1954 Протокол допроса Кука

8 Январь 2015 автор: admin

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА КУКА ВАСИЛИЯ СТЕПАНОВИЧА [1] О СТРУКТУРЕ И ОСНОВНЫХ ЗАДАЧАХ СБ ОУН

Копия
Стенограмма
От 9 июня 1954 года, гор. Киев
Допрос начат в Ю-20
ВОПРОС: Когда и с какой целью была создана СБ (Служба безо¬пасности) в системе организации украинских националистов?
ОТВЕТ: Референтуры СБ (Служба безопасности) в системе ор¬ганизации украинских националистов были созданы в 1940 году пос¬ле 2-го съезда ОУН. Руководил этой референтурой первое время Ни¬колай ЛЕБЕДЬ, который являлся тогда и заместителем руководителя Центрального «провода» ОУН.
Впоследствии, когда Степан Бандера был арестован немца¬ми в 1941 году, Николай ЛЕБЕДЬ возглавлял организацию украинс¬ких националистов, а руководителем референтуры СБ в центральном «проводе» ОУН стал Николай АРСЕНИЧ, известный в подполье под псевдонимом «МИХАЙЛО» 13].
В задачу референтур СБ в период немецкой оккупация входило изучение методов работы немецкой разведки и контрразведки и с этой целью он и засылали членов ОУН для работы в органах немецкой разведки и контрразведки.
После изгнания немецко-фашистских захватчиков с территории западных областей Украины в задачу референтур СБ входила борьба с органами МГБ и их агентурой, как среди местного населения, так и с агентурой, которую засылали органы МГБ в националистическое подполье.
Кроме того, в задачу референтур СБ входило также изучение методов работы органов МГБ, обобщение данных но этому вопросу для принятия необходимых мер по сохранению кадров украинского на¬ционалистического подполья.
ВОПРОС: Расскажите об организационном построении и руково¬дителях СБ?
ОТВЕТ: Каждая референтура СБ состояла из референта СБ, сле¬дователей, боевики СБ, в которых насчитывалось от 10 до 20 человек боевиков, и архивариуса, ведавшего документами референтур СБ. Референтуры СБ создавались в центральном «проводе» ОУН. Руко¬водителем этой референтуры, как и уже выше сказал, был Николай АРСЕНИЧ, известный в подполье под псевдонимом «МИХАИЛО».
В составе референтуры СБ центрального «провода» ОУН имелось три следователя. Один из них’, насколько я помню, имел псевдоним «ЖЕЛЕЗНЫЙ» [4], а псевдонимы и фамилии других следователей ре¬ферентуры СБ центрального «провода» я в настоящее время не пом¬ню. Известно мне, что все они, в том числе и АРСЕНИЧ, погибли.
Референтуры СБ создавались и действовали также в составе краевых «проводов» ОУН, в частности краевом «проводе» ОУН «Подилля», Львовском краевом «проводе» ОУН, в краевом «проводе» ОУН, условно именовавшемся «Карпаты» (5].
Нижестоящими звеньями референтур СБ являлись референтуры СБ в системе окружных «проводов» ОУН, затем референтуры С Б над районных, районных «проводов» ОУН.
Ниже районного «провода» ОУН референтур СБ не создавалось, а в каждой кустовой организации украинских националистов был ин- форматор, который и выполнял функции низшего звена референтур СБ в системе организации украинских националистов.
Руководство деятельностью референтур СБ осуществляла рефе¬рентура СБ центрального «провода» ОУН, а нижестоящие звенья СБ осуществляли руководство деятельностью по своей линии на террито¬рии, где действовала краевая организация украинских националистов.
Руководителем референтуры СБ в краевом «проводе» ОУН «По¬дилля» был участник организации украинских националистов, из¬вестный в подполье под псевдонимом «КОРНИЛО», который впос¬ледствии погиб. Ему были подчинены референтуры С Б окружных «проводов» ОУН. В частности — Черткове кого окружного «провода» ОУН, где референтом СБ был участник ОУН, известный в подполье под псевдонимом «МИША», который впоследствии погиб, и рефе¬рентура СБ Кременецкого окружного «провода» ОУН. Этой референ¬турой в свое время руководил участник националистического подпо¬лья, известный под псевдонимом « КАЙДА Ш».
Референтом СБ Львовского краевого «провода» ОУН являлся участник ОУН «ДМИТРО» [б], который погиб в 1949 году. Он воз¬главлял деятельность референтуры СБ в краевом «проводе», а также руководил деятельностью окружных референтур СБ, действовавших в Бобрском окружном «проводе» ОУН, где руководителем этой ре¬ферентуры был «ПРОКИП», который погиб в 1948 году. Кроме того, он же направлял деятельность СБ Золочевского окружного «провода» ОУН, где руководителем референтуры был участник организации ук¬раинских националистов по псевдониму «РОМАН», который погиб в 1952 году.
Деятельность референтуры СБ в краевом «проводе» ОУН на СЗУЗ до 1948 года возглавлял участник организации КАЗАК, извес¬тный в подполье под псевдонимом «СМОК» [7],. Впоследствии он был назначен руководителем краевого «провода» ОУН па СЗУЗ и за¬тем погиб.
После «СМОКА» референтуру С Б в краевом «проводе» ОУН на СЗУЗ возглавлял «КАЙДАШ», переведенный туда из Кременецкого округа ОУН. Однако «КАЙДАШ» фактически функций руководителя референтуры СБ в краевом «проводе» ОУН на СЗУЗ [8], не выпол¬нял, а был вскоре направлен для проведения организационной рабо¬ты в Житомир, где и погиб в 1951 или 1952 году.
Референтуре СБ краевого «провода» ОУН на СЗУЗ были под¬чинены референтуры С Б окружных «проводов» ОУН, в частности референтура СБ «провода» ОУН Здолбуновского округа, где руко¬водств о деятельностью осуществлял «МОДЕСТ» [9], который погиб в 1946 году, а после его эту работу возглавил участник ОУН, известный в подполье под псевдонимом «УЛЬЯН», который впоследствии стал руководителем Здолбуновского окружного «провода» ОУН.
Руководителей референтур СБ окружных «проводов» ОУН Ковельского, Луцкого и Ровенского я в настоящее время не помню, хотя знаю, что там также были и действовали референтуры СБ.
Точно также в настоящее время я не помню, кто возглавлял рефе¬рентуру СБ краевого «провода» ОУН «Карпаты».
ВОПРОС: Какие функции выполняли подразделения референ¬тур СБ?
ОТВЕТ: Референтуры СБ, как правило, осуществляли общее ру¬ководство деятельностью подчиненных им референтур, а также за¬нимались т.н. оперативной работой и в этих целях, приобретали себе агентуру и информаторов среди местного населения, а также из числа агентуры органов МГБ. Непосредственно для работы в органах МГБ референтам СБ засылать свою агентуру не удавалось.
Что касается следователей референтур СБ, то они за ни мшись расследованием по фактам провалов участников организации, по фактам сотрудничества местных жителей с органами МГБ, а также по фактам сотрудничества отдельных членов организации украинских националистов с органами МГБ.
Боевики СБ занимались, прежде всего, тем, что несли охрану ре¬ферентур СБ, крыивок, где работали следователи этих референтур и документов референтур СЬ. Они же осуществляли вызовы на допросы, подвергали людей приводу, захватывали людей и доставляли в СБ, а также по указанию руководителей СБ убивали людей.
Архивариусы ведали главным образом документами и хранением протоколов допросов и иных материалов, с деятельностью СБ.
Информаторы СБ, имевшиеся в кустовых организациях украин¬ских националистов, собирали главным образом необходимые данные о движении подразделений войск МГБ, о встречах оперативных работников органов МГБ с местными жителями, собирали данные о лицах, подозрительных по связям с органами МГБ и представляли соответс¬твующие информации по этим вопросам в письменном или устном ви¬де районным эсбистам. С этой целью они систематически встречались с районными эсбистами на условленных ими пунктах встреч.
Что касается фактов, по которым велись расследования, то сле¬дует сказать, что референтура центрального «провода» ОУН вела расследование по фактам наиболее важным, имевшим значение для всей организации украинских националистов. В частности, она вела проверку по фактам гибели отдельных руководящих участников на¬ционалистического подполья или по фактам возможных провалов в нашей антисоветской организации.
Так, например, референтура СБ центрального «провода» ОУН за¬нималась расследованием по факту гибели «ОРЛИКА» [10] в гор. Ки¬еве, а также лично «МИХАЙЛО» проводил расследование по факту установления связи с националистическим подпольем бывшей связ¬ной Романа ШУХЕВИ ЧА [11] — «МАРУСИ».
Известно мне, что «МИХАЙЛО» тогда захватил эту связную, по¬лучил от нее показания о том, что она якобы была завербована орга¬нами МГБ в качестве секретного сотрудника и направлена в наци¬оналистическое подполье для того, чтобы осуществить провал его участников.
Референтуры СБ краевых «проводов» ОУН занимались расследованием и проверкой по фактам провалов или засылки агентуры ор¬ганов МГБ в организацию украинские националистов на территории деятельности того или иного краевого «провода» ОУП.
Так, референтура С Б краевого «провода» ОУН на СЗУЗ зани¬малась проверкой фактов о засылке и установлении связи с национа¬листическим подпольем бывших участников т.н. Киевского подполья в 1945 году. Проверкой этих фактов занимался сам референт СБ кра¬евого «провода» ОУН «СМОК». Насколько я помню, в 1945 году на территорию деятельности краевого «провода» ОУН на СЗУЗ прибыли две связные от имени действовавшего в городе Киеве антисоветского украинского националистического подполья. Это подполье возникло из числа участников ОУН, завербованных в организацию еще в пери¬од немецкой оккупации.
«СМОК» тогда получил показания от присланных связных о том, что они оба являлись якобы агентами МГБ и с помощью этих связных вызвал из Киева руководителя националистической организации ТА¬РАСА [12] < ...>
Одна из связных и ТАРАС по распоряжению «СМОКА» были рас¬стреляны, а другая связная [13] была оставлена в националистичес¬ком подполье, где находилась до 1951 года, а затем погибла.
Знаю также, что референтура СБ краевого «провода» ОУН «Подилля» занималась проверкой факта сотрудничества одного пра¬вославного священника, фамилии которого не помню, с органами МГБ, завербованного якобы для того, чтобы выявлять участников нелегально существующих приходов униатской греко-католической церкви на территории деятельности «провода» ОУН «Подилля».
Известно мне, что от этого священника также в СБ были полу¬чены показания о том, что он якобы являлся агентом органов МГБ и выполнял задания по выявлению униатских священников, нелегаль¬но проводивших свою реакционную работу. Этот священник, которо¬го допрашивало СБ» насколько я помню, впоследствии был убит.
Нижестоящие референтуры СБ «проводов» ОУН занимались про¬веркой провалов и других фактов, которые имели место на террито¬рии деятельности этих «проводов».
ВОПРОС: Дайте показания о методах вражеской деятельности СБ?
ОТВЕТ: Следует сказать, что на допросах в СБ нередко применялись меры физического воздействия, над лицами, которые подвергались задержанию и допросу. Над задержанными издевались и таким путем получали от них показания, которые во мно¬гих случаях не соответствовали действительности. Соответственно этому составлялись неправильные протоколы и, следовательно, при¬нимались неправильные решения об убийствах и расстрелах. Такие факты имели распространение в тех случаях, когда СБ сталкивалось с лицами, подозрительными в сотрудничестве с органами МГБ.
Что же касается работников партийно-советского актива и со¬трудников органов М ГБ, то обычно эта категория людей на допросах не могла скрывать и не скрывали своего занимаемого положения в партийно-советском аппарате или в органах МГБ. Как правило, эти лица после допросов подвергались убийству.
Решения об убийствах в случаях, когда имелись какие-либо сомнительные данные у работников С Б принимались надрайонным «проводом» ОУН и являлись обязательными для референтур СБ районных «проводов». В тех случаях, когда факты были совершенно очевидными и не требовали какой-либо дополнительной проверки, то решения по таким фактам мог принять сам референт СБ и дать со¬ответствующие приказания о принятии тех или иных мер, вплоть до убийства человека.
Документы убитых, в частности, партийные билеты, паспорта и другие документы направлялись по организационным связям и пос¬тупали в архив центрального «провода» ОУН, где подавля кщее боль¬шинство тек их документов и хранилось.
ВОПРОС: Чем объясняется террористический характер вражес¬кой деятельности СБ?
ОТВЕТ: Некоторые участники организации украинских национа¬листов, работавшие в СБ, брали пример издевательств, избиений и убийств с немецких захватчиков. Эсбисты нередко действовали в этих случаях по своему усмотрению. Кроме того, следует сказать, что террор до 1950 года считался в организации украинских нацио¬налистов необходимым условием борьбы против Советской власти и рассматривался как продолжение и одна из форм вооруженной дея¬тельности антисоветского националистического подполья.
Именно поэтому в антисоветской литературе и листовках, кото¬рые нелегально издавались различным и звеньями, организация укра¬инских националистов нередко призывала участников националис¬тического подполья к проведению вооруженной и террористической деятельности против Советской власти.
В силу этих общих установок и господствовавших тогда в наци¬оналистическом подполье взглядов, совершение терактов и убийств являлось тогда обычным делом. Поэтому указание на совершение того или иного террористического акта над работником партийно-советского актива или сотрудником органов МГБ мог дать руководи¬тель того или иного звена организации украинских националистов, в частности, районный «проводник» ОУН. Его указание участниками националистического подполья, безусловно, выполнялось.
Однако к 1950 году стало совершенно очевидно, что вооружен¬ная борьба, тем более террористическая деятельность являются не¬целесообразными в борьбе против Советской власти, не способствует усилению антисоветской подрывной работы, а, наоборот, способс¬твует обнаружению и ликвидации участников антисоветского наци¬оналистического подполья. Именно поэтому в 1950 году лично мною вооруженная и террористическая деятельность националистического подполья была запрещена.
ВОПРОС: В чем выражалась деятельность СБ по изучению и обобщению методов работы органов МГБ?
ОТВЕТ: Я уже говорил, что СБ ОУН занималась сбором информа¬ции о деятельности и методах работы органов МГБ, о передвижении войск МГБ, о деятельности агентуры органов МГБ, о применении органами МГБ снотворных и взрывчатых веществ против участников националистического подполья и т.д.
Все эти данные, поступавшие из различных референтур СБ, обоб¬щались затем в референтуре СБ центрального «провода» ОУН, где с этой целью составлялись, размножились и впоследствии распростра¬нялись среди участником националистического подполья соответс¬твующие инструкции и рефераты о деятельности и методах работы органов МГБ с конкретными предложениями о принятии необходи¬мых мер к сохранению националистических кадров.
В частности, помню, был составлен, размножен и распространен среди участников ОУ Н реферат об истории органов МГБ и методах их работы. Тогда же давались организации украинских националистов со¬ответствующие указания об осторожности при раскрытии пакетов, при посещении хозяйств бандпособников и во время принятия пищи и т.д.
Кроме того, добывалась соответствующая литература и учебники по следствию, уголовному розыску и т.д., которые изучались как ме¬тодические пособия СБ.
ВОПРОС: Когда и почему была ликвидирована СБ?
ОТВЕТ: Референтуры СБ были в основном ликвидированы в конце 1951 года. Однако в некоторых звеньях националистического подполья эти референтуры перестали действовать еще раньше. При¬чиной для ликвидации референтур СБ явилось то, что организация украинских националистов несла большие потери в людях. Поэтому часть лиц, работавших ранее в СБ пришлось перевести на руково¬дящую работу в организации украинских националистов. Так было, например, с «ЯРЕМОЙ» [14], «СМОКОМ», «УЛЬЯНОМ», «КАЙДАШЕМ» и многими другими.
Кроме того, причиной ликвидации СБ явилось и то, что органи¬зация украинских националистов в 1950—1951 и последующих годах по причине ликвидации многих участников националистического подполья резко сократила свою подрывную антисоветскую деятель¬ность. Поэтому пришлось пойти на путь ликвидации референтур СБ, ранее существовавших в националистическом подполье.
Допрос окончен 17-00
Протокол допроса записан с моих слов, верно, мне прочитан, в чем и расписываюсь: < ..,>
Государственный архив (далее — ГА,) СБУ — Ф. 13 —- Спр. 372 — Т. 54 — с. 120-135.
(Машинописная копия)
1. Кук Василий Степанович (11.01.1913. с. Красное Львовской обл.). Псевдо: В.Коваль, Лемеш, Юрко, Медведь, Кочегар, Безымянный, С-Вар, 789/1,11/315,100. известный деятель движения украинских националистов, последний руководитель движения сопротивления ОУН и УПА в Западной Украине. Из семьи железнодорожника. Окончил Золочевскую гимназию, учился на юр. ф-те Люблинского ун-та. Участник Юношества. Член ОУН с 1929. Арестовывался в 1933. В 1934—1935 руководитель Подгаецкого районного провода ОУН (Тернопольщина). Осужден польской властью к 2 годам лишения свободы, освобожден по амнистии. С 1936 на нелегаль¬ном положении, поветовый проводник ОУН Золочевщины, организатор подпольной типографии краевого провода (1937), автор пособия по вопросам конспирации и «Пашни буряки». Вел пропагандистскую работу среди рабочих Львова. В 1939 возглавлял Укр. Вспомогательный комитет (Краков). После ІІ Большого Собрания ОУН(Б) — орг. референт Провода ОУН. Весной 1941 возглавил штаб Походных групп ОУН.(Б). в конце лета 1941 был арестован нацистами. С весны 1942 по 1943 руководитель бандеровцев на юго-восточной Украине. В III Большом собрании ОУН избран орг. референтом Провода. Принимал участие в разработке новой программы ОУН, направленной на демократизацию внутренней жизни, государственно-политических и общественно-экономических принципов движения ОУН и УПА. Полковник УПА (согласно другим сведениям 14 октября 1952 назначен УГВР генерал-хорунжим). Весной 1943 становится командиром Группы УПА «Юг», командовал повстанцами во время самых крупны боев с войсками НКВД СССР под Гурбами (апрель 1944). C 1947 заместитель командира УПА и руководителя подпольной сети ОУН Р.Шухевича, с которым имел противоречия по тактическим и личным причинам, фактически контролировал независимо от него подполье Волыни и Подполья. После гибели начальника 5.3.1950 возглавил подпольную сеть ОУН и повстанческие силы на Западе Украины. Один из разработчиков послевоенной тактики антисоветского движения сопротивления, мастер конспиративных мероприятий. Автор ряда подпольных изданий, в которых раскрывалась суть сталинской политики на землях Западной Украины. Все братья и сестры К. участвовали в освободительном движении, погибли или подверглись репрессиям. С 1950 глава Генерального секретариата УГВР. Поддержал курс УГВР на демократизацию программных принципов и тактики националистического движения, осуждал вождизм С. Бандеры. В начале 1950-х принимает меры по минимизации вооруженных акций подполья и сохранению кадров для борьбы в новых условиях. 24.05. 1954 захвачен спецгруппой КГБ УСCP в Иванцевском лесу Львовской обл. вместе с женой У.Крюченко. Содержался в тюрьмах КГБ Киева и Москвы. По ходатайству КГБ ССCP 14 июля 1960 Президией Верховного Совета СССР Указом № 139/82 помилован и освобожден от уголовной ответственности: «Учитывая желание бывшего руководителя «Организации украинских националистов» Кука искупить свою вину перед Советс¬ким государством патриотической деятельностью в пользу Родины, удовлетворить ходатайство Комитета госбезопасности Украины о распространении» на него и Крюченко Ульяну Никифоровну Указа Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 года об ам¬нистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в пери¬од Великой Отечественной войны 1941 — 1945 годов». 19 сентября 1960 выступил с открытым письмом к лидерам зарубежных центров ОУН с осуждением деятельности националистического движения против советской власти. Окончил экстерном ист.-философ. ф-т Киевского гос. ун-та. Работал в Центральном государственном историческом архиве УСCP. В 1969—октябре 1972 и.о. ст. науч. сотр. Ин-та истории АН УССР. Работал над диссертационными исследованиями («Роль крестьянского поре¬форменного банка в проведении аграрной столыпинской реформы на Украине»), которые не защитил по причине расхождений с официальной идеологией. Автор ряда научных работ по истории казацко-гетманского государства, украинской культуры и образования 18—19 ст. Уволен с запретом работать в научных и образовательных учреждениях, была закрыта и его исследовательская тема «Украинский национальный вопрос и украинские политические партии на западноукраинских землях. 1918—1941 гг.». До пенсии (1986 г.) — снабженец комбината «Укрбытреклама». Поддерживал связи с украинскими диссидентами, находился под наблюдением органов госбезопасности. После 1991 г. принимает активное участие в ветеранском движении ОУН и УПА, глава научного отдела Всеукраинского братства ОУН и УПА. Автор многих интервью и публицистических выступлений, статей и брошюр по истории и персоналистике национально-освободительного движения. Живет в Киеве.
2. Бандера Степан Андреевич (1.01.1909, с. Угринов Старый Ивано-Франковской обл. — 15.10.1959, г.Мюнхен, ФРГ). Псевдо — «Серый», «Быйлыхо». Один из ведущих деятелей движения украинских националистов, лидер его радикального («революционного», «самостийников-государственников») крыла или ОУН (Б). С апреля 1941 глава Провода ОУН (Б), в послевоенные годы возглавлял Зарубежные части ОУН. Убит спецагентом КГБ Б.Сташинским.
3. Арсенич Николай Васильевич (27.09.1910, с. Нижний Березов, теперь Косов Косовского р-на Ивано-Франковской обл. — 23.01.1947, около с. Жуков Бережанского р-на Тернопольской обл.) — один из ведущих военно-политических деятелей движения сопротивления украинских националистов. Псевдо — «Михайло», «Иригир», «Березовский», «Максим», «Демьян». Из семьи крестьян. Окончил Стрийскую гимназию (1929). Член УВО, в ОУН с 1929. Учился на юридическом ф-те Львовского ун-та (до 1936). Член редакции еженедельника «Новое село». Несколько раз арестовывался польскими властями, в 1937—1938 был проводником общества украинских политзаключенных во львовских «Бригидках». Участник Конгресса украинского студенчества (Львов, март 1939). После раскола в ОУН присоединился к фракции С.Бандеры. В 1939 учился на созданных ОУН (Б) и немецкими спецслужбами офицерских курсах под Краковом. Ответственный сотрудник СБ Краковского краевого провода ОУН, с февраля 1940 — руководитель военной разведки Провода ОУН, с марта 1941 и до гибели возглавлял СБ ОУН (Б). Под руководством А. создана сеть территориальных органов СБ, которые он пытался освободить от контроля региональных проводников ОУН (до конца 1943 центры СБ подчинялись только по собственной вертикали), отрабатывались формы и методы разведывательной и контрразведывательной деятельности. По словам его подчиненного С.Мудрика, А. «разрабатывал схему построения референтуры СБ и план работы по образцу государственных тайных служб, приспособленных к требованиям нашей борьбы.» Сторонник жестких методов действий СБ, неоднократно выступал инициатором массовых физических «чис¬ток» в рядах повстанческо-подпольного движения. Имел репутацию одного из лучших конспираторов. В 1944 вместе с другими проводниками ОУН (Б) принимал участие в переговорах с немцами о сотрудничестве в борьбе в СССР. Один из ведущих разработчиков тактических схем деятельности ОУН в послевоенный период. Участник II и III Большого чрезвычайного собрания (1941, 1943), конференций ОУН (1941—1943), совещаний ее руководящего состава (1944—1946). Награжден Золотым крестом заслуг ОУН (1946). Застрелился при попытки поимки. Жена А. Анна Гунько – руководитель Украинского красного креста Тернопольщины, женской референтуры Львовского городского провода ОУН. 2 февраля 1997 в родном селе А. открыта мемориальная доска с барельефом.
4. Шеванюк Василий Авксентиевич (1916, с. Пилява Тивровского р-на Винницкой обл. — 3.04. 1950, г. Дрогобич). Из семьи зажиточного крестьянина. Псевдо — «Железный», «Сатурн», «667». Окончил горно-ме¬ханический институт г. Сталино, инженер-теплотехник. Во время оккупации – следователь немецкой уголовной полиции в г. Запорожье. С конца 1943 – в УПА. Следователь СБ Станиславского окружного провода, следователь СБ по особо важным делам краевого провода «Карпаты—Запад», обучающий референт СБ. В 1948-1950 — референт СБ Дрогобычско¬го окружного провода. Разработчик различных учебных пособий и материалов для СБ.
5. Территориальная сеть ОУН на Западной Украине после мая 1945 г. состояла из Провода ОУН в Украине (руководители Р.Шухевич, В.Кук), краевых проводов «Запад-Карпаты» (Станиславская, Черновецкая, Закарпатская обл.), Львовского или «Буг-2» (Львовская, Дрогобычская обл.), «Подилля», «Одесса» (Ровенская, частично Тернопольская обл.), «Москва» (Волынская обл., южные районы Белоруси), окружных, надрайонных, районных проводов и низших («кущевых») центров. Существовал и отдельный краевой провод на Закерзонни (юго-восточная Польша).
6. Дякун (Дякон) Ярослав Андреевич (1912, с. Девятники Новострелищанского р-на Дрогобычской обл. — 9.11.1948, с. Грынюв Бобркского р-на Львовской обл.). Псевдо — «Дмитрий», «Мирон». Из зажиточных крестьян. Член ОУН с 1939. Осуждался польской властью. В 1939—1941 — учитель в с. Юшковцы Дрогобычской обл. С 1943 — не¬легал, ответственный сотрудник референтур СБ, с 1946 — начальник СБ Львовского краевого провода «Буг-2», координатор работы референтур СБ Галичины, Волыни и Подолья. Выполнял обязанности референта СБ Провода ОУН (Б) в Украине. Отвечал за места укрытия Р.Шухевича. Майор СБ. Рыцарь Серебряного креста отличия (1947). По свидетельствам арестованных подпольщиков, отличался чрезвычайной жестокостью и деспотизмом, «свои жертвы убивал после изощренных пыток», лично присутствовал при исполнении смертных приговоров. Застрелился в бункере при попытке поимки.
7. Козак Николай Михайлович (1914, с. Рахиня Волынского р-на Станиславской обл. — 8.02. 1949, с. Петушков Острожского р-на Ровенской обл.). Из семьи греко-католического священника. Псевдо «Смок», «Чупринка», «Вивчар», «Богдан», «Кучма», «Лука», «Сергей Хортица», «715». Окончил гимназию (1933), учился во Львовском политехнической институте (электротехнический профиль). Член ОУН с 1934. В 1937 за участие в организации теракта над профессором института, который обвинялся ОУН в сотрудничестве с польской властью, осужден на 10 лет лишения свободы. В 1939 работал в Краковском Украинском вспомогательном комитете. В 1940—1941 — уездный проводник ОУН на Лемкивщине. Участник Походных групп ОУН (Б) летом 1941, окружной проводник на Хмельнитчине ( 1941—1942), организационный референт и проводник на Виннитчине (1942—1943), руководил подпольной типографией ОУН в Виннице. В марте 1943 назначен референтом СБ группы УПА «Юг», где по его инициативе были уничтожены как «ненадежный элемент» до 60 командиров и сотни бойцов. На совещании руководящего состава ОУН в Деражнянском р-не Ровенской обл. (август 1944) назначен заместителем (по другим сведениям — руководителем) референтуры СБ краевого провода на ПЗУ3. Выступал одним из ведущих организаторов «чисток» в ОУН и УПА, подчиненная ему СБ на Волыни ликвидировала более 1000 участников движения. Изобретатель орудия пыток «станок». Сторонник жестоких мер по отношению к нелояльным участникам повстанческо-подпольного движения и лиц, которые сотрудничали с советской властью. После февраля 1945 — краевой проводник ОУН на СЗУЗ, редактор журнала «За свободу нации». Принимал активное участие в разработке тактики действий подполья в новых после военных условиях. Майор СБ. Награжден УГВР Золотым крестом отличия «за спасение организации на СЗУЗ» — удачно осуществленную оперативную игру с органами НКГБ УСCP. Сохранились стихи К., написанные под псевдонимом «Степан Орач». Застрелился при попытке поимки.
8. Северно-западноукраинские земли, Волынь и Полесье.
9. Коренюк Василий (1919, с. Уиздци Мизочского р-на Ровенской обл. — 12. 12.1945, с. Романов Теремновского р-на Волынской обл.). Родился в крестьянской семье. Псевдо — «Палий», «Модест». Окончил гимназию, где поступил в Юношество ОУН. Окончил студию право¬славной теологии в Варшаве (1938). В 1939-1941 работал директором неполной средней школы в с. Кунин на родине, мобилизован в Красную армию, попал в немецкий плен. С весны 1943 — в УПА, сотрудник политико-пропагандистского отдела штаба группы «Юг», одновременно работает в отделе военно-политической разведки референтуры СБ. С 1944 — ответственный сотрудник референтуры СБ провода на СЗУЗ, с 1945 — член провода на СЗУЗ. Погиб в бою с оперативно-военной группой НКВД-НКГБ.
10. Мирон Дмитрий — «Орлик». Руководитель подполья ОУН на Западной Украине в 1940—1941 и на востоке Украины в 1941—1942. Видан предателем Скузем (со временем ликвидирован СБ) гестапо, смертельно ранен его сотрудниками 28 июля 1942 возле оперного театра в Киеве, где установлена мемориальная доска.
11. Шухевич Роман Йосипович (7.07. 1907, г.Радехов Львовской обл. —5.03.1950, с.Белогорща под Львовом). Псевдонимы— Звон, Та¬рас Чупринка, Р.Лозовский, Тур, Щука, Шух, Шуб, Старик, Отец, Белый, Монах, Мамай, Чумак, Грыць, Степан, Туча, Василь, 171. Из семьи юриста. Один из ведущих деятелей движения украинских националистов и УПА. Генерал-хорунжий УПА. Окончил Львовский политехнический институт (1932), инженер-строитель, работал на фирме Левинского, совладелец бюро «Реклама-Фиша» во Львове. Учился в польской школе военных командиров. Учеником львовской гимназии поступил в Украинскую военную организацию (УВО). Участник пластового движения, глава студенческого спортивного клуба, известный спортсмен. Неоднократно избирался делегатом студенческих съездов, для руководства студенческим обществом «Чорноморье». Организатор терактов УВО над школьным куратором Собинским (1926), полицейским комиссаром Чеховским (1932), сотрудниками генконсульства СССР во Львове (1933), нападения на почту в г. Городок (1930) и других акций.
Член ОУН. с 1929. Учился на тайных курсах организаторов боевой работы в Гданске. В 1933—1934 боевой референт краевой экзекутивы ОУН в Галичине. В 1934 осужден к пожизненному заключению на «Вар¬шавском процессе ОУН», в 1938 амнистирован. В 1938—1939 старши¬на штаба Карпатской сечи, некоторое время живет в Югославии. С сентября — военный референт Краковского центра ОУН, после раскола которой в 1940 поддержал фракцию С.Бандеры, принимал участие в создании подпольной сети и подготовке антисоветского восстания на Западной Украине. Весной 1941 привлекается к формированию в г. Бранденбург (Германия) подразделения спецназначения «Нахтигаль», заместитель его командира — командир сотни. Окончил офицерские разведывательно-диверсионные курсы. Принимал участие в боях с Красной армией в начале войны. С середины 1942 служит в 201 полицейском батальоне СС, который действовал против партизан Белоруси (капитан). После расформирования подразделения немцами (конец 1942) был арестован, после побега перешел на нелегальное состояние, до мая 1943 руководил военной рефе¬рентурой Провода ОУН(Б). По инициативе Ш. 3-я конференция ОУН. (февраль 1943) выдвигает лозунги реформирования внутренней жизни ОУН на демократических принципах, подготовки к открытой вооруженной борьбе против нацистов и сталинского режима. В связи с этим возглавил оппозицию ряда руководителей ОУН ее правящему проводнику М.Лебедю. 13 апреля 1943 избирается в Бюро Провода ОУН(Б) в Украине как «первый среди равных», что было закреплено решением III Чрезвычайного большого собрания ОУН. (август 1943). Ш. становится главой Бюро Провода. С ноября 1943 — главнокомандующий УПА, объединяя эту должность с руководством националистическим подпольем. Возглавляет работу по расширению боевых и административно-тыловых формирований, подготовки военных кадров. В июле 1944 на І Большом собрании УГВР избран главой его Генерального секретариата. Родственники Ш. были подвергнуты репрессиям. После войны на конспиративных совещаниях (1946—1949) вместе с членами Провода ОУН в Украине разработал тактические схемы деятельности подполья: «Дажбог» (сохранение кадров и внедрение «легальной» сети ОУН), «Олег» (воспитание молодежного резерва) и «Орлик» (создание позиций на востоке Украины). Лично принимал участие в подготовке инструктивных документов («Пчела», «Оса», «Муравей», «Игумен» и др.), которые регламентировали различные аспекты деятельности движения сопротивления в условиях советизации Западной Украины. Вместе с тем, в 1944-1948 прилагал усилия для налаживания через посредников миротвор¬ческих контактов с советской властью. Погиб (вероятно застрелился) при попытке оперативно-военной группы МГБ УСCP схватить его на конспиративной квартире. Место захоронения не установлено. 14 июня 1992 в с. Белогорша Ш. открыт памятник; о нем снят художественный и документальный фильмы.
12. Имеется в виду негласный сотрудник органов госбезопасности с 1924 г. М.Захаржевский. В начале 1945 г. заместитель начальни¬ка одного з управлений НКГБ УССР. Кирин-Даниленко выдвинул идею создания легендарного «Провода ОУН на восточноукраинских зем¬лях» в составе Белоцерковского, Конотопского, Днепропетровского, Криворожского, Николаевского «окружных проводов». Одной из главных задач «провода» должно было быть установление контактов с подпольем на Западной Украине, продвижение к его руководству агентуры с целью дальнейшего разложения изнутри. «Провод» должен был возглавить негласный помощник органов госбезопасности с 1924 г. «Таран».
Посланцами «провода» на ЗУЗ стали опытные негласные помощники «Ирина» и «Евгения» (последняя сотрудничала с органами госбезопасности с 1927 г. и за успешную разработку националистического подполья в 1944 г. была награждена орденом Красной звезды). К ним присоединили и Людмилу Фою, члена ОУН с 1942 г., арестованную в январе 1944 г. и привлеченную к сотрудничеству с НКВД под псевдо «Апрельская». Она была из семьи сотника армии УНР, имела высокое национальное сознание, принимала участие в антинемецком подполье времен оккупации, воспитывалась в националистическом духе.
Группа «связных провода» получила разработанные чекистами «подпольные документы», в том числе — сфабрикованное «письмо украинских националистов» с критикой и угрозами в адрес писателя М. Рыльского. 2 мая 1945 г. они выдвинулись на Волынь и попали под наблюдение СБ. с июня 1945 г. на допросе у сотрудника СБ «Михася» Л.Фоя расшифровала себя и сообщила о планах «пол¬ковника Данилова» (С.Карина-Даниленко). Была задержана и «Ири¬на». Перевербовкой Л.Фои, позже объявленной во всесоюзный розыск, занимался лично М.Козак, который решил повести оперативную игру с НКГБ.
19 июня 1945 г. СБ отправила Л.Фою с письмами к «Тарасу». В них сообщалось, что «Ирина» направлена в Центральный провод, имитировалось доверие «провода на ВУЗ и выдвигалось предложение направить на Волынь его руководителя для обсуждения «организационной работы» на Востоке. Л.Фоя получила и подпольную литературу для передачи «колле¬гам». 22 июня она прибыла в Киев, где на встречах с сотрудниками центрального аппарата НКГБ доложила об «успехе» своей миссии.
Сфабрикованные эсбистами документы и поведение Л.Фои убедили чекистов и назад она вернулась с «Тарасом». На допросах в СБ он придерживался отработанной легенды, но на очной ставке был разоблачен «Апрельской» и дал показания о планах создания легендарного провода и оперативной игры от его имени. Тогда же СБ задержала и «Евгению», которую вместе с «Тарасом» вскоре ликвидировали. От имени «Тарана» сотрудники СБ разработали письмо к НКГБ, рассчитывая ввести к ним других участников игры из числа сотрудников органов НКГБ и их агентуры. Л.Фоя второй раз посетила Киев и вернулась к М.Козаку не разоблаченной.
13. Речь идет о Людмиле Фое. В подполье занималась публицистической деятельностью под псевдо «Мария Перелесник». Погибла 19.06.1950 в боевом столкновении с оперативно-поисковой группой МГБ в Неверковском лесу на Ровенщине. Посмертно награждена Серебряным крестом боевого отличия 2-го класса (1952).
14. Пришляк Евгений Степанович (13.12.1913, г.Николаев Львовс¬кой обл. — 3.12. 1987, там же). Из семьи землевладельца, хозяина цемен¬тного завода. Псевдо — «Чернота», «Ярема». В ОУН вступил в 1929, будучи учеником школы. Окончил Торговую школу во Львове (1930). В марте 1936 осужден к 6 годам лишения свободы. Участник Походных групп ОУН (1941-1942). В декабре 1942 арестовывался немцами, выкуплен из львовской тюрьмы. Комендант боевки референтуры СБ Дрогобычского областного провода, с начала 1945 — референт СБ Самбирского окружного, с сентября 1945 —Дрогобычского областного, с начала 1947 — Городоцкого окружного проводов. С начала 1949 – референт СБ Львовского краевого провода, а с мая 1951 — его руководитель. Жена П. — Наталья Гавикович, уклонилась от попыток МГБ использовать ее для вывода мужа из подполья и погибла в бою с оперативно-военной группой. Брат, Ярослав, референт СБ Львовс¬кого областного провода, на эмиграции — один из лидеров украинской общественности Бельгии. 22 января 1952 в с. Ланы Щирецкого р-на Львовской обл. в бессознательном состоянии был захвачен и 12 ноября 1952 осужден к смерти с заменой на 25 лет заключения. Отбыл 11 лет во Владимирской политтюрьме и 14 лет в лагерях. Принимал участие в акциях протеста в Пермском лагере № 35. Освободился 25 января 1977. Не реабилитирован.

Комментарии закрыты.