОВЫЙ» со своими обязанностями не справится, и он направил «ДУБОВОГО» в районы, расположенные вблизи г. Ровное заданием собрать имеющиеся там оружие и подготовить побольше участников ОУН — УПА для направления в восточные области Украины, а меня назначил на его место.
«ГАЛИНА» предложил мне усилить бандитско-террористичсскую и диверсионную работу и создать новые отряды УПА для направления в восточные области Украины. В этом мы большого успеха не имели.
Украинское население, желая скорейшего разгрома фашистской ар¬мии, по призыву советских властей добровольно шло на службу в Со¬ветскую армии приняло активное участие в борьбе против немцев.
Оуновскому подполью также не удалось безнаказанно действо¬вать в советском тылу. Органы МГБ-МВД и советские войска в 1944—1945 гг. разгромили основные бандформирования ОУН — УПА и нам больше всего приходилось беспокоится о том, чтобы уберечь себя. Мы вынуждены были уходить из одного леса в другой надеясь найти себе безопасное убежище.
ВОПРОС: Несмотря на это, по вашим указаниям, как это уста¬новлено, было совершено в тот период времени много диверсионно-террористических актов. Вы это признаете?
ОТВЕТ; Да, признаю. Я требовал от подчиненных мне участни¬ков ОУН — УПА при любых условиях вести активную борьбу против Советской власти, ее представителей и местного населения, которое проявляет себя активными сторонниками Советской власти. Однако понесенные нами в 1944—1945 г.г. значительные потери не дали воз¬можности развернуть антисоветскую деятельность в таких размерах, как мы этого хотели.
ВОПРОС: Но вам ведь никогда не удавалось делать то, что вы хотели?
ОТВЕТА Это, конечно, так. Говоря о наших неудачах, я имею вви¬ду то, что в 1944—1945 г.г. мы понесли особенно значительные потери. Если в 1944 году в моем подчинении было до 700 участников УПА и около 300 оуновцев-нелегалов, то к моменту моего ареста у меня ос¬тавалось не более 150—180 вооруженных бандитов.
ВОПРОС: Вы не пускайтесь в общие рассуждения, а говорите, что конкретно вы делали, как руководитель т.н. северной группы УПА?
ОТВЕТ: Я руководил всей бандитско-террористической деятель¬ностью подчиненных мне участников ОУН — УПА в северных райо¬нах Рове некой области. Выполняя мои указания, оуновцы убипали представителей органов Советской власти, отдельных военнослужа¬щих Советской Армии, бойцов истребительных батальонов, советс¬ких активистов из числа местного населения и совершили ряд дивер¬сионных актов.
Назвать количество советских людей, погибших от оуновских бандитов в 1944 году, я не смогу, ибо такого учета я не вел, но знаю, что этих жертв было много. Я сам принимал участие в боях против советских войск и в апреле 1944 года в одном из боев был ранен.
В августе 1944 года на совещании руководящего состава ОУН Волыни с участием членов главного «Провода» ОУН «ЛЕМИША», «КЛИМА САВУРА», «ГАЛИНЫ», а также меня, «ДУБОВОГО», «ЭНЕЯ», «ВЕРЕЩАКА», руководившего тогда оуновской работой на востоке, и других было принято решение о ликвидации «генерально¬го округа» ОУН и создании вместо него двух краевых «проводов» за¬шифрованных под названием «Москва» и «Одесса».
«ДУБОВЫЙ» был назначен руководителем «провода» ОУН «Мос¬ква», а «ВЕРЕЩАКА» возглавил «провод» — «Одесса». Оба эти «про¬вода» были подчинены «проводу» ОУН на «СЗУЗ»е» (северно-западных украинских землях), руководитель которого «КЛИМ САВУР» назначил меня референтом «СБ» краевого «провода» ОУН «Одесса» и сообщил, что мне присвоено звание поручика УПА.
ВОПРОС: На какой территории действовали эти «провода»?
ОТВЕТ: Краевой «провод» ОУН «Москва» распространял свою деятельность на территорию Волынской области, западной части Ровенской области /по г. Горынь/, на ряд северных районов Тернополь¬ской области и южных районов Белоруссии.
Краевой «провод» ОУН «Одесса» действовал на территории Ровенской области от западного берега г. Горынь, в южных районах Пинской области и по возможности должен был распространять свое вл ияние на все восточные области Украины. После этой реорганиза¬ции моим руководителем стал «СМОК», который был назначен ре¬ферентом «СБ» «провода» ОУН на «СЗУЗ»е. От него я получал самые подробные указания о работе «СБ».
ВОПРОС: К чему сводились указания «СМОКА»?
ОТВЕТ: «СМОК» давал указания выявлять и уничтожать агентуру органов МГБ и МВД, имеющуюся, по его словам,, в большом количестве как среди участником ОУН — УПА, так и среди местного населения. «СМОК» при этом ссылался на свой собственный опыт по работе в «СБ» южной группы УПА, где ему якобы удалось разобла¬чить много советских агентов.
«СМОК» говорил мне, что органы МГБ и МВД ведут борьбу с оуновским подпольем не только путем открытого уничтожения воору¬женных банд и ареста их пособников, но также путем разложения на¬шего подполья через свою агентуру. При возросшем международном авторитете Советского Союза и успехах на фронте, говорил «СМОК», среди участников ОУН — УПА найдется немало таких, которые рас¬ценят предстоящую победу над Германией, как крах и безнадежность дальнейшей борьбы ОУН и будут искать пути выхода из подполья и приспосабливаться для жизн ив советских условиях.
Таких оуновцев, инструктировал меня «СМОК», органы МГБ-МВД будут привлекать для борьбы с оуновским подпольем, а мы их должны безжалостно уничтожать. «СМОК» был настолько запуган, что почти в каждом оуновце и местном жителе видел агента МГБ-МВД и предлагал мне их уничтожать.
ВОПРОС: Вы, конечно, выполняли эти указания?
ОТВЕТ: Безусловно. Разделяя мнение «СМОКА» о наличии сре¬ди участников ОУН — УПА и местного населения большого количес¬тва советской агентуры, я требовал от оуновцев, работавших в «СБ», активной борьбы с этой агентурой. По указанию «СМОКА» я прика¬зал убить пять руководящих членов ОУН из числа жителей восточных областей УССР, в том числе «ПЕТРА», «АПОСТОЛА» и «НЕЧАЯ», заподозренных в связях с органами МВД.
Несмотря на то, что к «ПЕТРУ» были применены различные пыт¬ки, он в принадлежности к агентуре МГБ-МВД не сознался. Одна¬ко по требованию «СМОКА» я приказал независимо от результатов «следствия» убить «ПЕТРА» и остальных четырех оуновцев, что и было выполнено.
Под видом советских агентов мы проводили массовое истребле¬ние местного населения и участников ОУН — УПА. Каждый руково¬дящий участник ОУН, стремясь доказать свою активность в борьбе проти в советской агентуры проводил «следствие», а затем убивал сво¬их подследственных.
В результате такой активности нами за несколько месяцев истреблено до 250 советских граждан из числа местного населения и столько же участников ОУН — УПА.
ВОПРОС: Откуда вы взяли эти цифры?
ОТВЕТ: В марте 1945 года, читая протоколы допроса лиц, убитых за связь с органами МГБ-МВД, я увидел, что их показания противоречи¬вы и ничем не подтверждаются и пришел к выводу, что они даны только в результате применения пыток. Поэтому я потребовал от референтов «СБ» надрайонных «проводов» ОУН представить мне данные о коли¬честве убитых «подследственных». Такие данные мне были представле¬ны и я, вспоминая их, назвал указанные выше цифры.
ВОПРОС: Предъявляем вам изъятые у вас при аресте отчеты:
а/ надрайонного «провода» 4/4, подписанного «ЗИНЬКО», в ко¬тором указано, что в период с 1 декабря 1944 года по 1 сентября 1945 года по этому над району убито по подозрению в связях с органами МГБ 235 человек.
б/ отчет надргионного «провода» 5/5, подписанный «МАКА¬РОМ», где указано, что в период с 1 января по 20 апреля 1945 года там было убито 178 человек.
Таким образом, только по двум «надрайонам» за короткий период времени вашими подчиненными убито 413 советских граждан.
Как видно далее из этих отчетов, в них указаны только те жертвы «СБ», по которым проводилось «следствие». Но в отношении боль¬шинства своих жертв вы даже не вели т.н. «следствия» и, называя вы¬ше количество замученных вами советских граждан, вы сознательно уменьшили его.
Будете ли вы это отрицать?
ОТВЕТ: Нет. Ознакомившись с предъявленными мне документа¬ми, я признаю, что значительно преуменьшил количество лиц, убитых «СБ» под видом агентуры МГБ-МВД. В эти отчеты не вошли данные по Корецкому надрайонному «проводу» ОУН и отрядами УПА. Кроме того, здесь не отражены данные об убийствах «СБ» и другими оуновцами работников партийно-советских органов, военнослужащих Совет¬ской Армии и бойцов истребительных батальонов.
Я считаю, что за период моей годичной работы (август 1944 г. — сентябрь 1945 г.) в качестве референта «СБ» краевого «провода» ОУН «Одесса» было убито и замучено только «СБ» не менее 400 советских граждан и столько же участников ОУН — УПА, за что я лично несу полную ответственность.
Вскоре мы, однако, убедились, что лучших оуновцев мы уничто¬жаем напрасно. Когда еще в марте 1945 года члены краевого «про¬вода» ОУН «Одесса» вели допрос референта пропаганды Ровенского областного «провода» ОУН «МРУЧКО», подозреваемого в сотрудни¬честве с органами МГБ, мы увидели, что он признается только тогда, когда его мучают, показывает каждый раз другое и затем отказывается от прежних показаний. Мы тогда решили, что «МРУЧКО» ничего об¬щего с органами МГБ не имеет и отпустили его.
Но допрос «МРУЧКО» показал нам, что под видом агентуры МГБ-МВД мы уничтожаем активных оуновцев. Поэтому тогда, по моему предложению, краевой «провод» решил прекратить массовые убийства оуновцев, которые, по нашему мнению, могли привести только к самоликвидации оуновского подполья.
Вместе с этим террор против советских работников и местного населения, активно помогающего Советской власти мы никогда не ослабляли и не прекращали.
ВОПРОС: Какие пытки применялись вами во время «допроса» своих жертв?
ОТВЕТ: Избиение дубинками было массовым явлением. Кмтем же, кто не хотел сознаваться в сотрудничестве с органами МГБ, мы применяли так называемый «станок», изобретателем которого был «СМОК». Этот способ пытки выражался в том, что допрашиваемому связывали руки, закладывали их за колени ног, между ними протаски¬вали палку и в таком виде вешали его на два кола.
Подвешенную таким обратом жертву мы избивали дубинками по ступням и ягодице. Такой пытки «подследственные» не выдерживали и, желая скорее умереть, давали какие угодно «показания». После по¬лучения признаний мы их действительно убивали. < ...>
ГА СБУ- Ф. II — Спр. 9079. -Т. 41- С. 11-18.
(Машинопись, оригинал)
1. Я.Бусел, начальник политического отдела Главного военного штаба УПА, погиб в 1945 г.

Комментарии закрыты.