С. Бандера. Люди без основы

16 Июль 2014 автор: admin

ЛЮДИ БЕЗ ОСНОВЫ
Эта статья, за подписью “А. Власт” и с редакционным заглавием “Те, кто отошли от национализма”, печаталась в еженедельнике “Путь Победы”, Мюнхен, год I, чч. 35 и 36 от 24-го и 31-го октября 1954 года. Она является будто бы продолжением статьи В. Плотника “Нехватка веры в патриотизм украинца-националиста. – Ответ на запросы и замечания доц. Ю. Бобровского”, ее дополнением и дальнейшим освещением. Автор широко цитирует письмо Бобровского, освещая противоречия и неправильность его утверждений, и обвинений в сторону националистически-освободительного движения.
В 36 и 37 номерах двийкарского “Украинского Самостийныка” появились статьи, подписанные именем доц. Ю. Бобровского, одновременно обозначенные в примечаниях автора инициалами М.Ш. В 33 и 34 номерах нашего журнала В. Плотник ответил на некоторые запросы и замечания многоуважаемого господина доцента. Но это выступление г. Ю. Бобровского, к которому мы относились с большим уважением и доверием, является настолько печальным и симптоматическим, что считаем нужным посвятить ему больше внимания. При этом хотим не только дать ответ на отдельные утверждения г. Ю. Бобровского, но и осветить изменение вех этого автора.
В первой статье г. Ю. Бобровский задает вопрос: “”Вербовка” члена в ряды ЗЧ ОУН происходила в лагерях ДП по его националистическому мировоззрению, определенным свойствам характера, сильной воле, – или скорее по его готовности на публичных собраниях провозгласить себя большими националистами, как Бандера”. Очевидно, что по критериям, представленным в первой, а не во второй половине приведенного предложения. Но интересно, что этот вопрос сейчас задает г. Ю. Бобровский, который сам принадлежит к тем, кто вступил в ряды организованных националистов в эмиграции в лагерях ДП. Мы не считаем, что само обстоятельство организационного оформления в эмиграции обесценивает его мировоззрение, идейные и характерные черты. Только для проверки их правдивости, прочности и силы в более свободных эмиграционных условиях нет таких твердых проб жизни, как в борьбе на Родных Землях. Но как здесь, так и там идейность, сила воли и характера отдельных членов имеют разную степень. В твердых пробах борьбы одни люди выдерживают и побеждают, а некоторые ломаются, отпадают, и даже становятся предателями. Кроме того, мировоззрение, характер, идейность, способности и другие черты человека не являются неизменными, они развиваются, возвышаются или хиреют, портятся. На это влияют не только обстоятельства, влияние окружения, содержание и формы жизни. На застой, подъем или падение качеств человека влияет прежде всего то, насколько он сам работает над собой, старается ли преподносить их все выше, или без внутреннего сопротивления скатывается вниз. В быстрой струе нашего движения происходят еще частичные и индивидуальные процессы, которые своей напряженностью, скоростью и даже направлением не всегда соответствуют всему движению. Революционно-освободительное движение ОУН является динамичным, а не статичным явлением, так же роль и ценность каждого отдельного человека в нем является ролью части в потоке, в биологическом процессе, а не ролью кирпича в статическом здании.
Доц. Ю. Бобровский в статье поставил вопрос о ценности кадров ЗЧ ОУН, организованных на чужбине, и дал обобщающий отрицательный ответ. Эти же вопрос и ответ он поставил в живой форме, сам, во время своего выступления. Наши замечания не имеют цель отбеливать черные пятна, а только предостеречь от ложного и несправедливого обобщения, чтобы отдельные, процентные и по своему влиянию незначительные случаи идейного, политического и нравственного падения и отступничества отдельных людей не относить на счет целости движения.
В своей статье Ю. Бобровский пишет следующее: “Является ли бывшая лагерная “УПА”- лагерная администрация, состоящая на 90-95% из так наз. “сторонников”, вообще чем-то подобной УПА в Крае?” Этим предложением автор дает выражение своему озлобленному отношению не только к “бывшей лагерной администрации”, при участии сторонников, но в то же время и к прибывшим из Края воинов УПА, которые группами жили в лагерях в Германии.
Вместо того, чтобы полемизировать с г. Бобровским, приведем некоторые выдержки из его письма от 29. 11. 1949 г. на эту тему:
“В нашей Организации (особенно в низах) упорно борются против “корыта”. Правильно делают, когда борются против того, чтобы наше членство стало “корытниками”, но глупо бежать от платных должностей и оставлять их КУКу. (КУК – Координационный Украинский Комитет в Германии). Если мы будем убегать от оплачиваемых должностей, то мы не сможем проводить никакой организационной работы, потому что во-первых – мы только и будем думать о хлебе насущном, и во-вторых – не будем иметь возможности двигаться. . . Возьмем пример с меня. Во время реформы (Реформа немецкой валюты, которая состоялась в 1949-1950 гг.), когда я перешел жить в лагерь, наша лагерная Рада предоставила мне должность технического секретаря в техническом отделе с жалованьем 100 марок. В лагерной Управе принято оппозицией так, что занимают должности с оплатой 150-300 марок”.
В размещенных статьях в “УС” 5. и 12. сентября с. г. г. Ю. Бобровский, как из граммофонного диска, перепевает присущие отступникам от ОУН фразы и в их манере провокации и доноса. Ибо что же еще может иметь ввиду следующее предложение:
“Коммунистическое и фашистское подполье в демократическом мире обусловлено их борьбой за свержение демократического мира. Зачем же нужно для ЗЧ ОУН “подполье” в демократическом мире?”
Вывод прост: “подполье” ЗЧ ОУН предназначено для борьбы против демократического мира, полиция в разных странах должна это иметь в виду. Вот так г. Бобровский в газетной статье определенно написал то, что его нынешние мастера подавали “куда следует” только доверительными доносами. Не перестарался ли г. доцент?
Перейдя на сторону двийкарской группы ЗП, г. Бобровский пытается убедить читателей его статьи в том, что раскол и диверсия двийкарей является положительным воздействием реорганизации и селекции “самого прогрессивного” членства, а группа монополистов в ЗП УГОР является лучшим и единственно истинным представителем украинской освободительной политики. При этом он с упорством присваивает себе вымышленную и повторяющуюся клевету “оппозиции”, которую он сам раскрывал, отвергал и осуждал, напр., на II. Чрезвычайной Конференции ЗЧ ОУН. Делать белое из черного и наоборот, согласно коньюнктурной благоприятности – это общая характерная черта для всех такого рода сторонников смены вех. Г. Бобровский называет таких людей “самыми прогрессивными” и интеллигенцией. Особенный, как для доцента, способ аргументации. Г. Бобровский интеллигенцией называет таких людей, для которых нет в жизни незыблемых основ, у которых правда заменяется диалектикой, характер – бесхребетностью, верность – продажностью, у которых высшим достижением интеллекта является умение на почве внутреннего нигилизма убедительно изменять противоположные взгляды на одни и те же вещи. Если так понимать, то соглашаемся с утверждением г. Бобровского, что для такой “самой прогрессивной интеллигенции, законченной и растущей” (по словам г Ю. Б.) – в рядах ЗЧ ОУН нет места и слава Богу, когда такие люди проявляются и оставляют эти ряды. Зато в ОУН и в частности в ЗЧ остается и приходит такая интеллигенция, которая сохраняет и удерживает на высоком уровне равнозначно все силы и ценности духа-веры, характера и интеллекта, в которой “верой”, “знаю”, “признаю” и “делаю” идут единогласно, по одной, прямой линии.
Чтобы показать разницу между тем, что г. Бобровский говорил раньше, и нынешним его писанием и переходом к двийкарям, процитируем отрывок из его письма от 29 мая 1950 года:
“Кроме этого, за это время я до конца продумал ряд основополагающих вопросов относительно нашей внутренней и внешней политики. 1) Мы мало уделяем внимания борьбе за ясность и четкость мировоззренческих и идейно-политических позиций нашей Организации.
а) В свое время поддержка, а теперь борьба с ….. (здесь г. Бобровский приводит фамилии литератора и критика, которые сотрудничали или до сих пор (один из них) сотрудничают с “Современной Украиной» – прим. Редакции “Пути Победы”) и им подобными, хотя они, как были раньше, так являются и теперь большевистскими агентами и марксистскими диверсантами в духовной плоскости.
б) Толерантность мировоззренческих и идейно-политически вражеских элементов в нашей Организации – Гришко, Рябишенко. в) Отсутствие мировоззренческой и идейно-политической четкости в нашей прессе. Серия статей в “Украинском Самостийнике” автора П. Олежка является диверсией московского социал-демократа. У меня есть ответ на эту серию статей, но не знаю, где я буду его печатать, потому что в чужой прессе не хочу, а в своей не пропустят. И все же я этот ответ напечатаю.”
Как так получается, что тогда, в 1950 году, г. доц. Ю. Бобровский продумал ряд основных вопросов до конца, а теперь, четыре года спустя, передумал их и додумался до другого, как раз противоположного. Сегодня вместе с Н. Олежком г. Бобровский потянулся (употребляем выражение Ю. Б-кого) туда, где царит влияние Шерехов, Майстренко, и спрягается с Н. Олежком в работе двийкарей. Каких же дальнейших последствий следует ожидать от “продумывания” господином доцентом основных вопросов, к каким еще “концам” он в них дойдет?
Где же искать решающий критерий, которым обусловлено изменение г. Бобровского? Указание для отгадывания дает вторая его статья, размещенная в 37 ч. “Украинского Самостийныка”, и особенно ее знаменательное заглавие: “Кому принадлежит чужая помощь”. В этой статье, пожалуй, на заказ ЗП и в доказательство своей “прогрессивности” и пригодности, господин доцент пытается доказать, что ЗП УГОР за счет “поддержки и помощи со стороны определенных сил демократического мира” ведет правильную освободительную работу и, что так, как раз и надо. Излишне вдаваться в детальное рассмотрение аргументации г. Бобровского, с помощью которой он пытается конкретный вопрос: что делает ЗП УГОР за чужую помощь, – пуститься наперекосяк, на плоскость теоретических рассуждений о том, что ЗП должно бы делать. Тем временем группа ЗП УГОР уже шестой год существует и действует за счет той помощи чужих сил и баланс ее работы за это время дает несомненное свидетельство о ее целях, о назначении и использовании этой помощи. На самом деле ли ЗП УГОР, как говорит г. доц. Ю. Б., “целесообразно использует помощь посторонних сил для развития действительно собственных сил освободительной борьбы украинского народа”, и для “расширения и укрепления связей с силами свободного мира, которые хотят поддерживать освободительную борьбу украинского народа”? Что говорят факты? Что сделала группа ЗП для развития украинских освободительных сил, для их идейного, нравственного, политического или организационного укрепления? Какие положительные акции она провела среди украинской эмиграции, какие силы присоединила к освободительному фронту? Какие идеи она распространяла и как влияла на укрепление украинского освободительного фронта, на его укрепление и на подъем идейности и морального состояния? Какую работу проделала группа ЗП УГОР, имея чужую финансовую помощь, для пропаганды украинского дела в чужом мире, где те иноязычные издания и внешнеполитические акции, которые должны принадлежать к первоочередным задачам Заграничного Представительства УГОР?
Содержанием работы этой группы внутри революционно-освободительного движения было и есть разбиение и разлад. Один откол в 1948 г., а второй, двийкарский, в 1954 году путем отчаяния формального собственничества печатного органа ЗЧ ОУН “Украинская Трибуна”, использование его против Организации, против националистического движения, как трибуны идейно-политического раздора, а в конце его ликвидация. Повторение такой же практики с “Украинским Самостийныком”. Борьба с ОУН по средствам клеветы, очернения, доносов и провокаций (например, союз с провокатором Яблонем (Смотри “Провокатор Петр Яблонь-Яровой и его приятели!”, “Сурма” ч. 29 за март 1951, с. 16-19 и ч. 30 за апрель 1951, стр., 21-23) в придумывании “плана ликвидации оппозиции”). Разложение и перевербовывание слабых характером людей методами подкупа и шантажа. Деморализации прибывших из Края членов УПА, вызов среди них двукратного раскола. Создание из отступников от ЗЧ ОУН и от Братства Воинов УПА параллельных лжеорганизаций для перманентного раздора, заключения энергии во внутреннюю борьбу и для компрометирования освободительного движения. В отношении Края упрямые попытки перенести туда зародыши раскола, использование для этого ситуации, созданной смертью сл. п. ген. Чупринки, вплоть до геростратового успеха. Последовательное оспаривание и искривление настоящего националистического содержания в идеологических, программных и в политико-концептуальных позициях революционно-освободительного движения и подсовывание на их место майстренковской ориентации на т. н. идейных коммунистов, приближение к позициям национал-коммунизма, навязывание движению мировоззренческого нейтралитета, отрицание христианских основ движения.
Эта диверсия в идеологической плоскости осуществлялась не только за рубежом, но в основном из-за границы в Край, чтобы ему навязать соответствующие изменения с фальшивым отзывом на господствующие течения за рубежом, на “большую, самую сильную восточную партию Майстренко” и т. п.. Большой политический обман и шантаж Провода в Крае, с помощью фальшивого документа т. н. Положения Правительства США (Текст этого “Политического положения Правительства США” был напечатан в еженедельнике “Украинец-Время”, Париж, ч. 11/375 от 14 марта 1954 года.), и сопутствующих лживых обещаний большой и всесторонней помощи при условии поддержки линии ЗП УГОР против ЗЧ ОУН. Сотрудничество с попытками со стороны УККА проломить бескомпромиссную установку всех украинских политических сил за рубежом против белого московского империализма и его поддержка акцией АКВБ (тогда, когда все, включая УНРаду, отвергали любые разговоры с московскими империалистами, о. И. Гриньох предлагал создание Комитета психологической борьбы для разговоров и сотрудничества с таким же московским Комитетом под омофором АКВБ). Отрицательное отношение к АБН-у, компрометирование перед посторонними наших действий на этом отрезке и попытки разбить АБН, в созвучии с такими же диверсионными попытками Гласкова и его сообщников.
Вот короткий Просмотр “работы” ЗП УГОР-двийкарив. Если собрать это все в кучу, тогда становится вполне отчетливым характер и план этой работы, и ее цели. Это работа неукраинская, для освободительного движения крайне вредоносная. Если же учесть, что она финансируется посторонними силами, тогда стоит вопрос: какая может быть выгода для западного государства, которое находится в остром конфликте с большевизмом, прикладывать руки и средства к разрушающей диверсии внутри украинского революционно-освободительного движения, самой значительной, антибольшевистской силы в пределах СССР? Можно ли это делать для того, чтобы эту силу прибрать к своим рукам, сделать своим инструментом? Могут ли серьезные силы какого-либо государства ожидать от этого положительных результатов, или и для них не очевидно, что из таких действий получается только уничтожение действующего антибольшевистского фактора и ослабление общего антибольшевистского фронта, с единственной пользой для Москвы? Может помощь этих сил идет по другому плану, с другими целями, действительно благосклонными для украинской освободительной борьбы? Тогда, какая рука внутри группы ЗП УГОР направила все на такие рельсы, чтобы получался такой исход, который каждому очевиден? И кто, и как, оправдывает такое развитие перед соответствующими посторонними силами, когда их помощь для ЗП УГОР имеет положительное, а не деструктивное значение?
Вот такие вопросы должны были стоять перед г. Ю. Бобровским, перед интеллигентным и думающим человеком, когда он собирался на сто восемьдесят градусов повернуть направление идеологического и политического действия. Но действительно ли то, что он написал в упомянутых статьях и, что он теперь делает, является результатом его внутреннего убеждения? Пусть ответит второе, собственно первое “я” доцента Ю. Бобровского. Для этого перепечатываем письмо г. Ю. Бобровского к Степану Бандере от 8 Марта этого же, 1954, года:
“Дорогой Степан Андреевич!
Не написал Вам так долго по трем основным причинам, а именно:
1. Не хотел отнимать у Вас время на чтение моих писем и ответа на них.
2. Сейчас я упорно работаю над своей книгой, которая в скором времени должна быть закончена и, надеюсь, принесет нашему движению какую-то пользу и засвидетельствует перед политиками Западного мира, что мы не хуже их понимаем не только суть большевизма, но и суть Западного мира.
3. Не было столь важных вопросов, которые заставили меня отвлечься от моей основной работы.
Сейчас ситуация несколько иная и поэтому я пишу Вам это письмо.
Прежде всего хочу познакомить Вас с разрезом моей работы, которую я вскоре закончу и будем печатать на украинском и, надеюсь, немного измененной, на английском языках. Книга называется: “Путь к победе над СССР и мировым коммунизмом”. Разделы книги следующие:
1) из истории московского империализма; 2)из истории борьбы угнетенных Москвой народов за свою государственную независимость; 3) суть большевизма и большевистского империализма: а) понимание сути большевизма различными идейно-политическими лагерями и наша их критика; б) наше понимание сути большевизма; 4) сила и слабость СССР и мирового коммунизма; 5) пути к победе над СССР и мировым коммунизмом.
Имею множество документов, так, что каждое мое утверждение основано на источники.
Размер труда будет от 450 до 500 страниц, или 25-30 печатных листов.
Сразу же по окончании этой работы возьмусь за тему: “Роль мировоззрения в национально-освободительной борьбе Украины”.
Надеюсь, что Вы будете довольны моей работой. В этом вопросе осмеливаюсь просить Вас быть моим опекуном и содействовать мне в моей работе всей силой Вашего авторитета. Но думаю, что не будет в этом необходимости, потому что у меня и здесь есть хороший опекун, понимающий дело. (Намек на то, что из кассы ЗЧ ОУН выплачено Ю. Бобровскому ок. 1800 долларов на написание его труда – прим редакции “ШП”).
А теперь позвольте высказать несколько мыслей относительно наших “внутренних” дел.
“Внутренних” ставлю в кавычки потому, что смысл их такой. Во “внутренних” вопросах меня всегда беспокоили два вопроса.
1) Понимание примата Края над эмиграцией;
2) В решении ПI. Большого Сбора о том, что в нашем движении могут быть люди разных мировоззрений (идеалистического и материалистического), то есть, что мы толерантны и к материалистам (марксистам).
Во-первых, примат Края я признаю только в том смысле, что основную роль в борьбе (вооруженной) играют силы Края, а не эмиграции. Но мировоззренческое, идеологическое и идейно-политическое оружие для Края должна дать только и только эмиграционная часть нашего движения. Почему? Потому, что в истории зрелых политических движений всех времен и всех наций всегда было так, что во время напряжения революционной ситуации провод движения всегда отбывал (высылался) за границу, чтобы он не был уничтожен врагом. И этот провод за рубежом вел международную политику, ибо лучше ориентировался в международных обстоятельствах, чем те люди, которые находились в Крае, и предоставлял для краевой борьбы мировоззренческое, идеологическое и идейно-политическое оружие. Провод должен был вернуться в Край не раньше и не позже, чем накануне взрыва революции. Ибо если провод прибудет в край раньше преддверия революционного взрыва, он будет уничтожен врагом, когда позже кануна, вражеские силы могут сбить движение с пути. Итак, провод революционного движения должен всегда быть там и тогда, где и когда он должен быть на разных этапах подготовки и осуществления революции. Только провод, а не членство, только генеральный штаб революции (или обычной армии), а не рядовое членство (или воины) должен определять, когда и где он должен быть.
Во-вторых. Нигде и никогда в мире ни одно революционное движение не выигрывало, если оно не было единым монолитным мировоззренчески, идеологически и идейно-политически. Без этого не будет революционное движение сплоченным и зацементированным единством воли к действию, а будет обычным сборищем и стадом. Проповедовать то, что против большевизма лучше бороться с позиций марксизма (Горновой), это значит бороться против большевизма во имя марксизма, потому что с каких позиций делают наступление на врага, то те же, а не другие позиции защищают от врага. Кратко: с каких позиций делаешь наступление, те же позиции защищаешь.
Я понимаю, почему Полтава и Горновой могли так думать (и ранее III. Великий Сбор). Потому, что в годы войны и после войны националисты Зап. Украины, встретив “обездоленных” коммунистов Поднепровья (Багряный, Майстренко, потому что националисты Поднепровья, кто не был уничтожен, были за пределами Украины) подверглись идеологическому влиянию последних, а “обездоленные” коммунисты нашли для себя “покрывало” со стороны западных украинских националистов.
Это же перенеслось на эмиграцию. Так наз. ЗП УГОР оказалось очень удобной националистической формой для наполнения ее майстренковским содержанием. Итак, борьба наша должна осуществляться не против т. н. “оппозиции” и ее представителей (Лебедь, Ребет и другие), а против майстренковщины, которая наполнила собой ЗП УГОР в эмиграции то же самое в Крае. Для этого же, чтобы наша борьба была успешной, нам надо не отделяться организационно ни от “оппозиции” и ЗП УГОР, а в будущем от УГОР и краевого провода, а наоборот – быть в единстве (организационном) с ними и таким образом вытолкнуть их них майстренковщину и наполнить их украинским национализмом. Крепости лучше брать изнутри.
И мы можем и должны это сделать, потому что другого пути история нам не предоставила, другого пути нет.
Тем более, что этот путь сам просится, чтобы мы на него стали. В “Самостийныке” (общипанном) от 21. 11. 1954 года приведен “План и некоторые уточнения в деятельности временного руководства ЗЧ ОУН”, в котором между полной эклектикой можно найти крючок, за который нужно ухватиться, чтобы потянуть за собой все.
А этот крючок пункты 12 и 13:
“12 .. На протяжении 3-4 месяцев состоится Конференция ЗЧ ОУН (Созванная “двийкарями”, которые в течение некоторого времени так назывались) – для рассмотрения актуальных дел”.
“13). Временное Руководство ЗЧ ОУН после выполнения своих задач созовет Конференцию, перед которой отчитается о своей деятельности и которая назначит новые органы ЗЧ ОУН ”
Я не очень верю в то, что “коллегия” созовет за 3-4 месяца Конференцию, но все же надеюсь, что в течение года она все же созовет. Иногда для того, чтобы выйти на чистый путь, неизбежно нужно перейти через грязное болото, потому что нет даже узкой тропинки, чтобы обойти болото. Ничего не поделаешь, надо идти через болото, затем очистить от грязи ботинки и идти по чистому пути. Когда мы сами не пойдем через болото, то нас могут к нему спихнуть силы, которые действуют против нас, а именно эти силы выйдут на чистый путь и загрязнят его.
Где нельзя победить формальной атакой, надо зайти с тыла. Насколько я ориентируюсь (и, видимо, не ошибаюсь), рядовое членство на нашем поприще поможет нам достичь нашу цель.
До свидания, Степан Андреевич.
Ни Ст. Бандера, ни цели ЗЧ ОУН не послушали советы г. Бобровского. Потому, что группа ЗП УГОР – это не крепость, в которую стоило бы заходить, не то что захватывать. Во-вторых – они не собирались лезть в болото, как говорит г. Ю. Б. А третье и самое важное – история таки предоставила для ОУН другой, ее собственный путь, тяжелый и полный жертв, но прямой и чистый. На нем, в моральном, идейном и политическом отношении, нет ни болота, ни обходов и излучин. Этим путем до сих пор идет националистическое, освободительное движение и пойдет дальше, вплоть до победы, несмотря на создаваемые с разных сторон препятствия и бревна, и несмотря на то, что слабые духом отпадают по дороге.
Так ответил г. Ю. Бобровский и пошел через болото. Для того, чтобы занять “крепость” изнутри, или, может, по другой причине? Жаль, очень жаль такого человека. Потому что с этим болотом все не так, как в письме писал г. Бобровский. Первым же его шагом было выпачкать болотом все то, к чему он недавно относился с уважением и, хотим верить, искренне, а не притворно. Да и не сапоги приходится выпачкать достойному доценту. Идейно-мировоззренческие убеждения, политическое кредо, последовательность в жизненном направлении, личная честь, достоинство и доброе имя – это не сапоги, которые можно почистить, а то и выбросить, заменив новыми. Это не так!

Комментарии закрыты.