Циркуляр СБ для служебного пользования

25 Август 2013 автор: admin

ЦИРКУЛЯР СБ ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ
(НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 1944 ГОДА)
Из тактики НКГБ
(только для служебного пользования)
I. Ведя политику уничтожения против порабощенных народов Европы и Азии, большевики используют различные методы, которые должны им помочь в закреплении режима и в дальнейшем распространении своих империалистических планов путем покорения других народов.
Препятствием в этом стремлении являются революционные силы порабощенных народов, а в первую очередь революционные силы украинского народа. Поэтому-то московские большевики направили все свои силы во имя уничтожения всех революционно настроенных и политически зрелых элементов, которые являются ядром революции. В первую очередь идет речь об уничтожении или, по крайней мере, о деморализации этого ядра, равно как и не забывают они о многочисленных народных массах и об их «разработке».
Следуя обету «великому Сталину», НКВД, выполняя его поручения – «во что бы то ни было потушить восстание в Украине» – распространяют агентуру разведчиков и провокаторов, вслед за чем идут массовые аресты, вывозы, поджоги, грабежи, голод и расстрелы. Цель ясна. Если силой не удалось ликвидировать революционные силы, тогда с помощью коварства надо проникнуть в народные души, чтобы этот народ разложить морально и вызвать недоверие к руководителям революции и хотя бы на время притупить революционные настроения.
Именно в последнее время бросила красная Москва на Украину и в другие края целую массу своих агентов, которые появились здесь всего несколько месяцев назад в разных обличиях. Целая акция проводится в широком масштабе. Кроме «дезертиров» с фронта или рабочих, бродят группы всевозможных продавцов иголок, соли, спекулянтов, пастухов и батраков. Все они говорят, что в России голод и поэтому вынуждены идти на Запад. На территории Тернопольского округа появились разведчики НКГБ. Это еще совсем пацаны и девчонки в возрасте 9-22 лет. Оказалось, что это обученные разведчики, окончившие 6-ти или 17-ти месячные курсы разведки. Такие курсы проходят в таких городах:
1. Ульяновск над Волгой.
2. Коломна возле Москвы.
3. Горький [следует читать «Гори»] – Грузия.
4. Москва.
По национальности – русские. Еще в августе 1944 г. НКГБ направлял таких разведчиков и разведчиц непосредственно в районы, например Клюс Вера сейчас направляется в Москву в пункты связи. Для более подробной иллюстрации послужит вот такая краткая автобиография.
Я, Клюс Вера Степановна, родилась 14.V.1926 в с. Орчик Русский, Зачипиловского района, Полтавской обл. По национальности – русская. Окончила 7 классов неполной средней школы и один год медицинских курсов.
До 1933 г. с родней проживала в с. Орчик Русский, а затем переехала в Дагестан в город Махачкала. Там я ходила в школу до 1942 г. Отец партийный, майор, погиб в 1941 г. в борьбе с немцами. Мать работает на заводе. В семье есть еще двое младших братьев. В 1942 г. меня забрали в разведывательные курсы в Москву, которые длились 6 месяцев. По окончании курсов меня перебросили в партизанский отряд в качестве разведчицы. Здесь я перешла немецкий фронт и вела диверсионную работу. После трех месяцев меня вызвали снова в Москву для продолжения обучения. На этом втором курсе нас подготовили к борьбе с «бандеровцами».
На курсе было около 50 разведчиков. Задачу я получила:
1. Где расположен штаб УПА?
2. Где расположены отряды, как они вооружены.
3. Проверить села.
Когда фронт ушел из-под Стрипы и Ковеля вперед, меня 16.VIII.44 г. перебросили в г. Збараж. Со мной тогда из Москвы приехало 2 девушки и 4 юноши. Здесь я осталась по требованию НКВД. Затем меня перебросили на работу в Новосельский район. В этом районе я работала в с. Талицы в колхозе Стахурского. Уже в октябре 1944 г. я работаю в НКГБ в Подволочиске и конечно контактировала в Новом Селе с уполномоченным с Подволочиска – Седовым.
После должны были перебросить меня в г. Скала, а оттуда я должна была поехать в Москву (более подробной информации не раскрываю по конспиративным причинам – указала прозвища). Сейчас не направляют таких разведчиков непосредственно в район, а через майора /?/ НКГБ Осипова в Подволочиске, который не прикреплен при этом районе, но выступает как делегат НКГБ из Москвы, направляют туда, куда нужно.
По окончании курсов делят их на пункты 5-8 человек и в сопровождении одного или двух энкаведистов везут на такие узловые или перевалочные пункты. Только на таком пункте получают конкретные задачи и отправляются на заданную территорию. В первую очередь поселяются при тех, кому не хватает рабочих. Тут с помощью кличек связываются с местными сексотами. Порой поселяются у самих сексотов, которым передают приказы и информацию от своих шефов. У сексотов берут отчеты и передают их своим руководителям лично или через специальных связных, /Седов/, которые имеют связь, например, между Осиповым и отдельными разведчиками. Встречи между ними проходят точно в определенном месте и в определенное время. Обращают большое внимание на конспирацию, чтобы выдать себя и не провалить работу. Если видят, что за ними наблюдают или кто-то ими интересуется, меняют место проживания, для маскировки совершая мелкую кражу у хозяина, у которого проживали.
Порой такой контрразведчик получает задание образовать сеть из 4-6 сел. Тут включаются в игру индивидуальные способности разведчика. На Волыни были случаи, когда у таких разведчиков были документы в центральных областях СССР (хорошо спрятаны), были без документов или документы с наших территорий, отдаленных от данного села, где он(а) находились, на 10-12 км.
Документ НКГБ (голубой билетик) прячут в складках блузы, шапке, закапывают, в швах кальсонов, в трусах. Собственные документы оставляют в станице НКГБ, но был случай, когда разведчик имел свои собственные документы при себе.
Месячная зарплата: 200-300 руб. За каждый донос, в зависимости от ценности, платят от 40 до 200 руб. Местным сексотам, кроме денег, платят одеждой, ботинками, лошадьми – имуществом людей, вывезенных в Сибирь.
Характерно, что агенты с востока очень боятся и не желают работать на Западных Землях, были случаи, когда они сбегали.
II. Описание акции и подготовки к ней органов НКГБ на территории Шумщины.
(Сведения даны неполные моими случайными информаторами).
Акция против отделов УПА, а главным образом против командного их состава, должна была произойти 19-24 октября 1944 г. Уже заранее НКГБ разработал сильную агентурную сеть под руководством командиров в рядах УПА и территориальных руководителей. Люди, среди которых рекрутировались агенты, это бывшие работники НКВД 1939-41 гг., работники КПЗУ и Народной Гвардии, а также те, кто был завербован в марте-июле 1944 г. Некоторые агенты имели налаженные свои линии связи с НКГБ. Когда происходила концентрация боевых единиц, к ним порой приходили целые рои, а то и четы сексотов. Такие четы «с успехом воевали» преимущественно на определенной территории, а когда входили в состав больших боевых единиц, начинали с помощью кличек контактировать с другими сексотами из других чет и таким образом имели в курене прекрасный разведывательный аппарат. По своим линиям НКГБ посылал завербованным командирам инструкции новых сексотов, двойной или тройной агентуры. На время акции 19-24.Х.44. агенты получили приказ расстрелять командиров, затем с помощью кличек перейти в расположение большего войска, которое осадило лес, и тогда вместе ударить по лагерям.
За день до акции совершенно случайно был схвачен сексот, который все на следствии рассказал. Главным агентом был командир подстаршинской школы по прозвищу Худой со Збаражчины. При немцах он был украинским полицейским, брат его – уездным комендантом украинской полиции. У Худого был приказ руководить акцией изнутри. Задачей его было дать приказ, чтобы расстрелять всех командиров, а сам он должен был своими пушечками распространять панику. Когда его раскрыли с его агентами, он всех «сдал». В подчинении у одного руководителя было 3 агента. Пулеметчик, машинист, рядовой. Пулеметчик Луг на вопрос: «Застрелили бы вы командира?»
Ответил: «Да, я бы застрелил вас». – Сам Луг был связан с НКГБ еще в 1939 г. на учительских курсах, затем был подрайонным сети ОУН и одновременно членом Народной Гвардии. В указанное время окружили лес, но поскольку никто из агентов к ним не вышел, послали в лес около 50 мужиков за опятами. Когда и эти не вернулись, акцию свернули. За 4 дня до 24.Х.44 г. большевики не были проинформированы о событиях в отрядах.
Видим, насколько многогранна разработка НКВД в борьбе против нас. Если взять во внимание, что больше всего вербуют на «работу» священников, учителей, высшие круги населения – бьем в колокола. Опасность. Все на фронт борьбы с красной Москвой. Кто кого перехитрит – кто кого победит.
П.С. Интересен еще и тот момент, что когда сексот в отряде, например, готов доложить командиру о существующем положении, то чтобы «узнать» остальных сексотов, он обращается к командиру: «Товарищ командир» – например Явор 1 т.п.
Таким образом, сексоты знали, кого нужно выследить и расстрелять.

(Незаверенная копия. Машинопись. Без археографической обработки.
ЦГАВО, ф. 3833, оп.1, д. 229, л. 41, 41 об.)

Комментарии закрыты.