С. Бандера. Действия тройки

6 Декабрь 2013 автор: admin

ПОЧЕМУ ДЕЛО НЕ ДОШЛО ДО ОБЪЕДИНЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ «ТРОЙКИ»?
В этой статье, напечатанной за подписью Степана Бандеры в еженедельнике «Гомін України», Торонто, год VII, ч. 13/254 от 27-го марта 1954 г., и в «Шляху Перемоги», Мюнхен, год I., ч. 4, от 21.03.1954 г., автор публично раскрывает много дел, связанных с диверсией ЗП УГОС и «двойки», которых он касался в письмах к членам ОУН или которые обсуждались во время совещаний Провода ЗЧ ОУН в январе 1954 г. («Двойка» – два члена т.н. «Коллегии трех уполномоченных», Лев Ребет и Зиновий Матла, которые в феврале 1954 г. признали себя «Коллегией» и «приступили к деятельности», чтобы насильственным образом захватить власть над ЗЧ ОУН).

Решение идеологически-политического и структурно-действенного конфликта между Заграничными Частями ОУН и группой Зарубежного Представительства УГОС, которое должно было быть найдено Коллегией Трех, превратилось в новую раскольническую акцию «Двойки» Л. Ребета и 3. Матлы, которая углубляет, обостряет и расширяет существующий конфликт. Такой результат, прямо противоположный тому, что должно было быть целью Коллегии Уполномоченных, – не случаен, он обнаруживает истинные намерения действующих сил.
Зная, что эти намерения найдут решительное осуждение и неприятие со стороны всего патриотического общества, их авторы и носители стараются их скрыть. Поэтому создается вокруг дела туман формализма, искажений и ложных объяснений. Но это бесполезно. Факты вредительской работы и недопустимые средства в деятельности «Двойки» настолько наглядные, что их характер нельзя ничем прикрыть. Однако необходимо указать на существенные моменты прежнего развития, чтобы раскрыть настоящие позиции и намерения действующих лиц. А еще более важно – обратить внимание на более глубоко спрятанные цели и окончательные последствия, к которым стремится раскольническая акция, выступающая от имени группы ЗП УГОС, в частности самое последнее ее проявление – акция т.н. Двойки.
Попытки устранить расхождения между ЗЧ ОУН и ЗП УГОС, которые в равной мере признают освободительно-революционное движение в Украине своим фундаментом, уже имеют свою историю. В 1950 году Провод ОУН на Украинских Землях взял на себя роль арбитра в этом деле, и с этим согласились Зарубежные Части ОУН, что и подтвердили III и IV Конференции. Однако группа ЗП УГОС отвергла обширный проект-базу объединения (с уточненными позициями по всем важным делам), представленный в документе «Отношение Провода ОУН на Украинских Землях к различным спорным или актуальным вопросам за рубежом». Следующие попытки устранить конфликт также не дали позитивного результата, включая переговоры в августе и сентябре 1953 года.
На всех переговорах позиции двух сторон были абсолютно противоположными. Зарубежные Части ОУН трактовали конфликт и его решение в плоскости существенных – идеологических, политико-концептуальных и структурных – вопросов, ища решения в том, что и было смыслом противоречий. Вопросам формального порядка уделялось меньше внимания, считая, что они не имеют решающего значения, а лишь определяют рамки расхождений. Зато группа ЗП УГОС, через своих представителей, все время выносила дела в плоскость формализма, ища в ней решений, положительных или отрицательных, и избегая содержательной конфронтации позиций.
Но в своей деятельности как ЗЧ ОУН, так и группа ЗП УГОС последовательно проводили и упорно отстаивали свои, в значительной степени противоположные позиции – идеологические, политически-концептуальные, касающиеся структуры и плана действий освободительного движения. Только ЗЧ ОУН признавали их открыто и за них сражались. Другая же сторона свои позиции продвигала, ища для этого различные прикрытия. Отсюда следует и их тактика – прятаться за формальной позицией и посредством нее обеспечивать продвижение своих концепций, стремлений, что не давало им никаких шансов на победу.
В августе 1953 г. Зарубежное Представительство УГОС предоставило Проводу ЗЧ ОУН два текста, опубликованные в ч. 216 «Українського Самостійника» («Український Самостійник», Мюнхен, год изд. V, ч. 10/216 от воскресенья, 7-го марта 1954 г., «Решение Провода ОУН на Украинских Землях в деле Степана Бандеры»), как сообщение Провода ОУН на УЗ. Первый из них включал в себя упреки против меня и против части кадров в Украине, а содержанием второго было предоставление полномочий для Л. Ребета, 3. Матлы и Быйлыха («Быйлыхо» – псевдоним С. Бандеры) переизбрать временное руководство в ЗЧ ОУН.
Происхождение этих текстов до сих пор не выяснено. Хотя они по содержанию касались ЗЧ ОУН, они не пришли с Украины ни организационным путем (а такой существовал и существует), ни даже дорогой ЗП УГОС, и не были адресованы ЗЧ ОУН. Со стороны ЗП УГОС не было предоставлено никаких пояснений относительно даты этих сообщений, каким образом они были получены и т.п.
Зато эти же упреки и утверждения, представленные в упомянутом документе, были содержанием различных устных и письменных выступлений группы ЗП УГОС, были ею препарированы (или придуманы) еще до этого, между прочим, были представлены в письме ЗП на IV Конференции ЗЧ ОУН. Кроме того, документальные данные от ОУН на Украинских Землях с лета 1953 г. утверждают, что группа ЗП УГОС дезинформирует Провод ОУН на УЗ о политической ситуации за рубежом и привлекает американских представителей для создания у Провода на Украине негативного отношения к ЗЧ ОУН и положительного – к ЗП УГОС, с тенденцией влиять на позицию Провода ОУН на УЗ.
Несмотря на это, Провод ЗЧ ОУН и дальше прилагал усилия для устранения расхождений и конфликта с группой ЗП УГОС, чтобы сбить ее с намеченного пути, согласно желанию Провода в Украине и постановлениям IV Конференции. Поэтому когда после безуспешных переговоров в августе-сентябре 1953 г. ЗП УГОС отказалось общаться с Зарубежными Частями ОУН иначе, как только через «Тройку», Провод ЗЧ ОУН согласился передать решение конфликта этой коллегии, несмотря на невыясненное происхождение этого проекта.
До деятельности Коллегии Трех Уполномоченных в решении конфликта дело не дошло из-за того, что в существенных вопросах не было настоящего понимания. «Двойка» пытается скрыть этот факт специальным подбором и составлением части документов и их интерпретациями, чтобы создать впечатление, что «Тройка» распалась из-за несущественных, формальных причин. Таким освещением вопроса Л. Ребет и 3. Матла раскрывают сами себя, так как сразу возникает вопрос: почему же они тогда пошли на такую вредную, раскольническую акцию из-за каких-то мелких, формальных разногласий?
В длительных переговорах «Тройки», согласно постановлениям Конференций и положению Провода, я последовательно подчеркивал то, что предметом согласования должно быть возвращение т.н. оппозиции на националистические позиции ЗЧ ОУН, а именно: исправление идеологических ошибок группы ЗП УГОС, которая сползает в сторону марксизма, ее возвращение на линию принципиальной независимой политики ЗЧ ОУН, отстранение ЗП УГОС от любых попыток создать общий фронт с московскими эмиграционными империалистами и от иностранных влияний в этом направлении; сохранения существенной политической роли, силы и исполнения постановлений Конференций ЗЧ ОУН и уважение деятельности ЗЧ ОУН и ее право-строевых принципов. Задачей Коллегии Трех Уполномоченных должно стать привлечение идеологического, политического и структурно-действующего единства в зарубежной части революционно-освободительного движения.
Л. Ребет и 3. Матла после долгих переговоров формально согласились на такую базу, и дело дошло до подписания Тройкой документа: «План и некоторые уточнения относительно деятельности временного руководства ЗЧ ОУН». В нем отчасти зафиксированы выше представленные постановления, оставляя отдельным постановлениям характер устного согласования. Однако в дальнейшем стало очевидным, что это не было настоящим соглашением на линию ЗЧ ОУН, только маневр для того, чтобы захватить власть в ЗЧ ОУН.
Согласно плану Ребета и Матлы, прежде всего «Тройка» должна была получить диктаторскую и бесконтрольную власть в ЗЧ ОУН, а они оба могли бы ею попользоваться, действуя вдвоем согласованно против третьего. Это должно было дать им формальную возможность так организовать все ЗЧ ОУН, чтобы на деле изменить идеологическую и политическую линию ЗЧ ОУН, навязав им механической диктатурой линию группы ЗП. Излишне доказывать, что такие планы эта Двойка действительно имела, т.к. это наиболее отчетливо проявляется в настоящей ее работе.
Чтобы скрыть свои истинные планы, а вместе с тем обеспечить себе возможность их реализовать против воли и стремлений всех иностранных частей ОУН, Ребет и Матла добивались особого право-формального положения Коллегии, чтобы она действовала только согласно мандату Провода ОУН на УЗ, чтобы она обладала чрезвычайной, диктаторской, высшей компетенцией в отличие от всех органов ЗЧ ОУН. Ее задачей должна была стать реорганизация ЗЧ ОУН на основе утверждения, что эта часть Организации получила вотум недоверия от Провода на Украинских Землях. По этим же причинам они не хотели соглашаться на такие определения, которые обязывали бы Коллегию Трех реализовывать ее базу, придерживаться постановлений Конференций ЗЧ ОУН, тем самым сохранять идеологическую и политическую линию ЗЧ, уважать законы, строй и волю всех иностранных частей. Они оба не хотели согласиться на обязывающие положения, что задачей Коллегии является решение конфликта; что временное переизбрание ней руководства должно опираться на предоставление мандатов также от ЗЧ ОУН и вкладываться в определенные рамки; что постановления конференций ЗЧ ОУН безусловно обязывают Коллегию и что распад Коллегии Трех или ее бездеятельность не приведет к хаосу в ЗЧ, и только тогда восстановит свою деятельность Провод, избранный Конференцией.
Из-за несогласованности в этих делах не дошло дело ни до конституирования и деятельности, ни до передачи ей управления Проводом ЗЧ ОУН. В этом деле продолжались переговоры. Но Л. Робет и 3. Матла, не ожидая их окончательного решения, начали сепаратистские действия «Двойки», выступая как Коллегия Уполномоченных, без участия и против согласия третьего, без апробации и передачи функций со стороны Провода ОУН, вопреки тому, что сами они подписали в документе «План и уточнения»… – и создавая новый раскол вопреки желанию Организации на Родине. 13-го февраля с.г. они формально сорвали переговоры в деле «Тройки».
Раскольническая деятельность «Двойки» – Ребета и Матлы – полностью раскрывает цели, которые были у них и у их патронов изначально под прикрытием объединения, захватить ЗЧ ОУН и повести их тем путем, которым идет группа ЗП УГОС. Если это не удалось бы – то отколоть хотя бы часть, подкосить ЗЧ ОУН, создать замешательство. На овладение всей или хотя бы значительной частью Организации сепаратистской деятельностью «Двойки» никто, знакомый с делом, рассчитывать не мог. Остается второй план – создание новой диверсии внутри освободительно-революционного движения, выступая на этот раз от имени ЗЧ ОУН «двоечного» типа. Первым результатом должно было быть ослабление ЗЧ ОУН, направленное на сокращение их политической деятельности.
Эта акция, которая по своей сути является продолжением той же предварительной работы группы ЗП УГОС, поступает лицемерно под прикрытием «подчинения авторитету и решениям Провода ОУН на Украинских Землях». Это выступление от лица ЗЧ ОУН не только рассчитано на облегчение разрушительной работы и увеличение ее последствий за рубежом, но и сознательно нацелено значительно дальше. Во-первых, таким образом хотят вбить клин между ОУН на Украинских Землях и ЗЧ ОУН, разделить две части Организации. Это выступает в этой акции на первый план. «Двойка» и «двоечники» пытаются создать от имени Провода в Украине такие неоспоримые факты, которые стали бы предметом конфликта между обеими частями ОУН и перебрасывали на Провод в Крае ответственность за эту раскольническую акцию и ее последствия. В частности, все концентрируется на том, чтобы любыми средствами создать противостояние между Ковалем (Коваль – псевдоним преемника Чупринки, который после его смерти начал исполнять обязанности Председателя Провода ОУН на Украинских Землях, но вскоре был арестован) и Бандерой или хотя бы создать впечатление, что между ними существует конфликт. Вследствие этого должны были наступить внутренняя борьба, раскол и полное ослабление обеих частей и всего освободительно-революционного движения. Таковыми были бы окончательные консеквенции, если бы удалось создать конфликт между ОУН в Крае и ЗЧ.
Вреда всего плана не уменьшает утверждение группы «Двойки» – ЗП УГОС, что они хотят переформировать ЗЧ ОУН и сохранить единство с Краем, а тех, что не пойдут за ними, свести к роли отрезанной от земли, эмиграционной группы. Они это сочетают с прививанием зарубежной, а посредством нее и краевой части Организации антинационалистических, промарксистских позиций в идеологии и программе, а также ориентации на чужие силы, создание зависимости Движения от них, отрицание независимости политики Освободительного Движения. За этими идеями никогда не пойдут националисты ни в Крае, ни за рубежом. А если бы пошли, то это приравнивалось бы к идейно-политической ликвидации националистического освободительного движения. Поэтому ничто не сглаживает вреда намерений раскольнической группы, разве что только их вера в успех.
Какой решительный отпор встретила раскольническая работа «двоечников» со стороны всех националистов и патриотических граждан на всей территории не приходится выяснять. Он виден везде. Но кадры ОУН в Украине решительно отвергают раскольнические начинания этой группы. Для иллюстрации и в заключение приведу отрывок письма из Края летом 1953 года, с ответом на обращение группы ЗП УГОС к IV Конференции ЗЧ ОУН с теми обвинениями, которые теперь на страницах «УС» («УС» – «Українського Самостійника», который захватили «двоечники») повторяет «Двойка»:
… «Уважаемым господам раскольникам за рубежом следует сообщить: никогда никто из нас не выступал против Провода ОУН в Крае или его председателя… Никогда мы не получали поручений из-за границы не повиноваться проводнику ОУН на УЗ, а наоборот – получали строгие инструкции полностью подчиниться ему. А как же поступают господа зарубежные раскольники? Они не то, что перенесли и привили зарубежную бациллу раскола и гнили на здоровый организм краевой ОУН, а прислали проводнику ОУН на УЗ положение иностранных представителей, в котором черным по белому написано об осуждении политики ЗЧ ОУН и высказывается недоверие проводнику Бандере. Вот где зарыта собака… Как же можно назвать «демарш» ЗП УГОС на IV Конференции ЗЧ ОУН как не очередным клеветническим обвинением разведывательного базара?.. Какого зайца задумали застрелить авторы того пасквиля, мы знаем… Мы прилагали и приложим все усилия, чтобы сохранить единство ОУН в Крае… Мы осознаем всю ответственность перед историей и перед душами погибших Друзей, и должны недвусмысленно заявить, что никогда не согласимся с тем, чтобы ОУН стала слепым орудием тех, кто саму концепцию самостоятельности Украины настаивают объединить с понятием различных КЦАБ или других Комитетов Освобождения Народов России»…

Комментарии закрыты.