Об утверждении патриаршества УГКЦ

25 Сентябрь 2011 автор: admin

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПАТРИАРШЕГО УСТРОЙСТВА УКРАИНСКОЙ ГРЕКО-КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ
Львов, 6 сентября 2004 года
ПАСТОРСКОЕ ПОСЛАНИЕ
1. Введение
C июня этого года Божьего Постоянный Синод Епископов Украинской Греко-Католической Церкви в сопровождении митрополитов и под руководством Главы Церкви посетил Святейшего Отца Иоанна Павла II. Главной темой разговора стало создание патриархата УГКЦ. Святейший Отец так выразил свое отношение к этому вопросу: «[...] Я разделяю Ваше стремление, которое коренится также в канонических и соборных предписаниях, иметь полный юридически-церковный уклад. Разделяю это как в молитве, так и в терпении, ожидая определенного Господом дня, в котором я, как Преемник святого Апостола Петра, смогу подтвердить созревший плод Вашего церковного развития». Некоторые ошибочно поняли эти слова как крах всего дела соискания патриархата. На самом же деле Вселенский Архиерей подтвердил законность такой необходимости. Он преподнес идею патриархата над чисто человеческими чаяниями и напомнил нам, что, хотя дело патриархата УГКЦ и влияет на земную политику, она все же не определяется ею.
Этим письмом мы хотим объяснить, что означает «патриархат Церкви», чтобы все мы лучше и глубже поняли его суть, а, осознав, думали и действовали так, как предусматривает патриарший строй Церкви.
2. Исторические аспекты
Прошлый век был для нас ужасающей страницей истории. Трудно охватить одним взглядом все то, что наш народ и наша Церковь пережили за это время. Вспомним лишь о двух мировых войнах, которые перекатились через нашу землю, ряд оккупаций, преследования верующих нашей Церкви, голодомор, поглотивший почти одну четверть населения нашего края, и многочисленные большевистские репрессии, которые истребили национальную интеллигенцию.
Но в то же время в ХХ в. нам «светило» осуществление двух великих мечтаний. Первая мечта – государственная, общенародная – независимость государства. Попытки утвердить самостоятельное государство предпринимались уже в 1920-х, а позже – в 1940-х годах. Однако только в конце века такое стремление, за которое пострадало, если не отдало свою жизнь столько людей, по Божьей благодати стало реальностью: с 1991 года мы имеем свою самостоятельную, независимую украинскую державу. Итак, мечта государственного характера нашего народа сбылась.
Вторая мечта – церковная – полный расцвет нашей Церкви через создание патриархата. Эта мечта развивалась параллельно в двух ветвях киевской традиции нашей Церкви: среди православных и греко-католиков. И одни, и вторые думали об этом, желали этого, ждали случая для осуществления такой мечты.
Что касается Православной Церкви, то такие попытки предпринимались в 20-х годах прошлого века, однако лишь в 90-х годах Украинская Автокефальная Православная Церковь и Украинская Православная Церковь – Киевский Патриархат провозгласили свою структуру патриаршей. И хотя она еще не совсем закончена из-за отсутствия всемирного признания со стороны других Церквей, сама мысль о патриархате уже определенным образом воплощена в жизнь. Нам, однако, не подобает детально рассматривать ситуацию в украинском православном мире.
Параллельно с этим в Украинской Греко-Католической Церкви в разный период – в 1930-е годы и впоследствии в 1940-е годы – говорили об этом очень ясно, хотя еще в узких кругах. Но с выходом на свободу в 1963 году святой памяти тогда еще митрополита Иосифа Слепого и после его призыва, обращенного ко всей Церкви, идея патриархата стала для нашей церковной общины чем-то очень важным и реальным.
Начавшись несколько неупорядоченно, эта идея на протяжении последующих сорока лет проходила разные этапы своего развития. Святой памяти Митрополит Иосиф объявил об этом стремлении нашего народа на Втором Ватиканском Соборе. Однако тогда не удалось его формально утвердить, поскольку не была еще отработана процедура создания патриархатов. Однако патриархальные мнения и желания росли, становились все более ясными, кристаллизовались. Был определенный период, когда кое-кто думал, что патриархат – это словно суррогат независимого Украинского государства (наш народ входил тогда в состав Советского Союза), другие считали его решением всех церковных проблем. Но с течением времени эти мысли прояснялись, и то, что было неважным, отпадало, а сама церковная позиция совершенствовалась.
Поэтому, если сорок лет назад эту мысль воспринимали по-разному, даже сами епископы, то уже в начале этого века мы пришли к единому пониманию и к единодушному желанию, что наша Церковь должна утвердить патриарший строй. В 2002 году представители всей Церкви, собранные со всех стран, где живут украинцы, единогласно подтвердили, что народ, который они представляют на Патриаршем Соборе, желает окончательного осуществления этой задачи. Это мнение также подтвердили все собранные на Синоде владыки нашей Церкви и в форме синодального решения передали Святейшему Отцу. В начале июня с.г. Б. Святейший Отец принял наше желание и, как мы уже цитировали выше, подтвердил его правоту. Однако окончательного признания патриарха в полном смысле этого слова еще нет. Но теперь это уже лишь проблема времени: настанет день, когда осуществится и вторая мечта нашего народа.
3. Что такое патриархат?
Иисус Христос установил одну Церковь, которой дал все необходимые для спасения средства, послав ей Святого Духа, установив в ней Святые Таинства, дав ей свою науку и поручив апостолам проповедовать в мире (Мф. 28, 19; Мр 16, 15; Лк 24, 47), а также предоставив Церкви конститутивную структуру – христианское сообщество под руководством епископов. Такая структура Церкви по Христовой воле существовала с самых ее истоков в форме епархий и будет существовать до конца дней (см. Свет народам [Lumen gentium, LG], 3).
По воле ее Основателя существует только одна Христова Церковь на Земле во многих местных Церквах-епархиях. И с Божьего Провидения, как учит Второй Ватиканский Собор (LG 23), Церковь также знает третью, посредственную, форму – т. н. поместных Церквей. Это группы епархий, которые объединяются на основании общей территории, языка, культуры или государственной структуры. На протяжении всего времени и на исторической основе, подтвержденной компетентными церковными властями, поместные Церкви выработали свои богословские, духовные и литургические традиции, собственную каноническую дисциплину, а главное – иерархическую структуру: собрание епископов с одним главой, которого называют патриархом или митрополитом.
Начиная с древнейших времен, такие поместные Церкви возникали во всем христианском мире – на Востоке и на Западе – с названием и со структурой патриархатов. На Западе эта форма группировки Церквей не распространилась, и там остался всего один аутентичный патриархат – Римский, и еще несколько – исключительно почетных. Зато на Востоке она стала обычной структурной формой для многих поместных Церквей, принимавших патриарший строй при разных обстоятельствах и в разное время вплоть до прошлого века включительно.
Учитывая свойственность этой формы христианскому Востоку, Второй Ватиканский Собор указал, что поместным восточным католическим церквам следует ее предоставлять. Это желание участников Второго Ватиканского Собора недавно повторил Папа в постсинодальном поучении о власти епископа «Пастыри стада» (Pastores Gregis). [Учитывая важность сказанного и неосведомленность верующих нашей Церкви с этим документом как на Украине, так и в диаспоре, приведем более длинную цитату].
«Среди институтов, характерных для восточных католических Церквей, есть Церкви патриархальные. Они принадлежат к тем группировкам Церкви, которые, как подтверждает Второй Ватиканский Собор, благодаря Божьему Провидению, с течением времени приобрели органическое для них устройство и имеют как дисциплину и собственные литургические обычаи, так и общее богословское и духовное преемство, при этом, однако, всегда сохраняя единство веры и единый Божий строй вселенской Церкви. Их особое достоинство вытекает из факта, что они, будучи чуть ли не матерями веры, породили другие Церкви, которые являются как бы их дочерьми. [Добавим от себя, для примера, что дочерью патриаршей церкви Константинополя, Нового Рима, была Церковь Киева. Она же стала Церковью-Матерью для Церкви Москвы. – + Любомир]. Именно поэтому они до нашего времени соединены с ними сильными связями любви в таинственной жизни и во взаимном уважении прав и обязанностей.
Это древнее патриархальное учреждение в Церкви. Заверенное уже первым Собором в Никее, оно было признано первыми вселенскими соборами и до сих пор представляет традиционную форму правления в восточных церквах. Благодаря своему происхождению и особой структуре, оно отвечает самой сущности Церкви. Поэтому Второй Ватиканский Собор выразил стремление, чтобы там, где будет в этом необходимость, создавать новые патриархаты, право на установление [которых] остается за Вселенским Собором или Римским Архиереем…» (п. 61).

4. Кто устанавливает патриархаты?
На протяжении веков патриархаты возникали при разных обстоятельствах и различными способами, но всегда как церковная структура на определенной территории или в определенном государстве. Патриархаты во II тысячелетии возникали, как правило, по решению соответствующей поместной Церкви, которое канонически признавали другие патриаршие Церкви, очень часто поддерживаемые государственной властью. На такое признание иногда приходилось ждать длительное время.
Католические патриархаты исторически признавал Папа Римский. Сегодня, согласно действующим нормам, провозглашенным Вторым Ватиканским Собором, новые патриархаты для Церквей восточной традиции устанавливает Вселенский Собор или Папа Римский. Согласно Декрету о Восточных Католических Церквях, изменения в устройство этих Церквей можно вносить «только ради их собственного и органического развития» (п. 6).
5. Управление патриаршей Церковью
Патриаршая структура очень четко реализует внутреннее единство поместной Церкви восточной традиции, ибо во главе ставит одно лицо, которое становится средоточием всех верующих этой поместной Церкви и через которое становится видимым сопричастие, то есть единство с Преемником св. Апостола Петра, которого Иисус Христос поставил видимым знаком единственности и единства своей Церкви.
Само слово «патриарх» происходит от греческого слова, корень которого означает «отец». Вокруг патриарха собираются все епископы поместной Церкви и вместе с ним и под его председательством составляют Синод, который совместно заботится обо всей Церкви.
6. Некоторые критерии патриаршего устройства
Как было упомянуто ранее, поместная Церковь – это сообщество верующих, которое объединяют литургические, богословские и духовные традиции, каноническая дисциплина и общая иерархия. Поместная Церковь имеет также свою отдельную историю и сложившуюся христианскую культуру. Употребляя церковную терминологию, это Церковь своего права. Поэтому не каждая поместная Церковь сразу отвечает критериям Церкви патриаршей.
Вопреки всем богословским и каноническим элементам, поместная Церковь должна иметь также зрелость сознания верующих, проявленную через святость ее духовных детей и поддержку верующими жизни в патриаршем строе. Зрелость церковной жизни включает в себя также готовность помогать другим людям за пределами родной Церкви в их религиозной жизни и вносить свой вклад в жизнь Вселенской Церкви.
Патриархат как нормальная форма существования и деятельности поместных Церквей выражает и обеспечивает полноту способов и средств, необходимых для всестороннего служения Церкви.
7. Отвечает ли УГКЦ упомянутым критериям?
УГКЦ имеет все вышеупомянутые приметы, чтобы стать патриаршей Церковью.
Во-первых, наша Церковь, принадлежа к восточной традиции, считает патриархат естественной формой своего существования – в полном соответствии с Декретом Второго Ватиканского Собора о Восточных Католических Церквах, который утверждает, что «патриарший строй в Восточных Церквах является традиционной формой управления» (п. 11).
Во-вторых, установление патриархата определяется потребностями развития УГКЦ, о чем единодушно заявили делегаты Патриаршего Собора 2002 года. Наша Церковь приобретает сегодня поместную зрелость, в чем мы усматриваем выразительное действие Святого Духа.
В-третьих, наша Церковь убеждена, что, согласно требованию Декрета Второго Ватиканского Собора об экуменизме, патриарший строй «более соответствует характеру наших верующих и подходит для духовного добра» (ср. п. 16). Другими словами, мы считаем патриархат средством для более совершенной церковной жизни. На патриархат следует смотреть глазами верующего человека как на религиозно-церковную действительность, в которой каждый ее элемент имеет соответствующие права и обязанности. Патриарший строй в жизни Восточной Церкви на всех ее уровнях развивает чувство большей ответственности за свои действия. Добро Церкви в большей степени, нежели до этого, становится делом каждого ее верующего.
В-четвертых, переход на патриарший строй является ответом Церкви на утверждение государственной независимости Украины. Здесь патриарший строй Церкви мыслится как одно из средств реорганизации и нормализации духовной жизни верующих ради их общего блага и добра Церкви.
В-пятых, наша Церковь не ограничивается существованием на территории родного государства, а вследствие исторических обстоятельств распространена в разных странах и имеет там местную иерархическую структуру. УГКЦ в Украине и в диаспоре представляет собой количественно почтенную общину, но не в численности заключается ее сила и важность, а в единстве и консолидации ее духовных сил. Патриарший строй Церкви позволит наиболее полно достичь этой цели. Это подтвердили в своем Обращении делегаты Третьей сессии Патриаршего Собора УГКЦ, по мнению которых провозглашение патриархата укрепило бы «взаимодействие между материнской Церковью и дочерними Церквами на поселениях».
В свое время Патриарх Иосиф высказывал мнение, что весомым основанием для провозглашения патриархата УГКЦ является большое мученичество ее верующих, проявленное ими в ХХ веке. Полностью соглашаясь с мнением нашего славного Проповедника веры, мы вместе с тем хотели бы предостеречь верующих от неправильного толкования этого аргумента. Факт героического мученичества является ярким свидетельством зрелости веры членов нашей Церкви. Это духовное сокровище, из которого щедро черпают последующие поколения верующих. Однако статус патриархата УГКЦ не должен быть наградой ее верующим за мученичество. Такое толкование данной христианской добродетели может исказить ее большой духовный смысл. Награда для мучеников – на Небесах, а здесь, на земле, мученичество становится фундаментом, на котором растет Церковь. Основополагающими элементами в этом фундаменте есть любовь к Богу и ближнему, верность правде, умение прощать обидчиков, чувство солидарности с теми, кто нуждается, и т.д. Патриархат, построенный на таком фундаменте, утвердится навеки, потому что его признает сам Господь.
8. Экуменические обстоятельства.
Проект создания патриархата УГКЦ нынешним Папой Римским возбудил волну протестов, которые базировались на таких обвинениях:
– Патриархат УГКЦ будет ослаблять общение с Преемником св. Апостола Петра, а следовательно – ослаблять связь со всей Католической Церковью.
– Патриархат будет означать создание националистически окрашенной Церкви, которая будет сеять ненависть против всех остальных.
– Патриархат УГКЦ стал бы большим препятствием для объединения христиан в Украине.
– Создание патриархата УГКЦ означало бы попрание прав Московского патриархата, который считает Украину своей канонической территорией.
– Патриарший статус УГКЦ привел бы к сохранению «униатства», которое в наше время было осуждено как несоответствующий путь для достижения единства между всеми христианами.
Каждый упрек, конечно, вызывает эмоциональную реакцию с нашей стороны, но можно и нужно смотреть на них иными глазами, используя их, с одной стороны, для лучшего понимания своего положения, а с другой – для иллюстрации правильных и нужных мер, к которым мы должны прибегнуть. Ибо мы не хотим, чтобы создание патриархата УГКЦ принесло страдания другим. В нашей сложной ситуации нужно спокойно и взвешенно защищать свои права, уважая также оправданные права других.
Не будем отвечать на каждый пункт отдельно, вместо этого предоставим лишь общее к ним отношение. В данный исторический момент из всех упомянутых упреков на первое место вышел аргумент экуменический, а именно: опасения, что признание Папой патриархата УГКЦ может привести к срыву экуменического диалога и замораживанию отношений между Католической Церковью и Полнотой Православия. Это не является нашим намерением. Мы считаем, что наш патриархат будет важным фактором для улучшения отношений между христианами и не будет вносить раздора. Ведь патриархат УГКЦ нужен не только нашей Церкви, но и всем поместным Церквам. Поэтому мы уверены, что настанет день, когда это осознает вся христианская община.
Для нас очень досадной была реакция православных Церквей, которые, не изучив нашей истории и нашего нынешнего положения, не познав наших духовных потребностей, заняли четкую немиролюбивую позицию, которую через Московский патриархат передали Святейшему Отцу. Однако создание нашего патриархата ни в коем случае не задумано как угроза или происки против Православных Церквей и ничем не ограничивает их права. УГКЦ (в патриархате или без него) не имеет претензий к православным. Так же и православные не могут иметь претензий к греко-католикам относительно территории, устройства и образа жизни. Когда речь идет о церковных ценностях, для светских категорий не должно быть места, поскольку церковные ценности не могут становиться предметом дискуссий.
Киевская Церковь в конце ХVI в. выбрала свой особый путь для обеспечения единства во Вселенской Церкви. Часть нашего народа в то время отвергла этот путь, что привело к разделу Киевской Церкви. Однако та ее часть, которую сегодня называют Украинской Греко-Католической Церковью, воспользовалась этим и обогатилась, поскольку могла сохранить свою веру и самобытность в критические моменты своего существования. Конечно, история нашей Церкви имеет и черные, и белые страницы. Однако мы, греко-католики, не желаем никому навязывать наши решения как единственно возможные и правильные. Это подтвердил еще в начале сороковых годов прошлого века митрополит Андрей Шептицкий в своем письменном диалоге с православными братьями. Но цель, о которой говорили митрополиты Петр Могила и Иосиф Рутский (они искали пути к единству в совместном патриархате), была одна и та же – восстановить первоначальное единство времен Владимира Великого. Наш патриархат сегодня, в XXI веке, задуман не как препятствие, а как путь к тому состоянию, когда в Украине будет один патриарх в кафедральном соборе Святой Софии в Киеве.
Или создание греко-католического патриархата означало бы, как кое-кто утверждает, усиление ненависти к не украинцам? Нет, потому что патриархат, в котором лелеют христианские добродетели, не может потворствовать шовинизму. А христианский патриотизм является добродетелью. Желать добра своему народу – это нормально; нарушением христианской нормы является лишь стремление к такому добру за счет других народов. Мы искренне надеемся, что жизнь в патриаршем строе, если к нему будут относиться с уважением все соседи, может привести только к утверждению согласия в нашей части мира.
Одним из наиболее парадоксальных упреков, которые выдвигают противники нашего патриархата, является утверждение, что его создание задумано как «бегство от Рима». Такой упрек является полным отрицанием нашей веры. Нет сомнения, что с получением нашей Церковью патриархата, как этого требуют законы, изменится характер отношений с некоторыми римскими учреждениями. Но эти изменения коснутся только второстепенной, административной сферы. Основная черта каждой поместной Католической Церкви – это общение с Преемником св. Апостола Петра, епископом Рима. А от этого мы никогда не отречемся.
9. Различные взгляды по поводу патриархата УГКЦ
Большое значение в обсуждении патриархальной проблемы иногда приобретает сама атмосфера такого обсуждения внутри Церкви. Усилия по утверждению патриархата временами приобретают формы борьбы за патриархат, которая сопровождается чрезмерными страстями и неоправданными обвинениями. Такими же страстями и обвинениями сопровождается порой и борьба против патриархата. И в одном, и во втором случаях верующие Церкви должны проявить должное смирение и любовь друг к другу.
Так, с одной стороны, Церковь чтит ревность активистов патриархального движения и их приверженность этой идее. Иерархия Церкви благословляет утверждение патриархата в жизни и сознании своих верующих – в частности, путем активизации мирянского движения. Однако, выражая нашу поддержку патриархальной идее, мы должны осознавать, что нецерковные методы такой борьбы и напряженный психологический фон, который ею создается, только вредят утверждению патриархата. Они ослабляют Церковь и заставляют усомниться в том, что признание патриархата УГКЦ является делом целесообразным и своевременным.
С другой стороны, задачей Церкви является одновременно почтить сомнения в необходимости патриархата и дать на них аргументированный ответ. Сомнения искренних людей сами по себе служат лишь углублению и кристаллизации нового видения, которое вызревает в Церкви. Однако упомянутые сомнения не должны приобретать формы неповиновения или раскола, поскольку от этого страдает дух мира и любви, пронизывающий Церковь.
Хотя о патриархате мы говорим в категориях церковного устройства, он является не только структурой. Патриархат – это состояние души, наилучшее проявление сущности и призвания Церкви. Поэтому стремление нашего народа в прошлом и теперь установить патриарший строй следует рассматривать по-церковному, по-Божьему, а не как самоцель. Ведь патриархат – это путь. А цель Церкви – это спасение людей через служение Богу и ближним.
10. Задача Божьего Народа УГКЦ на будущее
Как велит христианский обычай, говоря об обязанностях и задачах Божьего Народа, епископы УГКЦ хотели бы начать с себя. На этом в свое время делал акцент еще Патриарх Иосиф: «Епископат должен быть образцом согласия в правлении Церкви и примером единства во всех участках церковной и народной жизни!» Сегодня иерархия УГКЦ подтверждает свое общее намерение развивать патриархат нашей Церкви, используя для этого все возможные церковные средства. Также просим Господа нашего Иисуса Христа освятить наши усилия, а братьев и сестер наших во Христе – помогать нам постоянно в доверии и единодушии.
Чрезвычайно важной в процессе становления патриаршего устройства УГКЦ является позиция сообществ посвященной жизни. Об этом также упоминал в своем Завещании Патриарх Иосиф: «Желанием Слуги Божьего Андрея и мольбой моей, преемника его заветов, является, чтобы все наши монашеские ордена и конгрегации… соперничали между собой за рост в личной святости и за ревностное и честное служение Христу и родной Украинской Церкви». Молитва за патриарха и патриархат УГКЦ, возвышенная к Богу устами его сподвижников, будет обязательно Им услышана. Молитвой праведников будут выпрошены прощения за грехи, совершенные детьми Церкви на ее паломническом пути.
Трудно переоценить важность роли, которую должно выполнить в становлении патриархата УГКЦ ее духовенство. С пастырской точки зрения, можно сказать, что ключ к сердцам всех верующих нашей Церкви находится именно в их руках. Здесь опять важным указателем будут для нас наставления патриарха Иосифа: «Умоляю среди вас пресвитеров … пасите Божье стадо, какое у вас, присматривайте за ним не по принуждению, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуйте над наследием Божьим, но будьте стаду образцом. А когда явится Архипастырь, вы получите неувядающий венец славы (см. 1 Петр 5, 1-4)». Важно, чтобы пастыри всячески утверждали своих прихожан в вере в благодатность патриархата и привлекали их усилия для развития патриархальных структур. Однако не менее важной обязанностью пастырей является обязанность постоянно следить за тем, чтобы эти усилия приобретали надлежащие церковные формы и шли на благо Церкви и народа.
Наконец, следует упомянуть о задачах, стоящих перед теми, в чьих сердцах будет расти главный плод патриархата, а именно: о задачах мирян. Здесь опять пророчески звучат для нас слова Патриарха Иосифа: «Завершение [отдельных поместных восточных] Церквей патриаршим венцом было всегда овощем созревшего христианского сознания в Божьих людях, во всех его составных частях, в сознании духовенства и пастырей, причем сознание мирян, того духовного стада, вверенного их пастырскому служению, играло немалую роль. Ибо только созрело сознание своих собственных церковных и национальных сокровищ, своих культурных и исторических достижений и ценностей, своих трудов и жертв, которые входили в казну целой Вселенской Христовой Церкви, создавали твердую основу для Патриархата!» Именно от доброй воли, здравомыслящей активности и одновременно надлежащего смирения мирян и будет окончательно зависеть утверждение патриаршего устройства!
Новый ток динамизма должен пробежать по всем структурам Церкви. Должны эффективнее заработать патриаршие и синодальные комиссии, поскольку это главные органы, в которых формируется пастырская и административная жизнь Церкви. Свежей энергией должна проникнуться деятельность церковных структур на епархиальном, деканальном и приходском уровнях. Здесь разумная автономия, которая руководствуется главными принципами епископского служения и принципами взаимопомощи (субсидиарности), должна дополняться чувством соответственности, общности целей и общецерковной солидарности.
Чрезвычайно много нужно сделать для того, чтобы разъяснить цели и задачи патриархата верующим других поместных Церквей. Ведь, говоря словами Энциклики Иоанна Павла II «Свет Востока» (Orientale Lumen, OL), «важным моментом для роста нашего взаимопонимания и единства является углубление знакомства между нами» (п. 24).
Недавно мы уже имели возможность заметить, что патриарший статус Церкви – это не только декрет Синода Епископов, подтвержденный признанием Святейшего Отца. Это, прежде всего, преображенная жизнь народа Божьего, который осознает свои новые обязанности и ответственности. Задачей всей Церкви является неустанная работа над таким преображением. Важной установкой на этом пути будут для нас слова Иоанна Павла II: «Пусть Господь откроет наши сердца, наставит наши умы и укажет нам конкретные, смелые шаги, способные, если надо, преодолеть заезженные взгляды, пригодные компромиссы или застойные позиции» (OL, п 19).
11. Значение благословения
То, что наша Церковь ожидает благословения своего патриархата со стороны Святейшего Отца, иногда вызывает среди верующих нетерпеливое непонимание. Попробуем поразмыслить над этим делом, беря за образец один известный факт из биографии Слуги Божьего Митрополита Андрея.
Мы знаем, как страстно с детских лет тогдашний Роман Шептицкий стремился стать василианским монахом и священником Греко-Католической Церкви. Знаем, какой болью отзывалось в сердце нежелание отца дать благословение на этот шаг. Будучи уже во взрослом возрасте и имея формальное право осуществить свою мечту, Роман смог все-таки смиренно сказать: «Да будет воля Твоя!» И смирение сына совершило чудо: граф Шептицкий не просто дал свое разрешение, а в полной мере поверил в это призвание сына.
Вывод для нас очевиден. Да, мы разделяем убежденность Патриарха Иосифа, что завершение нашей Церкви патриаршим венцом является «овощем созревшего сознания» в ее Божьем Народе. Мы и далее будем утверждать в жизни нашей Церкви надлежащие патриархальные структуры и патриархальное сознание. Однако без благословения Святейшего Отца и без надлежащего у нас смирения наш патриархат мог бы стать раной в теле Вселенской Церкви, и именно это заставляет нас быть осмотрительными. Мы уверены, что как дождался отцовского благословения Роман Шептицкий, так дождемся его и мы. Святейший Отец обязательно благословит Киево-Галицкий патриархат. Момент, когда это произойдет, также должен стать «созревшим овощем», взращенным в человеческих душах под действием Святого Духа. Поэтому здесь проблема не в личном согласии или несогласии Папы, а, как утверждал он сам, в тайне Божьего благословения. И именно поэтому по Его милости этот патриархат, будучи благословенным, сможет стать тем, чем мы хотим, чтобы он был, а именно: праздником для всей христианской общины.
Благословение Господне на вас!

Комментарии закрыты.