С. Бандера. Украинский национализм и религия

16 Июль 2014 автор: admin

ПРОТИВ ПОДДЕЛКИ ОСВОБОДИТЕЛЬНЫХ ПОЗИЦИЙ. УКРАИНСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ И РЕЛИГИЯ
Эта статья, направленная против оппозиции, была напечатана в еженедельнике “Путь Победы”, Мюнхен, год 1, чч. 13, 18 и 19 за май-июль 1954 года.
Понятия идеологических, программных и политических позиций украинского националистического, освободительно-революционного движения должны быть предметом интереса всех, кто имеет какое-либо отношение или интерес – положительный или отрицательный – к этому движению. Не только его последователи, активные участники и сторонники, но также враги и вражеские силы, которые имеют какой-то интерес к современной украинской освободительной борьбе и ее силам, – должны обращать особое внимание на эти вопросы по двум причинам. Во-первых, потому, что движущей силой современной освободительной борьбы Украины являются идеи украинского национализма, основные цели украинской освободительной борьбы, оформлением которых занимается программа движения. Во-вторых – этот участок является главным фронтом борьбы с большевизмом во всем мире, нашей борьбы – в частности. Между московским большевизмом-коммунизмом и украинским национализмом идет борьба за душу украинского народа, украинского человека. Развитие и исход этой борьбы во многом предвещает развитие, успех или неудачу освободительной борьбы на других отрезках.
Идеологические и программные позиции украинского национализма являются душой, внутренним содержанием, главной силой, и одновременно самым сильным оружием украинского освободительного движения в борьбе против большевизма. Поэтому их сохранение, сбережение и распространение – самое важное для развития освободительно-националистического движения. Враг ведет наступления на эти позиции, как путем прямой борьбы, пытаясь их обесценивать, фальсифицировать, так и методами идеологической диверсии. Параллельно с вражескими идут спекулятивные попытки различных сил, которые негативно относятся к идеям и целям украинского националистического движения, стремясь различными способами использовать его борьбу.
Наиболее вредоносным для революционного движения, который своими идеями мобилизует народ к борьбе, является как раз притупление, подмена его идей, создание разногласий относительно его идеологических, программных и политических позиций. Когда это делают враги и политические противники, то их попытки всегда имеют меньшее влияние. Но гораздо больше вреда может возникнуть, если такую работу проводят такие силы, которые входят в состав самого движения и имеют какое-либо право выступать от его имени.
Заявление Зарубежного Представительства УГОР в апреле этого года, размещенное в его официозе “Современная Украина” (“Современная Украина”, орган украинской освободительной мысли, Мюнхен, год изд. IV, ч. 9 /86 с 9. 5. 1954 г.,”Заявление Зарубежного Представительства Украинской Главной Освободительной Рады” в апреле 1954 г.), является очередным выступлением этой группы, которая монополизировала институт ЗП УГОР, в плане искажения идейно-программных и политических позиций освободительно-революционного движения и создания вокруг них неразберихи. Это заставляет нас так же публично указать на некоторые принципиально неверные утверждения этого заявления, чтобы их неблагоприятные последствия не навредили всему освободительному движению.
В заявлении ЗП УГОР, в одних вопросах представлены ложные интерпретации позиций движения, а в других – поставлен знак равенства между его позициями и тенденциями группы ЗП УГОР, которые полностью расходятся с линией украинского националистического движения.
Упомянутое заявление ЗП УГОР заканчивает свои выводы на тему идеологически-мировозренческих позиций освободительно-революционного движения утверждением, что это движение не навязывает участникам освободительной борьбы какое-либо философское мировоззрение, но при этом не является равнодушным к этому вопросу, и в своей практически-политической деятельности не является антихристианским. Хотя каждое из этих утверждений в отдельности не является ложным, но когда о. д-р Иван Гриньох от имени ЗП УГОР определяет позиции освободительно-революционного движения в вопросе его отношения к религии, то это явная фальсификация правды. Католический священник с докторатом, как председатель ЗП УГОР, наверное, может отличить тезис о несвязывании движения с какой-то философской доктриной (или системой) и его основополагающими идеологическими позициями в отношении к религии. Утверждение, что украинское освободительное движение не является антихристианским в контексте, который имеет целью положительное утверждение, опрокидывая различные упреки в этом направлении, – означает полное равнодушие, индифферентизм этого движения по отношению к христианизму. Так же можно было бы утверждать, что он не является антимохаммеданским и т. п.
На самом деле украинское националистическое, освободительно-революционное движение, так, как его направляет и оформляет ОУН, является движением христианским. Его самые глубокие корни являются христианскими, и ни в коем случае не противоречат христианству. В мировоззренческих вопросах украинский национализм считает своим источником духовность и мировоззрение украинского народа. А эта духовность и мировоззрение являются глубоко христианскими, которые выкристаллизовались под тысячелетним влиянием Христовой религии. Это творческое, формирующее влияние религии никак нельзя сравнивать со значением философских систем, ибо философия может исполнить только одну частицу того, что дает религия человеческой единице, народам и всему человечеству.
Марксизм, коммунизм и их воплощение – московский большевизм – являются врагами каждой религии, а в частности христианской потому, что религия, религиозное мировоззрение и религиозность является наибольшим препятствием для овладения человеческой духовностью марксистским материализмом, так же, как идея и сущность нации препятствуют закреплению российского империализма под видом интернационализма. Но все попытки большевистского террора, преследование и истребление религии, тоталитарное навязывание материалистического и марксистского мировоззрения принудительным воспитанием и способами формирования человеческой мысли и культуры – не смогли и не смогут искоренить из души человека и с духовности народа глубинные религиозные начала, даже если в сознании их сущность была заглушена.
Заявление ЗП УГОР говорит об “принятии во внимание условий, созданных в Украине, в период долголетней русско-большевистской оккупации”. Но этот учет должен идти по линии, противоположной большевистским попыткам, по линии скрепления и возрождения преследуемой и поддельной христианской религии, а не по линии утверждения и терпимости негативных последствий, как это делает группа, которая овладела ЗП УГОР, и ее заявление.
Христианская религия принадлежит к величайшим ценностям в историческом развитии и жизни украинского народа. Поэтому украинское националистическое, освободительно-революционное движение не только само сохраняет христианские начала в своих основных положениях, поддерживает религиозность своих кадров, но также активно борется за оборону религии и обеих украинских христианских Церквей. Это делается не только для сопротивления большевистскому насилию, но , прежде всего, для обороны крупнейших святынь нации и ценностей самих в себе.
То, что украинский национализм, как организованное движение, признает Христову веру и выступает в ее обороне, не означает навязывания этой веры кому-либо. Ведь и Церковь никому не навязывает веру и не согласна с христианскими принципами насильственного навязывания в прошлом, – хотя и проповедует ее. Вопросы веры и активной религиозности – это вопросы совести каждого человека. В эти дела совести и веры отдельного человека ОУН не вмешивается и никому ничего не навязывает. В ее освободительной борьбе может участвовать каждый, кто хочет активно бороться за осуществление ее программных, национально-освободительных целей, даже если его личные взгляды в отдельных мировоззренческих вопросах отличаются от тех, которые признают движение и его участники.
Но, с другой стороны, никак нельзя оправдать требования того, чтобы из-за нехватки веры и понимания религиозных ценностей и потребностей какой-то части патриотических людей, освободительное движение в целом ставило эти вопросы вне своих рамок. Почему установка именно этой категории должна быть решающей, как в движении, так и в государстве? Не может быть сомнений в том, что для подавляющего большинства народа и активных борцов освободительного движения христианская религия является ценностью первой величины. Почему же тогда позиции всего движения должны ориентироваться не на установки этого большинства, а на меньшинство, которое к вопросам религии не имеет никакого отношения, либо относится к ним негативно? Такие требования могут выдвигать не те неверующие, которые уважают религиозные убеждения и потребности своих братьев, их большинства, а только те воюющие безбожники, враги религии, которые хотели бы убрать ее из жизни нации. В этом они схожи с коммунистами и освободительное движение не может приспосабливать к ним свои позиции, а наоборот: имеет целью изменить их установки или противодействовать их влиянию.
Тезис о том, что возрождение религиозной жизни в Украине является задачей Церкви, правильный относительно значения внутреннего содержания, форм и организации этой жизни. Но ее защита, создание условий для ее возрождения – это уже дело не одной только Церкви, а всего народа, и в первую очередь той силы, которая организует и возглавляет всю освободительную борьбу, а потом, после освобождения – это дело государства. Если идти по линии такой незаинтересованности освободительного движения отдельными сферами жизни народа, можно говорить, что противодействие большевистской разрушительной работе и возрождение настоящего национально-ценностного содержания в области науки – это дело только ученых, в области воспитания – воспитательных учреждений и т. д.
Такие тенденции незаинтересованности важнейшими проблемами жизни и развития нации ведут к обесцениванию освободительно-революционного движения, его идейного содержания и к его идейной изоляции среди собственного народа и в мировой борьбе. Борьба с большевистским безбожием, с антирелигиозным походом коммунизма охватывает глубокие ценности украинского народа и украинского человека, и является одним из важнейших фронтов борьбы за душу народа. Так же и в мировой борьбе против большевистско-коммунистического наступления религиозный фронт является наиболее идейно стойким, наиболее прочным универсальным фронтом. Даже идею и силы национальной самостоятельности удалось большевикам кое-где – в юго-восточной Азии и в Африке, запрячь в свою телегу, но аналогичные попытки по отношению к религии до сих пор не имеют значительных результатов. К этому универсальному антибольшевистскому фронту украинское национально-освободительное движение должно присоединить и свою борьбу, а не изолироваться путем нейтралитета.
Где, как, в чем замаркированы настоящие позиции украинского освободительно-революционного фронта относительно религии? Они действительно такие, как здесь указано, а не такие, как это преподносит заявление ЗП УГОР? На этот вопрос наиболее показательный и наиболее авторитетный ответ дает живая борьба этого движения, проявленная в практической жизни и деятельности позиция общественности его действующих кадров. Целостность этой жизни и борьбы, и каждый их отрезок делом и жертвой документируют религиозность общественности украинских националистов-революционеров, сохранение религиозных практик в организованном быту украинского освободительного подполья, его активную борьбу для защиты религии, воюющих украинских христианских Церквей и искренние взаимоотношения с ними на Родных Землях.
Если в работах отдельных публицистов и ведущих лиц освободительного движения встречаются тезисы с другим содержанием, которые можно интерпретировать в противоположную сторону, то их надо отнести на счет обособленной, абстрактно-теоретической дискуссии. В практической жизни и борьбе освободительного подполья в Украине неизвестны активные попытки выступить против общей положительной христианской установки революционного движения и переставить его на нейтральные рельсы. Это было бы невозможным, потому что противоречило бы глубочайшему существу движения и сборным чувствам украинского народа.
Тревожные высказывания Зарубежного Представительства УГОР являются проявлением и следствием тенденций этой группы, которая во главе с о. д-ром И. Гриньохом сделала этот институт своей монопольной областью и инструментом, – тенденций изобразить и переставить позиции освободительно-революционного движения в плане красного “движения”. Это установка – “и Богу свечку и черту кочерга”, или в “более модерновом” оформлении “Дон Камилло-и-Пепонизм” – в худшем, карикатурном издании. Потому что Дон Камилло хотя и идет кое-где вместе с “безобидными” коммунистами, но упорно и успешно отстаивает, вопреки их попыткам, дела религии и Церкви, а наш “Дон Камилло” с ЗП УГОР прячется от наступления воюющего марксистского безбожия за позициями нейтральности.
Эта группа пытается объяснять и оправдывать свои тенденции с помощью тезиса об “учете условий, созданных в Украине в период долголетней российско-большевистской оккупации”, мол – еще не известно, чего хочет большинство украинского народа, в частности молодое поколение, воспитанное большевиками. Такими витыми тезисами прикрываются “непредрешенческими” тенденциями в делах колхозной системы, в вопросах религии и др. Теперь, в дополнение, идут российско-американские попытки пришить нам еще одно “непредрешенчество” в вопросе самостоятельности или федерации с Россией. Все за счет последствий процессов, созданных в Украине большевиками. Все эти “непредрешенческие тенденции, ведомые украинскими или чужими руками, направлены к одному: задерживание украинского освободительного движения и выполаскивание его внутреннего содержания так, чтобы остался пустое антирежимное сопротивление, которое можно поворачивать во все стороны и употреблять “на любой вкус”. Но все эти тенденции бесполезны, все равно, исходят ли они извне, или прячутся под фальшивыми легитимациями. Потому что украинское освободительно-революционное движение, его действующие кадры знают, чего они хотят, за что стоят.
СОБСТВЕННЫЕ СИЛЫ И КОНЪЮНКТУРА
Одним из основных принципов украинского освободительно-революционного движения является опора освободительной борьбы на собственные силы украинского народа. Противопоставленной к концепции собственных сил является ориентация на чужие силы и на конъюнктуру, созданную другими государствами. Различия между этими двумя политическими направлениями часто затирается в сфере теоретических деклараций, но очень отчетливо проявляется в практике политического действия. Политические силы, которые свою работу полностью приспосабливают к конъюнктуре и связывают ее с чужими силами, вплоть до полной зависимости от них, часто заявляют, что они опираются и на собственные силы народа, и избегают явного отрицания концепции собственных сил.
С другой стороны, освободительно-революционный лагерь полностью не игнорирует значение международной политической конъюнктуры, старается использовать все подходящие ситуации и ищет хороших союзников в своей борьбе. Существенные различия заключаются в том, какой значение придается внутренним и внешним факторам в деле освобождения.
Концепция собственных сил, которую отстаивает и осуществляет ОУН во всей своей деятельности, считает, что только украинский народ является источником, двигателем и решающей силой в борьбе за государственную независимость Украины. Международная ситуация, предрасположенность и помощь посторонних сил – это факторы переменные, неустойчивые, и они могут играть только вспомогательную, переходную, а не решающую роль. Она должна вестись настолько независимо от актуальной международной конъюнктуры и от отношения внешнего мира к ней, чтобы эти силы не могли принимать решение о самом факте освободительной борьбы и о ее целях, но они должны учитываться в стратегии и в тактических мероприятиях.
Предоставление посторонним силам и конъюнктуре решающей роли в деле освобождения приводит к его сокрушению, как это отчетливо показывает наша собственная история. Такая концепция сама собой тормозит развитие и мобилизацию собственных освободительных сил народа и притупляет дух борьбы. Внешние силы руководствуются своими собственными целями и интересами, а наше дело, освободительные силы и борьбу Украины в практической политике рассматривают под углом собственных интересов, как объект, более или менее пригодный для осуществления собственных планов. Когда же имеем дело с такими силами, которые относятся неопределенно, а то и неблагосклонно, к главным целям нашей освободительной борьбы, имеют интерес только к самой антибольшевистской деятельности и хотели бы впрячь украинские силы в свои планы, тогда ориентация освободительной политики на них ведет к катастрофе.
Для освободительной борьбы имеют ценность такие отношения и сотрудничество с чужими силами, которые основываются на их положительном отношении к главным целям нашей борьбы, а в действенном отношении – на принципах взаимности и партнерства. Поэтому ОУН всегда противопоставляется тенденциям делания из украинской дела сателлита, вассала политики других государств или отдавать его судьбу в чужие руки. Настоящее союзничество заключается в том, что союзники взаимно признают и уважают свои главные цели.
Кроме прочных союзов, может быть ценным и временное ограниченное партнерство для достижения обоюдно выгодных частичных целей, для ограниченной помощи или обмена, так как оно не вредит, а в какой-то мере помогает ведению собственной политики и освободительной борьбы. Но такие взаимоотношения нужно удерживать в определенных рамках, чтобы они не превращались в политическую зависимость и подчиненность, что противоречит принципам самостоятельной политики. Чтобы сохранить свою характерную роль и политическую независимость в партнерстве с чужими государствами, освободительное движение должно обращать внимание на следующие моменты: полная суверенность в определении и осуществлении главных целей и программных постановлений движения; невмешательство чужих сил во внутренние дела; невмешательство в области освободительной борьбы и деятельность движения, которые находятся вне рамок сотрудничества; партнерские взаимоотношения в сотрудничестве.
Украинское националистическое движение предоставляет свои программные цели с полной откровенностью и ясностью во всей своей политической деятельности. Это следует из принципа опоры на собственные силы украинской нации. Чтобы удержать и укрепить в народе дух освободительной борьбы, необходимо развивать и распространять идеи украинского национализма в наиболее чистой форме, не только в теоретико-пропагандистский форме, а что более важно – делом, всем отношением революционной борьбы и самостоятельной политики. Полная открытость в провозглашении своих целей и единство революционно-политической практики с теоретическими основами в каждой ситуации, независимо от конъюнктуры – составляет характерную черту революционного националистического движения.
Политические направления оппортунизма, приспособленчества и минимализма не имеют данной черты. Политика оппортунизма, ориентация на чужие силы и выжидание благоприятных ситуаций, согласно стремлениям ее сторонников, не означает отречение от освобождения и самостоятельности, только переложение решающей роли на чужие силы и на создаваемую ими конъюнктуру. В результате такой направленности, главное внимание посвящается не делам собственной борьбы народа, организации и развитию его освободительных сил, а лишь расположению и помощи чужих сил. Приспособление к чужой политике, которая идет в разрез с нашими целями, которая помощь украинским силам трактует, как средство для использования – приводит к отступничеству от освободительных целей. (Новейшим проявлением такой политики, которая от приспособленчества доходит до капитуляции, является сотрудничество с Американским Комитетом Освобождения против большевизма, который хочет из украинской освободительной борьбы устранить борьбу против московского империализма).
Основным и руководящим направлением национально-освободительной политики должен быть принцип собственной борьбы, ставка на собственные силы нации, принципиальная самостоятельность. Оппортунистические тенденции относительно внешних сил могут быть удержаны в рамках самостоятельно-освободительной политики только тогда, когда они в своих попытках должны считаться с доминирующим влиянием революционно-освободительного фронта. Когда же они идут независимо от этого влияния, от принципиальной установки собственной общественности, ставя все на карту чужой политики, помощи и привязанности чужих сил, они легко подпадают под диктат посторонних сил, становятся их вассалами, а не контрагентами.
Существование двух главных лагерей в украинской политической жизни, и их противопоставленных направлений-концепций относительно путей и способов достижения национально-освободительных идеалов – это реальный факт не конъюнктурного, не волнового порядка. Он имеет также более глубокие – психологические и исторические корни. Но имеющаяся в последние десятилетия четкость разделения на двое и острота противопоставлений обусловлена, прежде всего, остротой положения и условиями освободительной борьбы. Оба направления, их пути и методы деятельности и реагирования на внешние воздействия имеют достаточно постоянный, характерный стиль и собственное место.
Особенно ненормальной стала роль группы отступников от националистического движения, которая монопольно овладела Зарубежным Представительством УГОР и сделала из него свой инструмент. Их характерной чертой является неприродное политическое двоеверие. Став на самом деле на позиции ориентации на чужие силы и оппортунистического приспособленчества к чужой политике, эта группа номинально выступает в качестве составной части революционно-освободительного движения и, что еще больше, пытается навязать ему свое политическое направление.
Заявление ЗП УГОР в апреле этого года пытается скрыть принципиальные разногласия между позициями националистического, освободительно-революционного движения, как их формирует и применяет ОУН, и позиции группы ЗП УГОР, ставя между ними знак равенства. Пользуясь правдивым утверждением, что освободительно-революционное движение опирается на принцип ориентации на собственные силы народа, который в своих действиях является независимым от международной конъюнктуры и посторонних влияний, упомянутое заявление ЗП противоречит действительности, применяет эти утверждения также к ЗП УГОР. Таким образом, позиции освободительного движения показываются искаженно – так, как их должна отражать политика ЗП УГОР.
Концепция собственных сил приказывает организовать, развивать и постоянно скреплять действующие освободительные силы на всех отрезках, как на Родных Землях, так и в эмиграции. Это и имеют в виду Зарубежные Части ОУН во всей своей внутренней деятельности. В то же время группа отступников в ЗП УГОР все время противопоставляется развитию кадров ЗЧ ОУН, всячески пытается тормозить его. Она делает это методами внутреннего развала порядка, первым делом создав раскол т. н. оппозиции, а затем – “дезинформируя”, и даже прибегая к денунциациям о конспирации и нелегальности (публикуя организационные письма от Провода ОУН на УЗ, вопреки его запрету не публиковать! – группа ЗП игнорирует те места, которые говорят о неправильности ее положения в вопросе развития иностранных кадров ОУН).
Для сохранения сущности и независимости политики освободительного движения, надо приложить все усилия, чтобы вся его деятельность, в частности внешняя политика, опиралась на собственные украинские средства и способности. Зарубежное Представительство УГОР, по своему назначению, должно представлять дела украинского освободительного движения перед внешним миром и выступать перед ним, как партнер. Для этого, кроме морально-политической опоры в краевой борьбе, оно должно опираться на крепкую украинскую кадровую и материальную базу в эмиграции, в частности ввиду трудности связи с Родиной.
Между тем ЗП УГОР пошло на разрыв с единой украинской политической силой за границей, которая его всесторонне поддерживала, и сделало основанием своего политического существования и деятельности чужую материальную и политическую поддержку. Это противоречит принципу организации самостоятельной политической деятельности. Было бы иначе, если бы чужая поддержка составляла только дополнения или распространение собственной основной базы, основанной на украинские средства. Но ЗП УГОР полностью основало на чужие средства и чужую поддержку свою политическую деятельность, даже на украинском отрезке. Известно же, что издание “Современной Украины”, “К Оружию” (“К оружию”, журнал военно-политической мысли украинского воинства на чужбине, ежемесячник, издаваемый Военным Центром, позже Миссией УПА при ЗП УГОР, проявлял оппозиционные настроения против ЗЧ ОУН и Степана Бандеры, Печатался в Мюнхене, с 1946 по 1954 гг. вышло 39 номеров) и настоящего “Украинского Самостийныка”, оплата аппаратчиков ЗП УГОР, которые составляют большинство всех сторонников этой группы, приобщение податливых “идеологическому влиянию с помощью материальных средств” элементов для создания нового откола “двойки” и финансирования всей этой работы – все это требует больших средств и оплачивается не украинскими средствами. Утверждение, что “Современная Украина” выдается за деньги , присланные ЗП УГОР проводом ОУН на УЗ в 1950 г. делается только для прикрытия. Присланные в то время деньги были предназначены на нужды связи, частично – на внешнеполитическую деятельность, а не на выдачу газеты для эмиграции. Суммы этих денег могло бы хватить на покрытие расходов разве нескольких номеров одной газеты.
Когда какая-то группа свое существование и свою работу на украинском отрезке основывает на средствах и поддержке чужих сил, то тем самым она и ее работа становятся экспозитурой этих сил в украинской жизни. Это происходит закономерно, несмотря на то, признается ли это, или скрывается и отрицается. Потому что вся работа, ее содержание, ее направление, должно быть таким, как хотят и на который соглашаются “спонсоры”. А когда эта работа сосредотачивается на ликвидации освободительного движения, на создании все более новых внутренних диверсий, на деморализации действующих кадров, на навязывании социалистических или других национально индифферентных воздействий, которые расстраивают идейно-политическое воодушевление освободительной борьбы, – тогда возникают большие сомнения относительно существования каких-либо положительных интенций против украинского освободительного движения.
Лишив себя украинской политической и действующей базы за рубежом и полностью поставив в зависимость свою деятельность от чужой помощи, ЗП УГОР тем самым утратило практическую способность быть партнером в представлении украинского дела перед миром. Этим не хотим сказать, что каждая чужая помощь политически дискредитирует, или она не нужна. О ценности и последствиях такой помощи решает, прежде всего, те, от кого она исходит, каково ее предназначение, и является ли она вспомогательной или решающей силой в политической акции. Полная зависимость от посторонней помощи является равнозначной потере своей сущности и независимости действия, а создание своих позиций в украинской политической жизни, опираясь на посторонние силы и их помощь – сводится к роли экспозитуры этих сил. Посторонние средства и влияния не могут быть использованы для внутриукраинских политических игр, потому что таким образом, они внедряются в украинские внутриполитические процессы в качестве решающей силы. В свою очередь правильным является получение чужой помощи для усиления освободительной борьбы на отрезке непосредственной антибольшевистской деятельности, но без вмешательства посторонних сил во внутренние украинские дела.
НЕ ОБМАНЫВАТЬ КРАЙ И НЕ ВВОДИТЬ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ !
Если фальшивое изображение на зарубежной территории позиций освободительного движения и ликвидация одной его зарубежной ветки имеет вредоносные последствия для всей его борьбы, то еще больший вред имеют подобные попытки, направленные непосредственно в Край. Деятельность группы ЗП УГОР против ОУН на Украинских Землях, в качестве действующей там освободительно-революционной силы, направлена в том же направлении. Пытаясь подчинить его своим воздействиям и используя для этого посторонние силы, эта группа опустилась до грубого политического обмана Края и внедрения чуждых влияний, как решающей силы во внутренних делах движения. Типичным проявлением и наглядным доказательством таких попыток является документ “Политическое положение правительства США”. О нем уже были сведения в прессе. Но, так как ЗП УГОР в своем же заявлении приводит к пониманию, что этот документ ложный – мол, он никем не подписан и не имеет ни одной даты, – должны вспомнить его историю, когда она перестала быть тайной, и известна врагу из непосредственного источника.
В 1951 году ЗП УГОР выслало своим сторонникам в Провод ОУН в Украине упомянутый документ “Политическое положение правительства США”, без даты и подписи, что легко объяснить мотивами конспирации. О подлинности этого документа, – что его содержание верно и истинно – свидетельствовал перед Проводом на УЗ тот факт, что его передает ЗП УГОР, которое имеет соответствующие связи. Тем более, когда его приносит лично известный деятель ЗП УГОР (Василий Охримович) и предоставляет соответствующие комментарии, которые увеличивают значение этого документа. Его сразу в Крае приняли, как настоящее положение правительства США, и довели до сведения дальнейшим центрам революционного подполья.
ЗП УГОР является в том числе непосредственно ответственным за данное дело и определенные лица допустили сознательное злоупотребление доверием и плановый политический обман ОУН на УЗ, посылая, как положение правительства США, текст, написанный какими-то иностранными силами, и зная, что они ни в коей мере не компетентны заявлять о политическом положении правительства США. Так же декларирование какого-либо положения правительства США в соответствующих вопросах было полностью неуместно в констелляции тогдашней – как и нынешней – политики США. К тому же, само содержание фальсификата, в основополагающей политической установке, не выходит за линию злосчастного пророссийского “Американского Комитета Освобождения от Большевизма” и даже не вспоминает о государственной самостоятельности Украины. Значит, авторы фальсификата вовсе не имели в виду того, чтобы подать освободительно-революционному движению в Украине что-то действительно позитивное. Они ссылались на имя правительства США для других целей.
Во-первых – по их интенции – решающим критерием правильности идейно-политических позиций украинского освободительного движения должно быть осуждение со стороны соответствующих внешних сил. Это соответствует этой группе, которая с начала своей акции борется за то, чтобы основные идеологические и программные позиции освободительного движения направлялись в сторону господствующих в актуальной международной конъюнктуре течений. Между тем позиции украинского национализма выплывают из собственного украинского грунта, из национального естества, из условий и потребностей борьбы нации за независимую жизнь и свободное развитие.
В эпоху идейных и политических вихрей, которые создало военное и послевоенное развитие, легкость в трактовке идеологических и принципиальных политических дел стала критерием отбора и возникновения новых группировок конъюнктуристов. Именно такой является характерная черта и этой группы; ориентируясь на ветры с чужих сторон, бывшие гласные националисты становились постепенными социалистами, словесными самыми большими демократами и врагами самого названия “национализм”. Стрелка их концепций, очень подвижная и следила за движениями посторонних магнитных полей, теперь вроде снова передвигается в сторону национализма, как будто отклоняется от социалистического “развития”. Поскольку основой политического существования этой группы и ее претензий на овладение освободительного движения должно быть ее идеологическая “постепенность”, то на роль арбитра с решающим голосом призывается чужая сила, по варяжской концепции – “ходите и владычествуйте над нами”, и из-за недостатка убедительных украинских аргументов.
Второй главной целью фальсификаторов и обманщиков Края было – укрепить авторитет ЗП УГОР и дискредитировать ЗЧ ОУН. После полной компрометации группы ЗП УГОР перед освободительно-революционным движением и всем гражданством, осталось одно: засвидетельствовать доверие чужих сил. Но доверие и принятие сил, которые хотели бы что-то сказать в этой материи, видно, не дало бы желаемого результата. Поэтому и в этом пункте “возвышенно ранг” с широким жестом: “Полное доверие правительства США к руководству ЗП УГОР” – это уже что-то, с чем можно выступить, что должно создать соответствующее впечатление! Подпрыгнув с большого разгона на такой высокий стул, авторы документа одним махом свалились оттуда и по ЗЧ ОУН, мол:
“Правительство США с сожалением осуждает нынешнюю политику ЗЧ ОУН и руководство С. Бандеры” (кстати – в то время председателем Провода ЗЧ ОУН был кто-то другой).
Нас меньше интересует вопрос, кто кого уполномочивал выражать “доверие правительства США для ЗП УГОР”. Это не наше дело. Но тот факт, что ЗП УГОР пользуется таким чужим – и еще и фальшивым – свидетельством перед Краем – это уже дело украинское. Под политическим обзором этот документ не является правдивым также и потому, что такое заявление не соответствует тогдашнему отношению американской политики к украинскому делу. Декларирование такого доверия правительством чужого государства к какой-либо силе украинского революционного движения должно было бы идти в паре с ее позитивным отношением к основной цели украинского освободительного движения – к государственной самостоятельности Украины. Но этого нет. Американская политическая акция на нашем отрезке все еще идет путями АКВНР – АКВБ. Поэтому передача в Край такого заявления является политическим обманом. К тому же, это еще и обычная ложь – фальсификация авторства. Когда же принять во внимание, что упомянутое доверие к ЗП исходит не от правительства США, а от других сил, тогда политическая сторона дела выглядит еще печальней.
Отправка в Край осуждений против ЗЧ ОУН от имени правительства США затрагивает нас непосредственно. Если бы мы не знали, что имеем дело с фальшивым документом, мы должны были бы обратиться к правительству США с протестом и ожидать объяснений. Говорим о фальшивости документа в смысле, что представленные в нем заявления и положения ложно приписаны правительству США, о чем знали “авторы” документа и ответственные за его передачу люди с ЗП УГОР. Но информация от тех же людей заставляет нас поставить теперь открытый запрос: могла бы – и на какой основе – какая-либо сила от имени правительства США передавать в Провод ОУН в Украине такого рода осуждение политики ЗЧ ОУН? (На этом месте еще раз подчеркиваем, что об этих делах пишем после того, как стало известно, что причастность ЗП УГОР уже раскрыта, и эти дела перестали быть тайной).
Какая именно политика ЗЧ ОУН осуждается в “Положении правительства США?” Политика отношения украинского дела, как полностью самостоятельной, противоположной всем российским, единых неделимых течений и акций. Политика ЗЧ ОУН противопоставляется всем попыткам АКВНР-АКВБ подчинить украинскую освободительную борьбу гегемонии российских империалистов и их планам сохранить принадлежность Украины и других порабощенных народов к Российской империи. Наша политика дает решительный отпор всем таким попыткам, как открытым, со стороны российских кругов, так и скрытым, под патронатом американских сил, в форме т. н. “нейтралитета” и совместного антибольшевистского фронта. Неудивительно, что наша политика не нравится американским силам, которые хотели бы трактовать украинское дело совершенно иначе.
Также можно понять их попытки переломить нашу линию. Хотя эти попытки, в нашей оценке, не только вредны для украинского дела, но также и бесполезны для общего антибольшевистского фронта, – но такие проявления происходят из-за ложных концепций в американской политике.
Но никак нельзя понять и оправдать того, что в такой политической обстановке ЗП УГОР приняло на себя роль инструмента этих попыток и опустилось до дискредитации политики ЗЧ ОУН перед Краем – по мнению США. Чтобы скрыть перед Краем политический смысл осуждения политики ЗЧ ОУН, в упомянутый документ “Политические положения правительства США” добавлены предложения, что “эта политика и руководство отстранили много положительных элементов в эмиграции”. Этот маневр рассчитан на недостаточное информирование Провода в Украине о ситуации за рубежом. Но каждому, кто знает ситуацию и развитие политических событий на этом отрезке, становится ясно, что авторы не знают о внутренних украинских делах. Утверждение, что политика ЗЧ ОУН не приняла много положительных элементов в эмиграции, в противовес “объединяющей” политике ЗП УГОР – выглядит смехотворно. А такое противительные сравнение следует логически из смысла всего документа. ЗП УГОР действительно должно было стать центром объединения на базе позиций освободительной борьбы, но из него сделано малую политическую группку партийного типа и инструмент для раскола организованного националистического движения. Поэтому говорить об отчуждении положительных элементов политикой ЗЧ ОУН и о присоединения их политикой ЗП УГОР во внутрисетевом украинском аспекте – не достойно. Указанное предложение приобретает смысл тогда, когда отчуждения политикой ЗЧ ОУН отнести к свойственному предмету, на который мы выше указали – к попыткам впрячь украинцев в пророссийские АКВНР – АКВБ.
Шестой пункт обсуждаемого документа явно указывает, что его соавторами вынуждены быть люди с ЗП УГОР. При этом они сами себя перехитрили, передавая в Край такую чушь, мол, “США убеждены, что настоящий Провод ЗЧ ОУН не принял никаких серьезных и действенных мер, чтобы реализовать предложения Провода ОУН на украинских землях с лета 1950 года”.
Ни меньше, ни больше – только США, как государство, заангажировались расследовать это дело, и уже летом 1951 года пришли к вышеизложенному выводу. Американская политика должна была бы с наибольшим вниманием заниматься украинским делом, даже если бы такой вопрос, – Провод ЗЧ ОУН серьезно ли реализует предложения Провода ОУН на УЗ, – был предметом государственной оценки.
Характерно, что, несмотря на такое явное использование имени США и правительства США, что под его прикрытием авторы документа выслали в Украину собственные заявления, они не высказались о положительном отношении (США, или хотя бы его правительства – Д.Ч.) к делу государственной самостоятельности Украины. Этот самый важный вопрос описан фразами о самоопределении и свободном выражении воли большинства украинского народа, – теми же Резиновыми фразами из КЦАБ-овского реквизита. Почему так? Объяснение простое: авторы этого текста не посмели перейти линию, которую наметила и ригористично сохраняет нынешняя политика США. То есть – борьба только против большевизма, против режима, но ни слова о национальном освобождении, о государственной самостоятельности. Значит, даже в фальшивом документе не представлено в принципиальном вопросе ничего такого, что шло бы навстречу украинскому освободительному движению, но то, что российские империалисты не одобрили бы.
Одновременно с названным документом, представитель ЗП УГОР принес Проводу ОУН в Украине фантастические ведомости о политических достижениях ЗП УГОР во взаимоотношениях с США. В этой сообщении политика США относительно украинского дела была изображена, как полностью положительная, в совершенно ином свете, чем это показывают имеющиеся факты. Также документ “Политическое положение правительства США” был интерпретирован, с помощью соответствующих дополнений и пояснений, таким образом, чтобы закрыть все темное, что в нем вылезает, и чтобы его подать, как “великую хартию”.
В лучших красках изображена американская политическая поддержка для украинской освободительной борьбы и перспектива ее большого подъема. Это все зачислено на счет необыкновенно умелой и успешной политики ЗП УГОР. Так же насыщенными, но темными красками изображена деятельность ЗЧ ОУН, которая, мол, только вредит освободительному делу, компрометирует ее перед чужим миром, вызывает недоверие и подрывает достижения ЗП. Такими заявлениями представитель ЗП УГОР обосновывал Проводу в Украине свои суггестии, чтобы Край, высказываниями доверия к ЗП УГОР и небывалыми отличиями разных людей этой группы за зарубежную работу, помог закрепить и увеличить ее достижения в привлечении приверженности и поддержки со стороны США.
Поступок ЗП УГОР должны оценить, как вредоносный для развития освободительного движения. Самым страшным является обман Края относительно принципиальной политики чужого государства по отношению к украинскому вопросу. Все это выплывает из того, что ЗП УГОР фактически сделало основой своего существования не так репрезентацию дел освободительного движения перед внешним миром, как скорее наоборот – перенос на это движение посторонних воздействий и попыток, как предпосылок для соединения их попыток и поддержки.
Пытаясь занять для себя позицию в освободительно-революционном движении с помощью чужой поддержки и не имея возможности показать настоящие достижения, группа ЗП решилась на обман Края. Она фактически старается переставить освободительное движение на рельсы ориентации на чужие силы и на зависимость его от них и от их политики. Такое длительное, основополагающее изменение основ существования Движения должно предоставить доминирующую позицию группе ЗП, как силе, которая “имеет доверие” посторонних сил. Сбить освободительную борьбу с ее собственной основы и из собственных ног – это равнозначно тому, чтобы свергнуть его, потому что на чужих ногах он никогда стоять не сможет.
Второй наиболее вредоносный результат поступка ЗП УГОР – это перенос зарубежного конфликта в Край, к тому же – с посторонним вмешательством. Проиграв созданный ею внутренний конфликт на украинском поле, эта группа прибегает к чужим силам и притягивает их в качестве судей. Эти проявления тем обиднее, что в них отзываются исторические недостатки – смута, интриги, разруха. Эти нездоровые проявления вызвали во всем освободительно-революционном движении, в Крае и за рубежом, очень сильный общий отклик – реакцию, которая показывает, что оно не позволит ни уничтожить себя, ни сбить с собственного пути. И все же этот безответственный поступок причинил немало бед, в частности в Крае. Условия подпольной борьбы, трудности связи, использование врагом каждой щели в революционном фронте – все это приводит к тому, что нанесенные изнутри подрывы и расшатывания имеют далеко идущие неблагоприятные последствия. Мы не можем принимать навязанные группой ЗП УГОР попытки того, чтобы освободительное подполье ОУН на Родине сделать территорией крайне безответственных и вредоносных игр. Мы должны противиться обману революционных кадров в Украине, коварному затягиванию их в интриги конъюнктуральных ориентаций и внедрению чужих сил в решение внутренних украинских дел. Стараемся, как можно в большей степени действовать на зарубежном, эмиграционном поприще, чтобы отодвинуть от краевой борьбы вредные воздействия и последствия этих нездоровых явлений. Хоть они и на зарубежном отрезке наносят вред освободительному делу, но все же этот вред является меньшим, чем в условиях краевой борьбы. К тому же, этот вред целесообразнее ликвидировать, или по крайней мере – выявить и обезвредить там, откуда оно вырастает, в корне. А этот вред – заколдованный, да еще и вскормленный чужими соками – именно этот вред, который пытается обескровить все освободительное движение.

Комментарии закрыты.