Основные вопросы нашей освободительной борьбы

8 Декабрь 2014 автор: admin

ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ НАШЕЙ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ
/Из доклада председателя комитета АБН на Конгрессе АБН/
I. ГЛАВНЫЕ КОНТУРЫ ИДЕЙНОГО СОДЕРЖАНИЯ О*СВОБОДИТЕЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ НАРОДОВ АБН
Нельзя скрыть истину, что мир сейчас переживает кризис – моральный, политический, культурный, хозяйственный и в некотором отношении и религиозный. Над миром завис призрак большевизма.
Он бродит сегодня уже не только в Европе, но и по всему миру. Вторая мировая война не только не залечила ран человечества, но усилила заболевание. Нет больше угрозы национал-фашизма, но во всей своей «красоте» выступил на мировую арену большевистский тоталитаризм – еще более опасный враг человечества, культуры, цивилизации и святынь человека – свободы и справедливости. Угроза потери свободы возникла перед народами. И в этот тяжелый час нам надо направить все усилия, приложить максимум работы и объединенных действий всех народов, чтобы отклонить нависшую над ними угрозу.
Какие пути для этого? Какими идеями можно победить большевизм в мировом масштабе?
Прежде всего, ясно и четко одно положение: наш лагерь, лагерь порабощенных российско-тоталитарным большевизмом народов не переживает идейный кризис. Освободительная революция народов не имеет ничего общего с растерянностью. В ней все четко и ясно. Ее цели ясны и очевидны всем. Она знает свою великую правду. Она имеет чистые и благородные идеи, чистых людей, а не захватчиков, благородных сердцем борцов, которые борются и гибнут за свободу и справедливость, гибнут со святыми убеждениями и верой в новый лучший мир правды и справедливости. У наших борцов на родных землях – у литовских, латышских, белорусских, словацких, румынских, сербских, венгерских, хорватских, украинских, казахских, кавказских, туркенстанских и других революционеров – все ясно, просто, свято, когда вопрос касается их основной правды, в сущности которой они не сомневаются, как в Богом данных им законах. Имя этой правды, выжженной в их сердцах, – свобода и справедливость для каждого народа и отдельного человека. Нет никакого идейного кризиса на наших родных землях, т.к. все наши народы находятся в постоянной борьбе, и их борцы, не раскаиваясь в своих поступках, гибнут в борьбе с национальными гимнами на устах. Разве это признак кризиса, когда героические матери и дети наших народов сами принимают активное участие в борьбе, когда теперь мы имеем безмерно более высокие примеры героизма, чем в античные времена? Разве не являются людьми с мелкими душонками все эти Зиновьевы и Бухарины и другие старые большевики, которые вместо того, чтобы достойно закончить свою жизнь, если они верили в свою идею, каялись за свои поступки? И как же они ничтожны в сравнении с нашими бойцами, мужественно умирающими за свою правду, не покоряясь врагам своей идеи.
Из каких постулатов мы исходим?
Основой нашего общественно-политического мировоззрения является нация, как естественная категория, как непереходящая ценность.
Нация – это наивысшая духовно-органическая общественная единица, которая выкристаллизовалась и выросла в определенных исторических, геополитических, хозяйственных и социально-политических условиях, как конкретный, реально существующий организм. Элемент подсознательного, построенного на чувствах, является одним из существенных ее начал. Человек – это неразрывная составная часть организма нации. Благополучие нашей национальной общественности для каждого из нас является высшей целью. Не существует абстрактного, безнационального современного человека. Есть только определенный национальным содержанием конкретный человек определенной нации. Человеку присущи идея свободы и общественный инстинкт, создающие решающие начала человеческой природы. Сущность человека – это сущность внутренне свободного существа, своей совестью отвечающего за исполнение своего общественного целевого назначения. Творческая свобода человека и благо общества – это абсолютные ценности. Законное принуждение имеет свое оправдание только тогда, когда необходимо ограничить свободу в случае злоупотребления ею, чем спасают свободу и укрепляют ее для общественности и единицы, свобода, которая имеет свои границы там, где она расходится с благом общества. Современный человек выполняет свою роль через и в рамках национальной среды. Семья, как органическая клеточка национального организма, сохраняет и гарантирует моральное и физическое здоровье национальной общественности и единицы.
Нация, семья, человеческая личность – такова иерархия общественных явлений. Органическое единение этих трех ценностей с внутренне воспринятым и органически, добровольно, а не насильственно согласованным доминированием общего над эгоистическим, национального над индивидуальным, – обозначает содержание нашего понятия человека.
Наивысшей формой жизни и единственным гарантом развития нации является национальное государство. Жизнь и развитие нации может обеспечить только собственное, ни от кого не зависящее, народовластное и народоправное государства на всей этнографической территории данного народа.
Национальная идея является универсальной идеей, т.к. каждый народ имеет право на собственное самостоятельное государство на всей его территории так же, как каждый человек, независимо от расы, религии, богатства, имеет право на личную свободу. Мы выступаем за свободу и справедливость для всех народов и всех людей всего мира в одинаковой мере. Идеи свободы и справедливости – это те ценности, за которые шла и идет борьба во все времена у всех народов и всех людей. Они стимулировали и стимулируют все нации и все единицы.
Свобода, как вечный, неизменный идеал – цель борьбы.
Свобода и справедливость, как ограничивающий свободу элемент и стимул действия, неразрывно связаны между собой. Этими идеями злоупотребляли империалисты всех видов и времен. Их реализация была направлены на фальшивый путь, напр., – на путь классовой борьбы, но никто еще не отваживался вести борьбу под другими лозунгами. Эти идеи останутся навсегда путеводными на тернистом пути человечества.
Особенно глубоко и болезненно чувствует эти идеи порабощенный народ, у которого более развито восприятие понятий правды и справедливости. И в значительной мере, кроме простого инстинкта борьбы за жизнь, вера в окончательную победу справедливости и идеи свободы, – дает ему силы пережить тяжелую действительность и поддерживает его твердость в борьбе. И эта вера в правду и высшую справедливость и свободолюбие уравновешивают и окончательно побеждают более сильного, технически и материально, поработителя, в конце концов, демобилизуя его. Именно поэтому система насилия, в частности, большевистского, стремится к тому, чтобы бесправным злоупотреблением власти убить в порабощенном народе не только чувство человеческого достоинства, сделать его рабом, но и систематическим применением насилия и бесправия окончательно вырвать у народа и человека веру в то, что вообще существует добро, правда, справедливость в этом мире зла, нищеты, убийств, разбоев и уничтожения. Ясно, что само по себе даже наиболее глубокое убеждение и горячая вера в победу добра, правды и справедливости – не прогоняет оккупанта с нашей земли. Но они дают внутреннюю силу устоять в борьбе и являются неугасимым стимулом борьбы, равным силе стремления к жизни. Свобода и справедливость, вечные и неумирающие идеалы человечества, побеждают не только, потому что в них самих заключен элемент победы, но, прежде всего, потому что всегда побеждает активное и бесстрашное, великое и мужественное, побеждают борцы, несущие веру в правду и стремление к жизни. Вот эти бойцы, народные массы, и побеждают врага, отсюда растет их физическая сила.
Стимулом всех великих революций были всегда стремление и тоска по свободе и справедливости. Не только нужда, не чувство неправды и несправедливости, невыносимость неволи – принуждали людей и не живущих в нужде умирать на баррикадах. Экономические условия были фоном, на котором яснее отражалась социальная неправда и национально-политический гнет, но и на культурном фронте он отражался и отражается так же. Стремление и тоска по национально-политической свободе и свободе вообще и по социальной справедливости – основные двигатели революций, которые изменяли и в будущем будут изменять лицо мира. Теперь, более чем когда бы то ни было, грядет эпоха революций, революций национальных и социальных. Они выведут человечество на путь счастья, радости, добра и правды. Наше спасение и спасение всего человечества – в антибольшевистской революции народов, которая положит конец темным силам большевистского рабства. Без осуществления идеи нашей революции невозможно спасение мира. Невозможно падение последней твердыни тоталитаризма – Кремля.
Было бы ошибкой понимать эти положения, как нашу ставку на всемирную революцию порабощенных народов. Нет, в политической, вернее в стратегически-политической плоскости наша ставка идет исключительно на освободительную революцию народов подсоветского мира, народов, прежде и вновь порабощенных российским империализмом, собственно, российско-большевистским империализмом. Наша революция является революцией народовластной. Нашими союзниками в борьбе дожлны стать западные демократические сверхдержавы. И как реально мыслящим, нам необходимо приложить усилия, чтобы привлечь западный мир к осуществлению наших целей, т.е. к разделу российской империи на национальные государства всех народов и возвращение суверенитета народам-сателлитам СССР. Но оперируя реальными фактами и ограничивая сферу наших действий исключительно территорией подбольшевистского мира, нам не следует закрывать глаза на те процессы, которые возникают вокруг нас во всем мире. Мы не может изолировать себя от идейных процессов, происходящих вокруг нас. Сегодня поднимают голос уже и колониальные народы. Национально-освободительный процесс развивается во всем мире с небывалой силой. Распадаются империи и на сцену выходят народы; распадаются многонациональные государства, приходит эра государств национальных. Каждый народ хочет иметь свой собственный голос в хоре, в мировой симфонии. Освободительные движения мировых масштабов политически и стратегически не входят и не могут входить в орбиту наших действий, т.к. мы боремся исключительно против российско-большевистского империализма и стремимся иметь союзником в нашей борьбе и английскую империю, к тому же нам надо не упускать из вида, что большевизм фальшиво использует национализм колониальных народов для подрыва позиций своих противников. Но тут он сам попадает в сеть своей паутины, подрезает ветку, на которой сидит. Нельзя же одной рукой уничтожать миллионы за борьбу, за национальную идею, а другой – защищать колониальные народы других империй, где живется несравненно лучше, чем народам СССР в «свободных республиках». Не те времена и не те люди, чтобы поверить в эту ложь. Идеи не платят пошлин, они проникают всюду и железной завесой путь им не закрыть; идет новая эпоха победы национального принципа во всем мире. Большевизм – тюрьма народов – разлагается изнутри.
Мы говорим: «Свобода и справедливость для всех». Освобождение человека порабощенной нации возможно только через национальное освобождение. Социальное освобождение – органическая последовательность и внутренняя неразрывная часть национального освобождения. Нет теперь национальных революций без социальных. Носителем национальных революций являются народы, а народные массы, получая власть, будут организовывать свою жизнь по собственной воле.
В противовес всем предыдущим стремлениям нивелирования нации и пренебрежения национальным принципом в противовес имперским концепциям, мы, освободительная революция подсоветских народов, выдвигаем как единственно реальный и современно революционный принцип построения мира – национальный.
Наши государства возродятся в условиях перестройки мира. Эта перестройка имеет революционный характер и идет по линии борьбы против всех видов угнетения за новый строй свободы и справедливости, являющийся стремлением всего прогрессивного человечества.
Антибольшевистская освободительная революция народов исключает принципиально всякий империализм и шовинизм в межнациональных отношениях, принимая как истину равное для всех народов право на жизнь и развитие в рамках всеобщей свободы и справедливости.
Антибольшевистская освободительная революция народов исключает всякую эксплуатацию человека человеком или государством, стремясь организовать социальный строй каждого народа на свойственных ему народовластных началах. Это стремление антибольшевистской освободительной революции народов к межнациональной и внутринациональной гармонии, – являющееся общечеловеческим идеалом, – является неотъемлемым идеалом наших народов. Общечеловеческие цели выполняют угнетенные народы, борясь не за фальшивые интернациональные идеи, а за свою нацию, не давая поймать себя на приманки великодержавных концепций, за которыми всегда скрывается империалистическое устремление какого-либо народа. Антиимпериализм и антишовинизм = это черты, присущие антибольшевистской освободительной революции народов.
И украинские революционеры, и румынские, и белорусские, и чешские, и туркенстанские, и др.народов не имели и не имеют никаких претензий на чужие территории. Они признают, что нормировать пограничные споры будут этнографические принципы и ни один из наших народов не имеет и не будет иметь претензий на землю, где нет большинства его населения.
Мы враги захватнических войн. Мы за последнуюю великую освободительную войну и революцию. Каждый империализм, независимо от его форм, есть символ рабства. Манифест последней войны – Атлантическая хартия – имел всеобщее значение. Совершенно неважно, что обусловили ее появление тактические моменты. Главное, что она придала войне освободительный характер, хотя альянс с большевизмом и снизил ее ценность. Она была не только обращением к порабощенным нацифашизмом народам, но манифестом, закрепляющим принципы, на которых должен базироваться новый мир, свободный от страха, нужды, войны. Не важно, что ее придерживаются подписавшие ее стороны, важно, что идея ее закреплена и призывает к борьбе. Эти идеи не висят более в воздухе, а с железной необходимостью приходят на порядок дня и их уже не обойти и не обмануть народы вторично. Идеи Атлантической хартии подтверждают нашу концепцию перестройки мира, когда говорят о свободном выборе народами своих правительств и т.д. – значит и наименьшие народы имеют на это право. Эти принципы Атлантической хартии противоречат пропаганде некоторых империалистов о том, что существование малых государств относится к прошлому, что именно они создают причину беспокойств и войн в мире, говоря, что жертвы войны являются результатом отсутствия крупных комплексов, гарантирующих отсутствие войн. Но история учит нас кое-чему другому. Как раз войны между империями и сверхдержавами ведутся не на жизнь, а на смерть. Атомное оружие возникло не в войне малых государств; опустошения приносят имперские войны. Когда народы откажутся от своих империалистических стремлений, в мире будет спокойно. Когда Швеция отказалась от своих империалистических позиций, она не вела ни одной войны, и по сути шведскому народу живется несравненно лучше, чем имперскому немецкому или русскому.
Итак, кому выгодна война: народным массам или кому-нибудь другому? Наполеон, Вильгельм, Николай II, Гитлер, Сталин – они вызывали катастрофы, с другой стороны – сколько войн вела Швейцария, Норвегия, Бельгия, Австралия, Новый Египет. Почему теперь есть тенденция к разделу Германии на малые государства, в качестве гарантии против агрессивной войны? Почему не видят гарантию мира в Европе в расчленении Германии и не хотят видеть гарантии мира во всем мире в разделе империй вообще и в особенности – большевистской империи?
Балканизировали Балканы не малые государства, а действующие там империи – султанская или царская. Мир балканизируют империи. А теперь вопрос: не является ли балканизацией мира его большевизация российской империей?
Разве это не провоцирование войн империями?
Разве не жила бы мирно Колумбия, Венесуэла или Италия, если бы к ним не вмешивалась большевистская империя? Или если бы не нацистские империалистические стремления, было бы столько миллионов жертв? Так называемые войны между Парагваем и Уругваем – это мелкие столкновения по сравнению с теми катастрофическими последствиями, которые принесли межимпериальные, а теперь, может, и межконтинентальные войны. Только империи толкают мир в страшные войны.
Итак, гарантией мира является раздел империй, в особенности, большевистской; дифференциация мира, а не великодержаные концепции, которые несут в своем зародыше первородный грех захватничества, владычества.
Мы принципиальные противники войны. Мы хотим, мы стремимся к тому, чтобы война, которая придет, была последней, чтобы это был последний и решительный бой с любым рабством, чтобы он похоронил навеки различные империализмы и тиранию. Но мы не хоти утверждать, что войны прекратятся вообще. Мы считаем, как реальные политики, что только после осуществления организации мира на национальном принципе, после дифференциации мира придет одновременно его органическое объединение на основе свободного решения всех свободных народов. Мы придем к такому единству мира через разделение, через осознание и самоутверждение национального «я» каждого народа, как постоянного гаранта справедливого мира.
Коротко: антибольшевистская освободительная революция народов определяет, что единство мира возможно только на базе его дифференциации, на базе самостоятельных, независимых государств для каждого народа, на базе противопоставления всемирному СССР и вообще всем наднациональным конструкциям полного и национально-государственного самоопределения всех народов мира и их государственной независимости и в то же время – гармонического сотрудничества и лояльной взаимопомощи самостоятельных, соборных государств всех народов мира, одинаково равных и свободных, независимо от размера, расы, богатства.
Через дифференциацию, через утверждение государственной самостоятельности и равноправия всех народов и людей – путем реализации во всем мире идеи государственного самоопределения народов – к единству мира, к единению равных с равными, свободных со свободными. Через последнюю освободительную войну и революцию – к вечному миру между всеми народами мира, построенного на идеях свободы и справедливости, на государственном самоопределении, свободно выявленном предыдущими плебисцитами крови, кровавой борьбой, а не избирательными листовками.
Освободившись от гипноза большевистско-империалистического чада, посмотрим на мир нашими собственными глазами, стряхнем с себя внушение большевистских империалистов, которые хотят убедить нас, что наступила эпоха великих комплексов и неимпериалисты могут идти только с какой-нибудь из великих держав, а не своим путем, путем обновления, ренессанса человечества, на пороге которого стоим мы, его творцы. Идет наша эпоха, за которую тысячи и миллионы отдали свою жизнь.
II. МЕЖДУНАРОДНЫЙ АСПЕКТ И НАЦИОНАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕАЛЫ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ НАРОДОВ АБН
Большевистскую империю изнутри подкашивают революционные силы наших народов. На повестке дня стоит ее расчленение, а не унификация. Немецкий Рейх подлежит разделу, а не унификации. Даже такая умудренная опытом столетий империя, как Англия, к тому же наиболее прогрессивная, и та разделяется. В ней наиболее ярко видна борьбы двух течений – унификации и дифференциации. Под давлением освободительных движений народов империй, их сепаратистских тенденций получают самостоятельность Индия, Пакистан, Бирма, Палестина, Египет. Почему закрывают глаза на этот факт? Почему не видят, что СССР держится только на прикрытой физической силе?
Войне захватчиков еще долгое время, к сожалению, будет противопоставляться только сила свободолюбивых народов. Призыв к гуманности и справедливости на захватчиков не действует. Им импонирует лишь сила – и ею надо ответить. Поэтому нам надо так развить наши силы, чтобы их признал мир и наш враг – российско-большевистский империализм.
Выше мы сказали о дифференциации империй, выкристаллизации наций, о том, что создаются новые национальные государства. Сегодня уже нет четверть-миллиардных народов. Индия и Пакистан не случайность. Тем же путем пойдет Китай. Вся Индонезия станет самостоятельной и разделится. Черный континент тоже не монолитен: нации черной расы также осознают себя как отдельные народности. Либерия – не исключение. Форма американского хозяйственного империализма, не носящего колонизаторского характера, прогрессивнее прежних форм империализма. Хотя она из экономических соображений и в связи со специфическими условиями формирования северо-американской нации защищает надгосударственные конструкции с тенденцией вливания в один конгломерат различных народов, но столкнувшись с европейской действительностью, где народы имеют четкое и ясное лицо с тысячелетней традицией, с грандиозной культурой, со временем будет вынуждена отступить от своих позиций. Американский образец для европейского и азиатского континентов не подходит. Мысль превращения национально-дифференцированного европейского континента в Соединенные Штаты Европы на основе статус-кво нереальна. Европа имеет нации, т.е. организмы, выросшие тысячелетиями на духовно-органической базе, а Северная Америка имеет пришельцев из разных наций на чужую землю. Тенденция к дифференциации, самовыявлению своего «я» различных народов и стремление к гармонии и сотрудничеству – не противостоящие, а параллельные и взаимодополняющие. Это многогранность в идейном единстве мира. Но условием для единства мира должно быть равенство шансов партнеров. Любой приоритет будет насилием, грозит порабощением.
Единство мира, уничтожение войн сожжет быть достигнуто лишь тогда, когда все народы станут свободными в собственных государствах и воля народных масс будет решать вопрос о сотрудничестве с другими народами. До тех пор, пока от имени наших народов будет говорить оккупант, не может быть и речи о каких-либо надстройках.
Приемлемая для нас идея единства мира следующая: мы за сотрудничество, взаимопомощь – хозяйственную, культурную и т.д., – длительное сотрудничество всех народов мира, оформленных в своих национальных государствах. Только такая универсальная развязка исключит империализм, захватничество, войны, насилие, порабощение во всем мире. Мы не против ООН, но признаем, что сегодняшняя ООН с решающим участием в ней большевистской России является ареной деятельности российско-большевистского империализма. Право «вета» в ООН является несправедливостью и противоречит Атлантической хартии. Почему этого права не имеют все народы, а имеет, напр., СССР, который душит десятки народов? Неужели за его вандализм и гнет, за его расстрелы, террор, концлагеря, лишение свободы наших народов ему дано это право, а свободолюбивым народам оно не дано? Где здесь правда, справедливость, равенство? Где великие принципы Атлантической хартии? Почему наибольший преступник истории сидит за одним столом с свободолюбивыми народами? СССР не место в ООН, если действительной целью ООН является борьба за мир и гуманность, за свободу и справедливость…
Но главное в том, что ООН – это утверждение существующего положения, институт, который должен привести к мирным отношениям с СССР, тюрьмой наших народов. Факт, что в ООН представлен СССР, и на этом форуме должны урегулироваться конфликты с СССР, не нарушая его «интегральности», т.е. навсегда утверждается состояние нашего порабощения, если СССР «утихомирился», – вынуждает нас относиться критически к этому институту.
Мы за ООН, в которой все народы будут иметь одинаковые права и из которой будут исключены СССР и все его сателлиты, а народы будут представлены свободно избранными национальными представителями, а не представителями оккупанта, господствующего над нашими народами. Свободные в своих государствах народы не разрешают конфликты вооруженными методами, а разрешает их полюбовно ООН на основе четко установленных норм, без скрытых интересов сверхдержав или вообще империалистов. Несомненно, что наши свободные государства примут участие в ООН. Несомненно также, что наличие в ООН большевистских делегатов от наших народов будет иметь некоторые отрицательные результаты в случае войны. Надо разъяснить миру, что если СССР или УССР объявит войну альянтам, то нельзя будет эти народы считать враждебными, потому что войну объявят агенты Кремля.
У нас ошибочно расценивают идею западно-европейской «Унии», как какой-то надгосударственной надстройки. Это только углубленный, примененный к новым условиям альянс. Идея «унии» происходит из негативной презумпции обороны перед большевистской агрессией.
Конечно, послевоенная нужда и тревога перед поработителем создают основу для сотрудничества и упомянутой конструкции. Пока что только констатируем совершившийся факт. Мы эту оборонную коалицию приветствуем, но если это длительное объединение замкнется в себе и со временем будет иметь агрессивные намерения по отношению к освобожденным из-под большевизма народам Восточной и Центральной Европы, то это не послужит интересам мира. Западно-европейская «Уния» сделает ошибку, если будет трактовать Центральную и Восточную Европу, как монолитную и противопставляемую Западу. Западу, как и всему миру, противостоит российско-большевистский империализм, а не народы Центрально-Восточной Европы и подсоветской Азии. Если можно создать европейское единство, то нельзя от него ограждать наши народы. Это единство возможно только в том случае, если наши народы будут освобождены и будут жить в собственных самостоятельных суверенных государствах и будут иметь одинаковые с западными народами шансы в переустройстве Европы. Таким образом, наши условия – равенство шансов через суверенитет еще угнетенных народов. Через разделение к объединению, на одинаковых условиях для всех, но не на основе статус-кво. Империалисты проповедуют фикцию объединения, слияния с их нациями во имя «высшей» цели, а для нас нет более высокой цели, чем свобода наших народов, их государственность. Никогда не надо забывать следующую великую истину: еще не было в истории случая, чтобы порабощенная нация выдвигала интернациональную идею, чтобы с ее помощью освободиться от национального гнета, а затем и социального гнета, а всегда порабощенная нация освобождалась благодаря исключительно собственной национальной идее. Интернациональные идеи всегда выдвигали господствующие нации, чтобы обмануть побежденных и оправдать свой гнет, говоря, что это делается во имя общечеловеческого добра, которому надо посвятить «узкие» национальные интересы с тем, однако, что господствующая нация вовсе не жертвует своими национальными интересами для этого «интернационального» блага.
Участники западно-европейской «унии» – по-нашему «альянс-кординаль», – должны учесть самобытность и враждебное отношение наших народов к российско-большевистскому империализму и должны включить в этот фронт против агрессора и наши народы через их полновластных национальных представителей, а не трактовать СССР и его сателлиты, как монолит. Идея единства Европы, т.е. межнационального сотрудничества и взаимопомощи, а не наднационального, сверхгосударственного тела, не должна превратиться в империалистическую пан-Европу против пан-Азии или пан-Америки, не должна привести к тому, что государства Европы станут сателлитами какой-то сверхдержавы – и это называлось бы пан-европейским «единством», как фиговый листок, прикрывающий империалистические интересы одной или двух сверхдержав. Уже сегодня вуаль так называемых обширных концепций используется для прикрытия исключительно своих национально-империалистических интересов.
Мы считаем, что нечетность и неясность целей делает медвежью услугу каждому народу. Мы, а революционная формация, должны, прежде всего, строить свою работу на ясности и благородстве идей. Народные массы не подымет на борьбу великопространственная концепция, так же как и идея интернационализма, а только догматическая идея – собственного суверенного национального государства, со справедливым социальным строем, который установит сам народ, носитель национальной идеи. Вот та великая цель, которая ведет народ к бою сегодня, завтра и во все времена. Не надо затемнять эту цель, т.к. мы растеряем идею, потеряем доверие, которое оказали нам наши народы.
Наши народы не хотят иметь чужих совладельцев на своих землях ни из СССР, ни откуда бы то ни было. Идеи должны стоять четко и ясно: «мир хижинам, война дворцам», «вся власть советам», – это было ясно, просто, и этим нас тогда ввели в заблуждение, потому что мы сомневались, на какую сторону встать. Пусть Бог оградит нас от ошибок прошлого. Мы авангард революции, и не нам заниматься кабинетными выдумками, рассчитанными на невежество или доверчивость других.
Итак, будем реальны. Будет отличать далекие цели и проекты от требований реальной жизни. Все эти идеи об «объединении мира» и т.п. прекрасны, но это музыка будущего, а сегодняшняя или завтрашняя жизнь тверда, с жестокими законами, которые не изменить хорошими пожеланиями. Империализмы не умерли и умрут еще не скоро. На наши земли посягают снова, т.к. пока существуют на земле жестокие законы жизни, нам не удастся завести на ней рай. Российский империализм возродится и уже возрождается в новой форме, претендуя на земли наших народов, несмотря на то, что есть такие идеи как «гуманность», «справедливость», «правда», ООН и т.д. И ООН не защитит нас перед ним, как несчастную Палестину от внутренней борьбы. Поможем сами себе, тогда и всевышний нам поможет. Комплекс народов АБН может иметь таких главных врагов: Россию во всех формах и Германию, о других возможных врагах не говорим. Учитывая опасность с этих сторон, надо организовывать отдельные /региональные/ соглашения на базе непосредственных интересов – экономических, стратегических, геополитических и т.п. Мотивом этих соглашений будут позитивные цели – хозяйственная взаимопомощь, обмен культурными достижениями и, главное, оборона перед агрессором. Эти региональные соглашения должны базироваться на реальных основах, т.е. должны включать соответствующие стратегические, хозяйственные и геополитические комплексы, напр., отсутствие лесов в Украине будет стимулировать ее к заключению соглашений с богатой лесами Белоруссией и т.п.
Самые важные цели таких соглашений – это защита перед возможными агрессорами, напр., Россией и Германией. Немецкая опасность реальнее стоит перед Польшей, Чехией и т.д., а российская – перед Литвой, Латвией, Белоруссией, Украиной, Доном, Кавказом, Туркенстаном и т.д. Соответственно, Польша будет искать союзников на западе, у Франции и т.д., таким образом ее реальные интересы будут диктовать ей необходимость еще и других альянсов. Но для всех наших народов будет все-таки одно общее, а именно: когда одна их часть будет сдерживать возможную агрессию одного врага, другая сделает невозможным удар другой; значит, на базе более узких региональных соглашений возможна более широкая защита от других врагов. Каждый народ отдельно может разработать свою региональную, еще более узкую конструкцию, т.к. существуют специфические интересы у отдельных народов. Напр., Северный Кавказ может создавать на основе добровольности конфедерацию или федерацию своих народов. Это их личное дело.
Если Россия сузится до своих этнографических земель и избавится от империалистических претензий на наши земли, ничто не будет стоять на пути к добрососедскому сотрудничеству с ней. Но нам надо учиться у государственных наций Запада. Франция, несмотря на, что Германия разгромлена, говоря о дружеских чувствах, об ООН и других хороших вещах, хочет иметь реальную гарантию, что агрессия не повторится, невзирая на то, что у власти нет нацистов и милитарной клики, а только демократы и пацифисты из ОПД или христианской миролюбивой демократии. Хорошие идеи гуманности – на «воскресенье», а на будни – твердый расчет, – возможно ли строить танки на оставшихся заводах. Это жизнь. Так и мы должны рассчитывать, если хотим быть свободными в эту жестокую эпоху.
Со всей решительностью уже теперь можем и должны сказать, что ни при каких условиях не может быть речи о «добровольной» федерации, конфедерации, унии, союзе, блоке или каком-нибудь другом соглашении с Россией. Окончательное расчленение Российской империи на отдельные, соборные, национальные государства всех народов – это догма нашей борьбы. Возможно, что большой альянс государств наших народов будет создан для сотрудничества на базе нашей общей борьбы. Если бы такой большой альянс государств нашего геополитического комплекса был бы создан на реальных основах сотрудничества и согласован в общих чертах – внешняя политика, военно-оборонная и хозяйственная – в этих рамках могли бы существовать более тесные региональные соглашения, которые имели бы свои отдельные интересы, напр., Белоруссии было бы интересно иметь разрешение Балтийских стран в мир через балтийское море. Но мы считаем, что широкая территория народов, входящих в АБН, дает возможность только в общих чертах координировать свою работу. Если говорить реально, надо отметить, что хозяйственные отношения между Туркестаном и Финляндией или Белоруссией и Албанией минимальны. Такой грандиозный геополитический комплекс может быть только началом дружественного сотрудничества народов в широком континентальном, а, может быть, и мировом масштабе. А из негативных целей может служить защитой от агрессоров и империалистов. Все суверенные народы освобожденных земель, которые сами пережили неслыханный гнет, могут внести новые принципы в межнациональные отношения при исключении империализма и шовинизма, давая основания для искренней дружбы народов: было бы ошибкой использовать для добра народов дружбы, заключенной в аду борьбы и страданий наших народов.
Только позитивные цели могут удержать в гармонии такое количество народов, поскольку с уменьшением России до ее этнографических границ, ее давление не будет распространяться на Сербию, Румынию; с другой стороны, давление Германии, кроме Чехии и Польши, непосредственно не будет ощущать ни Украина, ни Белоруссия, ни Кавказ. Агрессия Германии – это был эфемерный кошмар, хотя страшный и ужасный, но все-таки превосходящего порядка для нас.
Новые позитивные цели и пути взаимоотношений народов выдвигает наша антибольшевистская освободительная революция народов, которая вносит новые революционные, антиимпериалистические и антишовинистические идеи в межнациональные идеи, строя мир на национальной, антиимпериалистической основе, на реализации во всем мире идеи свободы и справедливости, которые являются единственным условием исключения войн. Местом применения этих идей и их проекции на все участки жизни народов по линии хозяйственного сотрудничества, взаимопомощи, обмена культурой и опытом социального реформаторства, цивилизации, технических достижений и т.п. – мог бы быть мир, построенный на руинах российско-большевистской империи. Поэтому формы федераций, конфедераций, уний и т.д., извлеченные из архивов прошедшей эпохи, это отголоски прошлого. Идем вперед, осуществляем новые идеи, отбросив все устарелые, фальшивые ярлыки архива истории. Наши народы, стремящиеся к полной свободе, самостоятельным решением не хотят видеть себя втянутыми в какие-то новые ограничения.
Теперь нам надо уже между уполномоченными представителями отдельных народов, их правительствами или национальными центрами добиваться не только согласованности в борьбе, но и фиксации двух- и трехсторонних соглашений, устанавливать окончательные отношения между нашими государствами, чтобы можно было перед внешним миром продемонстрировать формально утвержденный договор сотрудничества, взаимосвязи с установлением границ государств и т.п., чтобы в дальнейшем не было пограничных споров и чтобы посвятить себя более важным вопросам. Такие договора учитывали бы комплекс вопросов о взаимоотношениях между государствами. Все эти региональные и более широкие условия должны быть уже теперь зафиксированы компетентными представителями наших народов и преподнесены всему миру, как твердая база нашего сотрудничества не только в настоящем, в наиболее тяжелое время, но и на будущее, чтобы мир не мог считать, что с падением российской империи наши народы сцепятся из-за пограничных вопросов, и поэтому нужна какая-то организующая /а по сути порабощающая/ сила, которая навела бы «порядок». Эта задача стоит перед нами остро и актуально. Обратим на нее внимание и пойдем к ее решению максимально быстрыми темпами. События наступают.
III. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ НАРОДОВ АБН
Освободительная революция народов АБН – это продолжение, углубление и завершение на современном историческом этапе великой революции народов 1917-1918гг. Содержание этой революции универсальное. Это не только антирежимная, но и антиимпериальная революция. Полное национальное и социальное освобождение народов и человека, окончательное разрушение российско-большевистской империи – вот ее заветная цель. Сводить ее только к борьбе против большевистского режима, ограничить ее только социально-политическими моментами было бы чрезвычайно большой и грозящей ей полным крахом ошибкой, т.к. такая постановка вопроса дала бы возможность российско-империалистическим элементам превратить ее не в борьбу против самой империи-тюрьмы, а только против ее сегодняшнего большевистского начальства. Нет. Наша революция от начала и до конца будет одновременно и социальной, и национальной революцией. Это значит, что наши народы будут уничтожать не только большевистский социально-политический режим, но и саму империальную национально-политическую систему Россия-СССР. Социально-освободительную программу нашей революции наши народы будут осуществлять одновременно и в неразрывной связи с ее национально-освободительной программой, т.е. в процессе немедленного революционного строительства своих собственных независимых государств на своих этнографических территориях.
Самым первым и наглядным проявлением этого будет создание немедленно, в самом начале революции своих отдельных национальных армий, которые возникнут в результате естественного раздела многонациональной советской армии. Национальные армии наших народов будут прочной гарантией антиимпериалистического характера нашей революции. Сознавая свои собственные национальные цели, эти армии не допустят к возобновлению российской и вообще какой-либо империи на развалинах большевизма.
Таким образом, социальные и национальные элементы неотделимы друг от друга в нашей революции. Причем характерной чертой нашей революции является именно одновременность социально- и национально-освободительного процесса в ней, а не их этапность, не переход антирежимной социальной революции в антиимпериально-национальную. И вообще никакого разрыва в реализации отдельных ее задач в нашей революции не будет. Наша революция, как целенаправленный массовый процесс, будет в своем непрерывном течении осуществлять сразу же все те конкретные жизненные стремления масс наших народов, а не теоретические проекции будущего, несвязанные с современной борьбой, являются подлинной программой нашей революции. Наша программа, наша цель, таким образом, органически соединена с нашей освободительной революционной концепцией, с самым процессом освобождения. Напр., разделение колхозов и переход их земель в трудовую частную собственность крестьян, а также передача в собственность или в управление рабочих фабрик и заводов с участием рабочих в их прибыли – эти наши программы, а не положения, ставшие лозунгами современной борьбы крестьян и рабочих, будут сразу же, с первого дня революции реализовываться конкретно и радикально законодательством национальных властей наших народов, как социальные достижения национально- освободительных революций.
В том и будет заключаться содержание нашей революции, что она будет коренным образом разрушать всю старую, насильственно навязанную нашим народам и противоречащую самой их природе реакционную систему их жизни и сразу же создавать новую, прогрессивную, желанную массами наших народов жизненную систему. Наша революция идет навстречу нашим рабочим, крестьянам и всем трудящимся наших народов, осуществляя все их справедливые требования. Мы осуществляем эти требования с самого начала и не признаем никаких переходных стадий в революции. Коррективы в отдельных мелочах могут быть сделаны уже после завершения революции. Мы уже сегодня бросаем революционные лозунги в массы, чтобы не откладывать их реализацию «на завтра», после революции. Если мы говорим сегодня «долой колхозы», то это значит, что ликвидация колхозов является первостепенной и неотложной составной частью нашего революционного процесса в самом его начале. Также как для нас нет этапности в осуществлении нашей национально-политической идеи – самостоятельных национальных государств, не может быть никакой этапности и в осуществлении социального содержания этих государств. Это же социальное содержание мы понимаем только как такое положение вещей в наших государствах, которое по своему существу является диаметрально противоположным их положению в СССР. Это также ясно для нас, как и то, что полная государственная независимость наших народов – это политически диаметральная противоположность колониальному положению наших народов в СССР. Поэтому мы противопоставляем коммунистическому колхозному строю, тесно связанному со всей империальной системой колониальной эксплуатации наших народов, антиколхозный социально-справедливый трудовой строй в национальном государстве, в котором, в отличие от нивелирующего национальную личность человека советского коллективизма, во главу будет поставлена именно национальная личность человека, естественный национальный уклад жизни в национальном государстве.
Наша освободительная революция отрицает принципиально всякие эволюционистические и вообще оппортунистические тенденции по отношению к СССР, основанные на ожидании мирного «замирания коммунизма», постепенной «суверенизации» народов в СССР, «демократизации» СССР и т.п. Наша революция – это решительное и коренное переустройство жизни наших народов путем полного разрушения старого реакционного и построения нового прогрессивного строя. Это не заговор, не локальный или дворцовый переворот, не борьба мафии за власть. Это открытая всеобщая массовая борьба народов во имя ясных, четких и твердых целей нашей программы. Залог ее успеха заключается не в неожиданном ударе глубоко скрытой мафии, которую впрочем враг всегда может раскрыть, но в непреодолимом проникновении наших идей во все слои наших народов, которые /идеи/ своей жизненной силой и своей перспективностью постоянно толкают массы к борьбе. Руководящие кадры революции, без которых она была бы всего лишь бунтом – это не узкий круг тайных заговорщиков, а наиболее четко осознающие всесторонние цели революции, политические организаторы борьбы масс на разных участках жизни наших народов. В круг деятельности этих организаторов также входит и выполнение технически-революционных актов, поскольку они необходимы в общей стратегии освободительной борьбы. Национальные организации их руководителей революции стимулируют, направляют и упорядочивают революционный процесс. Они дают инициативу и организуют революционно-освободительные армии своих народов.
Революционные армии создаются в огне массовой национально- и социально-политической борьбы, организованной и находящейся под руководством в каждом народе своей революционной политической организацией или центром. Без национальных армий невозможны национальные революции. Только национальные армии закрепляют национальные государства. Поэтому нашим лозунгом уже сейчас, а в первый момент революционного взрыва, особенно, является «СОЛДАТЫ СОВЕТСКОЙ АРМИИ – ПОДНАЦИОНАЛЬНЫЕ ЗНАМЕНА НАЦИОНАЛЬНЫХ АРМИЙ СВОИХ НАРОДОВ; ЗА ПРЕВРАЩЕНИЕ СОВЕТСКОЙ АРМИИ В НАЦИОНАЛЬНЫЕ АРМИИ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ НАРОДОВ». Национально-революционные повстанческие армии, которые уже существуют и будут создаваться в будущем будут ячейками и ориентирами для масс солдат советской армии, разрушаемой изнутри, разделяющейся по воле находящихся в ней сынов всех наших народов на отдельные национально-освободительные армии этих народов.
Огромная наша зада – пленить душу солдат советской армии. Для антибольшевистской освободительной революции народов живые люди, создающие советскую армию, важнее военной техники. Теперь она в руках людей советской армии. С точки зрения нашей военно-революционной стратегии, наиболее важно то, чтобы эту технику повернуть против тех, кому она теперь служит – против большевиков. Советскую армию надо взять изнутри путем внутренней революции. Бойцы советской армии – не наши враги, потому что среди них есть сыны наших народов. Только российские империалисты и большевистские слуги – наши враги. Наш принципиальный враг – это НКВД, МГБ и параллельные им организации сателлитов СССР.
Главная наша задача – охватить нашими идеями бойцов советской армии и армий ее сателлитов. На этом до сих пор сосредотачивал свое внимание АБН.
Решающими для нас останутся идейно-моральные и социально-политические методы, а не военно-технические. Результаты нашей революции не могут быть уничтожены ни силой атомной бомбы, ни другого оружия, на овладение тайн которых большевики тратят горы золота, потому что нельзя мертвой техникой покорить живую душу, которая изобретает и применяет эту технику. А в борьбе за душу человека победим мы, а не большевики, мы те, кто поднял знамена национальной человеческой свободы.
О том, что наши тезисы подтверждаются жизненными фактами, говорит последняя мировая война. Разве думали нацистские империалисты, что массовое революционно-повстанческое движение может быть реальным. Гитлер писал в «Майн Кампф», что достаточно нескольких бомб, чтобы вся вооруженная политическая массовая борьба народа лопнула как мыльный пузырь. И кто был прав? Империалисты оказались совершено бессильными против массовой борьбы порабощенных ими народов.
Национал-фашисты не смогли подавить повстанческие движения народов, нанесшие смертельные удары оккупантам. УПА на Украине, как Маки во Франции, Четники в Сербии. Они не в силе были бороться с подпольными движениями – восстание в Варшаве, белорусские партизаны, литовские, латышские, кавказские и т.д. Не могут справиться большевики и с народными движениями: белорусских нацдемов, кавказских народников, басманских повстанцев, словацких белых партизан, украинских националистов-революционеров и других, борясь против них уже тридцать лет.
И ошибочным оказалось утверждение теоретиков империализма, что пропорционально развитию военной техники и механизации войск, будет уменьшаться значение действий народных масс и особенно у побежденных народов. Жизнь показала иное: развитие военной техники увеличивает значение широких народных масс, которые не в меньшей степени, чем техника, решили исход борьбы. Поэтому еще больше чем до сих пор империалисты пытаются обуздать носителей национальной идеи – народные массы – тоталитарными методами, чтобы совершенно парализовать их волю и энергию, направленную на революционный путь выхода из тупика. Но империалисты не рассчитали, что на их тоталитарное принуждение народные массы ответят такой же тоталитарной борьбой.
И именно жертвой такой тоталитарной борьбы пал и нацизм. Военная техника, которой большевизм вооружил народные массы, будет обращена массами в соответствующий момент против него во имя идей антибольшевистской освободительной революции народов.
Освободительная революция народов АБН может начаться в любом уголке СССР – в Сибири, в Туркестане, на Дону, в Украине. Неважно, где она начнется. Важно то, что оттуда, где она начнется, ее лозунги будут разносить по всей территории тюрьмы народов разбросанные по СССР сыны наших народов; при этом возвращаясь из ссылок на свои родины с оружием в руках и без оружия. Пожар в одном конце СССР быстро превратится в пожар по всему СССР, т.к. нет и не может быть никакой изоляции одной национальной части от другой. С этой точки зрения не имеет существенного значения для успеха революции факт отсутствия на территории СССР централизованных освободительно-политических организаций. Разрозненные, но идейно политически централизованные ячейки движений полностью обеспечат проведение революции во всесоюзном масштабе.
Массы, возбужденные идеями освободительной революции, – вот в чем тайна успеха революции. Необходимо только, чтобы эти массы поняли, что именно в них кроется вся сила. И это массы наших народов в СССР уже начинают понимать. Этому сильно помогла последняя война, а особенно деятельность повстанческих революционных армий угнетенных большевизмом народов, которые, как, напр., УПА, успешно ведут борьбу даже на два фронта. Она разрушили создаваемую ГПУ-НКВД легенду о неуязвимости СССР, невозможности из-за террора противодействовать большевизму с помощью вооруженной борьбы и вообще о невозможности какой-либо активной борьбы с ним внутри СССР. В этом заключается главнейшее значение повстанческой борьбы в отдельных странах наших народов, историческое, переломное достижение для всей освободительной революции народов и для всего находящегося под угрозой большевизма мира.
УПА, повстанческие армии и действия – это, прежде всего, революция в душах подсоветских людей. Это решающий шаг к полному овладению всей их жизни освободительными идеями, решающее начинание для стимулирования масс к борьбе и возрождению их надежд на вероятность победы. При изменениях форм борьбы, очередных углублениях и переориентации на новые рельсы, на социально- политическую базу – повстанческие отряды все же будут продолжать свою деятельность и дальше, хотя и в ограниченных, приспособленных к новым условиям рамках. Как непобедимый символ борьбы, проводимая до сих пор повстанческая акция будет постоянно мобилизовать наши народные массы. В свое же время повстанческие армии возродятся снова, как феникс из пламени, уже как массовые повстанческие армии наших народов.
Повстанческие армии, как идея и концепция борьбы, невозможно уничтожить, хотя их формы непостоянны, изменчивы, зависимы от условий и целесообразности. Как символ бескомпромиссной и бесстрашной борьбы, они бессмертны.

Комментарии закрыты.