1947 Инструкция по следствию в СБ

8 Январь 2015 автор: admin

ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЕДЕНИЮ СЛЕДСТВИЯ И ДОПРОСА В СБ
Копия
Строго секретно
СЛЕДСТВИЕ – ДОПРОС
Допрос — это разведывательный метод борьбы органов полиции с преступниками. В наших условиях допрос проводиться аналитичес¬ким способом. При допросе, прежде всего, различаем темперамент людей — их врожденные качества.
Темперамент бывает:
1. Сангвистический — чувствительный, изменчивый, порывис¬тый и слабый.
2. Меланхолический — нечувствительный, стойкий, сильный Меланхолия — глубокая задумчивость, психическая болезнь самообвинение, часто ведет к самоубийству.
3. Холерический — чувствительный сильный (человек легкоо¬бидчивый с сильными легкоменяю пимися проявлениями).
4. Флегматичный — нечувствительный, сильный, мрачный медленно воспринимает впечатления и слабо реагирует.
Кроме этих четырех темпераментов еще различаем:
а) аморфный;
б) апатичный — безразличный, мягкий. Апатия — отсутствие чувства горя и радости, в полном понимании — это безразли¬чие., невосприимчивость внешних явлений;
в) нервозный — повышенная чувствительность нервов и вооб¬ражении, неумение владеть собой;
г) сентиментальный — слишком восприимчивый, слезливый, расплывчатый;
д) пассивный.
Психология арестованного
1. У каждого человека после ареста появляется нервозность и волнение. Степень нервозности зависит от темперамента.
2. Сдержанность в разговоре: каждый арестованный всегда ста¬рается показать свои плюсы, а минусы скрыть. Старается выставить себя в положительном свете. Часто ссылается на свидетелей, которые доказали бы его невиновность, всегда скрывает темные стороны.
3. Арестованный старается овладеть положением, в которое по¬пал и узнать:
а) что о нем знают — старается завязать разговор, чтобы выведать, что о нем знают, другой представляется, что для него все это удивительно, что он ничего не знает, в то же время старается составить план защиты;
б) следит за всеми окружающими его, старается узнать, что это за люди, пытается найти среди этих людей приятеля (конечно того, кто его обслуживает – курево, еда и т.д.);
в) старается выяснить, что с ним сделают. Если уверен, что его застрелят, использует любой способ для побега, даже тогда, когда во время следствия имеются только минимальные успехи. Чтобы узнать, что с ним сделают, арестованный анализирует отдельные вопросы следователя, подслушанные разговоры и делает выводы очень часто ложные. У арестованного появляется сверхчувствительность, в ре¬зультате чего он принимает на свой счет все услышанные разговоры. В это время часто арестованные не живет умом, а инстинктом само¬сохранения. Конечно, при неудачном побеге наступает перелом. Под влиянием инстинкта самосохранения у арестованного появляется сильная концентрация воли, и он внимательно следит за следовате¬лем, заметив невнимание с его стороны, старается все дела, не связы¬вающие его, отлож игь.
4. Когда арестованный сознается, он старается оправдать себя, почему он так поступал. В нем пробуждается сознание, что его пре¬ступление слишком велико. Когда арестованный сознается, он вни¬мательно следит за мимикой следователя, чтобы узнать, какое впечат¬ление произвело его признание на следователя. Обычно арестованные говорит правду свободно и чувствует облегчение, будто избавился от тяжести- После такого признания арестованный хочет иметь какие-то льготы (напр., ослабление режима, вежливое к нему отношение).
У некоторых типов после того, как они сознаются, наступает силь¬ная реакция, арестованный представляет себе, что за преступления его могут застрелить, жалеет, что сознался и пытается бежать.
При аресте нужно наблюдать какую реакцию вызовет арест. Его нервозность надо использовать при запирательстве.
Поведение во время ареста должно убедить арестованного в том,
что:
а) это произошло ошибочно, чтобы не настораживать его;
б) предотвратить представленное им алиби;
в) неожиданным, прямым допросом привести арестованного к признанию.
Прямой допрос производится в том случае, если следователь зна¬ет психику арестованного и располагает уже проверенными матери¬алами. Следователь немедленно после ареста должен использовать нервозность арестованного и сразу же приступать к допросу. В связи с тем, что арестованные старается собой овладеть, следователь не дол¬жен дать ему этой возможности.
к 3) а) так как арестованные хочет выведать, что о нем знают, сле¬дователь должен обратить на это внимание при постановке ему воп¬росов и в поведении с ним.
На заявление: «спрашивайте — я буду отвечать» — следователь должен сказать: «говори всю правду». Если арестованный представ¬ляется, что не знает, за что он арестован, тогда следователь обычно говорит: «Ты знаешь и мы знаем, — говори». Это нервирует аресто¬ванного. Ввиду того, что арестованный хочет составить себе план за¬щиты, следователь должен помешать ему в этом.
б) в связи с тем, что арестованный старается найти людей при¬ветливых, следователь должен применяться к нему, дать ему закурить, развязать ему сперва руки, не ругать его, а отругать часового за плохое с ним обращение и т.п. Другой следователь должен представлять грозного и когда допрашивает грозный, то первый не должен при этом присутствовать;
в) так как арестованный подробно анализирует поведение окру¬жжения, не следует вести никаких переговоров шепотом, а делать это так, чтобы он не видел. Нельзя забирать у арестованного веши, вплоть до окончания следствия, они должны быть нетронуты, и в таком мес¬те, чтобы арестованный их видел. Нельзя отказывать арестованному в его просьбах: бритье, умывании, куренье и т.п., нельзя бить его по голове, по почкам, так как это может привести к смерти.
После неудачного побега арестованного нельзя бить, а обходить¬ся с ним вежливо и доказать ему его нетактичность. Ввиду того, что арестованный старается собрать свою волю и использовать невнима¬тельность следователя в местах, которые его изобличают, следователь не смеет рассеивать свое внимание, а должен быть максимально вни¬мательным. Ему нельзя нервничать, в присутствии арестованного, а если у него такое состояние должен прервать следствие и уйти.
Если допрос происходит при свете лампы, хорошо повернуть свет на арестованного, а самому быть в тени. Для большего нервирования арестованного следователь приказывается ему держать на коленях ру¬ки и т.д.
к 4. Своим поведением и мимикой следователь не должен дать возможности узнать, что он придает большое значение допросу — выражение лица должно быть спокойное.
Следователь должен убедить арестованного в том, что он не ви¬новат, что его самого заставили работать и т.п., когда у арестованного наступит момент признания, следователь должен его использовать полностью и вытянуть из него побольше. Чтобы не терять времен и, признание писать не надо, а следует его просто использовать. После признания допрашиваемый имеет различные желания – надо их удов¬летворить. Обычно бывает так, что допрашиваемый дает показания о методах разведки, но в то же время пытается признаться в своей вине – предательстве. В таком случае оказывать давление на больные для него вопросы не следует, а стоит спрашивать о них несколько позже.
Если арестованных двое, то создается впечатление, что один вы¬дает другого. Их следует изолировать. С целью психического воздейс¬твия на арестованных можно повести пропаганду только надо знать, на чем его взять. Ее надо проводить реальным языком — это значит, что слова следователя не должны быть в разрыве с делами. Пропаган¬ду разделяем на:
а) идейное воздействие;
б) пропаганда на почве семейных чувств;
в) пропаганда на почве личных чувств (характера и страстей);
г) доказательства, что арестованный будет жить.
к а) Идейное воздействие зависит от того, как воспитан аресто¬ванный и с кем имеет дело, если он воспитан в чужой среде, то ему доказывают, что его идеи ложны, что это агентура оккупанта и т.д. Ес¬ли человек нашего воспитания — ему указывают суть нашей борьбы, указывают на то, что большевики стараются восстановить брата про¬тив брата, однако это им не удается, ибо человек, насыщенный наци¬ональными чувствами, не может за короткое время стать изменником. Указывать на то, что у большевиков шаблон, что в данном населенном пункте они должны были иметь сексотов, что кто-то им должен быть и если кто на это не согласиться, угрожают Сибирью и т.п.
к б) указывать на то, что семья арестованного порядочная так же, как и он сам и что только в такое трагическое для Украины время большевики сделали и з него сексота, сказать, что если допрашивае¬мый не сознается во всем, то его застрелят, этим он опозорит свою семью и она почувствует это и т.д.
к в) интересоваться здоровьем арестованного, если он болен — оказать ему помощь, если арестованный специалист — указать, что такие люди пригодятся, они сейчас нужны. Доказывать, что больше¬вики с такими людьми, как он, не считаются, посылают их на верную смерть, а сами за это получают ордена. Указывать на то, почему МГБ само не выполняет той собачьей работы, какую выполняет он и т.п.
к г) доказать ему, что если бы мы хотели его убить, то могли бы сделать это сразу, но что СБ не является тем, кто расстреливает людей, показать инструкцию и др., сказать, что если скажет правду, то будет жить, что нам нужны воины и т.п. В крайнем случае, сказать, что на основании материалов, имеющихся у нас в руках, его можно за¬стрелить, однако от не го требуют всей правды и он будет освобожден. Если арестованный захочет узнать, что мы знаем о нем, то надо ему сказать, что не говорим ему об этом потому, что хотим убедиться в его искренности. Только искренность является для него единственным выходом.
Указания допрашивающему:
Успех допроса зависит от:
– Сбора компрометирующих материалов;
– Квалификации следователя;
– Положения допрашиваемого.
Допрос проводим аналитически, психологическими методами.
Непосредственное влияние на ход допроса имеет арест и конвои¬рования, которые нужно проводить в соответствии с общими метода¬ми следствия или его приемов.
1. Арест:
а) внутренняя агентура — арест под видом вызова к орг. руководи¬телю, перевода, посылка на связь, учебу и т.п.;
б) внешняя агентура [1] — арест производим под предлогом ука¬зания дороги, указания желательных мест, людей и т.п.
в) Резидента арестовывать под предлогом призыва в УПА и др. Нельзя арестовывать и говорить о том, что он арестован. Следует со¬здать впечатления, что это недоразумение, или какое-нибудь неболь¬шое дело. Если посылают боевиков кого-нибудь арестовать, то их следует хорошо проинструктировать как они должны себя вести.
2. Конвоирование:
а) конвоирование зависит от способа ареста, точки зрения успеха дела при конвоировании лучше не связывать руки, ею сточки зрения безопасности., лучше связать, хотя это и могло бы быть не а пользу де¬лу. При передаче арестованного вахтеру, его следует хорошо проинс¬труктировать как он должен себя вести (проверка рук и т.п.).
По служебному — следует с арестованным поступить так — зако¬вать в кандалы и проверить при передаче другому вахтеру. Конвоир не имеет права чистить оружие, спать и т.п. Если арестованных два – должен быть конвоир охраны. В сторону арестованного отводят два вахтера. Если с арестованными случится какой-нибудь несчаст¬ный случай, то в первую очередь отвечает тот, кто ведет следствие, а затем охранявшие его. Если арестованный находится в укрытии, оружие надо держать отдельно или составить его в козлы, считаться с арестованным при устройстве его физиологических потребностей. При аресте конвоир обязательно должен иметь батарейный фонарик. Никогда не следует развязывать арестованному руки при вводе его в укрытие. Вахтеру запрещается говорить с арестованным, разве только в отдельных случаях, если ему укажет следователь — такой разговор имеет определенную цель.
Если по одному делу имеется несколько арестованных, их надо изолировать, чтобы они даже мимикой не могли между собой дого¬вориться.
Собственно допрос
Допрос разделяется на вступление и 3 части. Проводить его сле¬дует таким образом, чтобы объект не сориентировался, что он нахо¬дится на следствии. Разговор вести сначала на свободные темы.
а) вступительный разговор с а) (внутренник) хорошо вести под видом требования отчета. Он будет тогда разговаривать о своей де¬ятельности, о своих дополнительных сторонах.
В это время не следует задавать ему больных для него вопросов или указывать ему на то, что нас интересует. Надо повести разговор так, чтобы объект говорил сам, хорошо играть роль пропагандиста – это делается тогда, когда он еще не арестован.
б) если же объект из внешней агентуры и уже арестован, вести разговор на свободную тему, длть ему возможность высказаться, прк- чем самому следует маскироваться, представляя из себя труса, боя¬щегося допросов, чтобы объект убедился, что имеет дело с обыкно¬венным человеком. Перед вступительной беседой следует изучить психологию объекта или дополнить законченное изучение, если он до этого разрабатывался. Во время вступительной беседы надо прове¬рять память объекта.
I часть допроса
В этой части спрашивать автобиографию. а) Если он не арестован еще опрашивать его под углом проверки авгобиографическихданных. Для того, чтобы он не сориентировался, надо провести аналогичные разговоры с другими воинами. В это время нельзя ставить никаких вопросов. Эта часть допроса должна быть краткой, цель ее — ориен¬тация виновен объект или нет.
Этот рассказ автобиографию следует выучить на память, чтобы в дальнейшем не обращать внимания на главное, а места подозритель¬ные, выбрать и подчеркнуть. Если главная мысль длинная и тяжело запоминается, надо незаметно ее записать, а затем выучить. В отдельных случаях надо предложить написать самому объекту, но это надо чем-то оправдать. Тут следует сделать выводы уже в самой методике. Обычно допрашиваемый старается законспирировать те места, ко¬торые его могут скомпроментировать, если не сориентируется и сам вспомнит о них, то говорит, что мол, забыл.
II часть допроса
В этой части допроса следует провести арест объекта, предуп¬редить его, что он арестован и должен говорить правду. Следователь должен использовать этот случай в своих интересах. С этой целью он должен поступать соответствующим образом. Провести арест не¬ожиданно, чтобы захватить врасплох объект. Надо провести основа¬тельный обыск. Следователю не следует спрашивать объекта о вещах, изъятых у него при обыске и не говорить ему об этом. Лучше всего производить обыск в третьей части допроса, но обычно это делается во второй, чтобы объект тайно чего-нибудь не уничтожил.
В этой части еще раз спрашиваем автобиографию, но очень точ¬но и не только о том, что нас интересует, но и обо всей его жизни, чтобы объект не ориентировался, что нас собственно интересует и что мы знаем. В целях детализации жизни объекта можно ставить дополнительные вопросы, но ни в коем случае не говорить о своих делах. Допрашивающий должен быть очень внимательным, чтобы не пропустить ни одного вопроса. В этой части допрашивающий должен выработать себе понятие о цели дела и жизни подозреваемого и доис¬киваться агентурной окраски.
III часть допроса
В третьей части допроса жизнь допрашиваемого следует разде¬лить на отдельные периоды (польские времена, первая большевист¬ская оккупация, немецкая, вторая большевистская) и спрашивать о периодах не в хронологическом порядке, пусть допрашиваемый гово¬рит, но очень точно. Разбитые периоды уже можно записывать. Чтобы все подробно выпытать, нужно ставить вспомогательные вопросы, не¬льзя задавать прямых вопросов о том, что мы знаем. В каждом случае нельзя давать объекту доказательственных материалов.
Свидетели
Свидетелей следует опрашивать отдельно и на основании их по¬казаний составить характеристику объекта. Показания свидетелей бывают:
1. Положительные свидетельства — если он приятель аресто¬ванного;
2. Отрицательные — если враг;
3. Объективные — если есть объективность.
Очная ставка
Если несколько человек допрашиваются по одному делу, то надо, чтобы они не знали друг о друге. В таких случаях делается немая очная ставка, при допросе можно проводить очную ставку с разговором. Это делается тогда, когда допрашивающий делает вид, что арестованный говорит правду. Это делается при таких условиях:
1. Арестованный скажет нам только то, что мы подскажем (прим. «Иван, говори правду» или «Я сказал все, что знал»);
2. Во время очной ставки не допускать, чтобы объекты договорились даже мимикой (повернуть их друг к другу спиной).
Перекрестные вопросы
В допросах не задавать перекрестных вопросов. Обычно допрос производит один следователь, хотя их может быть и больше. Если есть больше, то они только следят за ходом дела и обмениваются между собой мнениями и замечаниями. Другой следователь только с разре¬шения ведущего дело может задавать вопросы, но если так не делает¬ся, то они только портят друг другу ведение дела.
Физическое принуждение
Физическое принуждение применяем в крайнем случае и еще тогда, когда:
1. Следователь убежден, что объект преступник и принципи¬ально не хочет говорить;
2. Допрашиваемый не реагирует на поставленные ему вопросы.
В случае, когда следователь убежден, что объект преступник и не хочет говорить и сознаваться, а все время лжет, тогда надо сделать так, чтобы на мелочах доказать ему его ложь.
Если есть два таких допрашиваемых, тогда случайно их соеди¬нить, а затем расспросить и доказать лживость показаний.
При такой очной ставке отыскать расхождения и оперировать ими в дальнейшем. Во время физического принуждения (нельзя увечить), нельзя так бить, чтобы допрашиваемый потерял надежду на жизнь. В это время нельзя объекту задавать вопросы. Признание, полученное во время физического принуждения надо проверять, согласно аген¬турной методике.
При ликвидации дела обратить внимание на агентурные знаки (объект вышел, а другие попадали), не бить, если в один день не хочет сознаваться в провале — надо анализировать агентурную методику объекта. Физическое принуждение перед другими надо скрывать.
Выполнение такового должно быть систематическим, чтобы пос¬тепенно сломить объект.
Конвейер
Выступает 2—3, а иногда и больше следователей. Один из них старший, а остальные — помощники. Разговор ведет старший, а по¬мощники уточняют некоторые пужты, или во время перерыва пер¬вого следователя разговаривают с ним на различные темы. Таким образом, не дадут ему возможности создать легенду. Цель конвейера психически и физически измотать агента.
Способ раскрытия легенд
Бывает тогда, когда несколько человек уточняют рассказ подоз¬реваемого и уточняют при проверке легенд. На основании уточнений изобличается объект.
Разработка
Легенды побегов из Красной Армии, транспорта, лагеря, прове¬рять маршруты по картам. Если имеется несколько допрашиваемых, надо спрашивать всех и записывать расхождения (например, что ели, какими ложками, кто первый бежал, второй и т.д.). Инициатором побега всегда должен быть агент. Картой пользоваться так, чтобы объект не видел, лучше всего, чтобы он был убежден в том, что допрашиваю¬щий знает территорию.
Раскрытие с помощью т.н. «крючьев»
(Например, бежит из Катовиц, шел по звездам, имел при себе иг¬ральные карты, документы, снимки). Агент может иметь несколько легенд — тогда переписываться их несколько раз — их следует подго¬товить и рассматривать по очереди.
Разработанные и режиссированные легенды
В этих случаях легенды раскрываются путем анализа. Разоблачать искусственность легенд (побег, как герои, ослабление изоляции, счас¬тливый случай). Раскрывается с помощью точных описаний домов, комнат, планов домов, не был ли в камере оперработник, на основа¬нии описаний людей, оперработник послеп обегапотирает руки, дает курить — обратить внимание на организаторов групповых побегов.
Освобождение из тюрем, из органов милиции из-за недостатка компрометирующих материалов — легенды:
Их следует проверить на основании V раздела картотеки. Если нет картотеки, тогда с помощью разговоров уточнить с кем работал, не был ли еще кто-нибудь из этих людей арестован, не проваливался ли, какая была работа, велась ли конспиративно, могли ли о ней знать большевики. Таким образом раскрывать легенду на основании левых документов и фамилий.
Освобождение из Красной Армии по болезни — легенды:
Следует установить не перебрасывался ли объект в другую часть, не вызывала ли его какая-нибудь комендатура, политрук, не было ли каких-нибудь арестов в его части, роте, взводе. Установить был ли на¬столько болен, что его могли освободить, если симулировал — име¬ли ли возможность его проверить. Обращать внимание на побеги из Донбасса, переход через Днепр тяжелый.
Проверка на допросах
Рассматривать уточнения следствия, вербовки, способов связи и инструктаж (конечно, провалы будут скрывать), объект может гово¬рить, как большевики говорили ему делать то-то и то-то.
К сокрытию связи с органами полиции — легенды:
Установить путем уточнения, например: был на просвечивании, ходил в летнюю школу — проанализировать отдельные случаи, обращать внимание на искусственность.
Для просьбы в подполье — легенда:
Следует уточнить все искусственные моменты, счастливое стече¬ние обстоятельств, проявление храбрости и тд.
Автобиографические легенды:
Обратить внимание на всех репрессированных большевиков, С Б, тех, что при немцах имели счипьс организацией и т.п. Уточнять дейс¬твительность, имеющую агентурную окраску, на основании методов оперативной работы (методика связей).
Полицейские приемы
Способ проведения вербовки, подписка, кличка. Обратить вни¬мание на шгод разведки: агентурные знаки, уточнить вид сексотов, сексот может сознаться в менее важных преступлениях, чтобы скрыть, таким образом, болнл ие; может сознаться вплоть до подписания за¬явления, но не признаться так, чтобы его провалить.
Разработать агентурно-оперативные методы:
Обратить внимание на 5 основных точек агентурно-оперативной методики, Здесь нельзя задавать объекту вопросы.
а) Подбор объекта для агентурной работы: установить не было ли вызовов в отдел кадров и т.п., не подружился ли случайно кто-нибудь с ним, не завязывал ли разговоров, не требовал ли писать автобиогра¬фию и чем это объяснял, не вызывали ли в какое-нибудь учреждение и о чем с ним говорили (изучение объекта).
Ели был арестован, то не подружился ли с ним кто-нибудь из за¬ключенных, не рассказывал ли объект кому-нибудь о своих пережи¬ваниях, не оказывал ли ему кто-нибудь бескорыстных услуг; не спра¬шивал ли объект о других людях, не давал ли объекту литературы, оружия, не заходил ли кто-нибудь в дом объекта из людей, связанных с полицией, не был ли кто из родственников арестованного, как долго сидел, о чем его спрашивали и т.п.
б) Вербовка: способ связи вербовки,как оперативники конспи¬рируют контакт вербовки (например, ехал в командировку), кто вы¬давал командировку, можно подозревать, что был связанные контакт вербовки; через арест, как, кто арестовывал, как обращались до и пос¬ле вербовки, дали ли ту же камеру после вербовки, как конвоирова¬ли, допрашивали и вербовали, те же самые ил и другие люди, в той же комнате, где допрашивали ран ыне или нет, когда допрашивают, когда вербуют, сообщить время, как и что подписывал (фамилию, псевдо¬ним), сколько раз, как освобождали, подробный текст легенды и ее режиссировки, режим в камере после вербовки, не был ли ослаблен режим, передачи, как осуществляется контроль камеры, кого исполь¬зуют на работах — пилке дров и т.п., подробное описание дома, размещение во всем доме. С этой целью разработать характерные черты самого оперработника и записать в протоколе список лиц, присутс¬твовавших при вербовке или тех, кто вербовал также сообщи.
в) Контакты: где контактировал, как конспирировал контакты, переодевался ли оперработник в гражданскую одежду, всегда ли был в этой одежду, всегда ли был в этой одежде, какую пользу приносил скрытым (тайникам) постоянно ли имел контакт с одним или дру¬гим оперработником, кто его затем забрал, старший или младший по рангу оперработник или сексот, принадлежавший МВД, которого пе¬редали МГБ и как выглядела формальная передача (сильная конспи¬рация связей сексота с оперработником указывает на полноценность сексота).
г) Указания — при разработке сексота надо полностью выпытать у него указания и инструктаж, полученные им от оперработника, взять способ их выполнения и помощи, которые оказывал оперработник сексоту во время выполнения задания. Для того, чтобы выведать инс¬труктаж, который сексот может не помнить, а может быть и не сможет рассказать весь инструктаж, надо помогать себе вопросами (например, как он должен был узнать проводника, как следить в полей т.п.). при этом следует отличать инструктаж оперработника от опыта сексота.
Разработать отдельные приемы сексота в быту и на работе с рас¬четом на обстоятельства (например, должен был оправдать свое пре¬бывание в городе, где он никогда не был); как оперработник стиму¬лировал сексота. Как выполнял поручения и как сексот отштывался перед оперработником.
д) Ликвидация дел — разработать приемы ликвидации дел: конспи¬рирование сексота (легенды пропаганды, наушниченье, облавы и т.д.).
Перевела с украинского:
Ст. оперуполномоченый Управления 2-Н МГБ УССР [2] капи¬тан БЫХОВЕЦ
ГА СБУ. – Ф. 13. – Сир. 372. -Т. 22- С. 117-134.
(Машинопись, копия, перевод с украинского)
1. По терминологии СБ ОУН внутренней агентурой назывались оперативные источники советских правоохранительных органов среди участников УПА и подполья, внешней — среди населения, окружения подпольщиков.
2. Согласно указанию ЦК ВКП(б) и правительства СССР, совместным приказом МВД и МГБ СССР №0074/0029 от 21 января 1947 г. противодействие националистическому движению полностью передается в компетенцию органов государственной безопасности. Им подчиняются внутренние и пограничные войска, уничтожительные батальоны, передается соответствующий оперативный учет и техника, а со временем – и органы милиции. В составе 2-го Главного управления МГБ СССР (контрразведка) создается отдел 2-Н в качестве координационно-кураторского подраздела по борьбе с национализмом. В Украине главным оружием противодействия ОУН и УПА с этого момента становится Управление 2-Н МГБ УССР во главе с заместителем министра госбезопасности республики. Он же, как правило, руководил Оперативной группой во Львове — координационным центром антиподпольных мероприятий в регионе.
По состоянию на 10 сентября 1949 г. упомянутое Управление во главе с заместителем министра генерал-майором В. Дроздовым насчитывало по штату 126 сотрудников и включало следующие основные отделы:
– 1-й отдел, розыск членов Центрального провода и членов краевых проводов в Украине;
– 2-й, оперативная разработка проводов в среднем и низшем звене вплоть до подпольных групп;
– 3-й, учетно-информационный;
– 4-й, оперативной радиосвязи и техники.
Со временем в функциональную направленность подразделов вносили определенные изменения. Так, в начале 1950-х гг. 2-й отдел занимался: дополнительно «легальной» сетью ОУН, 3-й — националистами в восточных областях УССР, 4-й переключился на разработку мельниковцев. Определенное время существовал специальный отдел по радиоиграм против зарубежных националистических центров. 19 марта 1947 г. согласно указанию МГБ УССР N215/2/9876 создаются отделы 2-Н областных УМГБ во главе с заместителями их начальников. После временного слияния МВД и МГБ в единое ведомство (1953г.) задача противодействия националистическому подполью передается с 8 августа 4-муу (Секретно-политическому) управлению МВД (с марта 1954 г. — КГБ) УСCP, которое просуществовало до 9 марта 1960 г.

Комментарии закрыты.