С. Бандера. Ход революционной борьбы в крае

3 Июнь 2014 автор: admin

ХОД РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ В КРАЕ
Усиление революционно-освободительных действий вооруженного подполья в Украине – ОУН-УПА в связи с сильным натиском врага, главным образом на западных окраинах украинских земель, на так называемом Закерзонье, также требовало от украинцев в эмиграции больше труда и усилий во благо освободительной борьбы. В этом плане статья С. А. Серого “Ход революционной борьбы в крае” (“Освободительная Политика”, Мюнхен, год изд. III, ч. 1 (18) , 1948 г.) рассматривает революционную стратегию и тактику украинских борцов в подполье и детально выясняет следующие моменты: состояние украинского народа на советской территории и на Закерзонье, задачи украинской национально-освободительной революции, методы врага в борьбе против ОУН-УПА, рейды отделов УПА и неудача договора между СССР, Польшей и Чехословакией, заключенного для уничтожения Украинской Повстанческой Армии.
После окончания второй мировой войны освободительно-революционная борьба в Украине вошла в новую фазу. Стратегия и тактика политическо-военной революционной деятельности ОУН и УПА разработаны и применяются таким образом, чтобы в новой ситуации последовательно сохранить и продолжить основной план – концепцию освободительной революции.
Единственный путь к освобождению – это национально-освободительная антибольшевистская революция всего украинского народа, в общем фронте с другими народами, порабощенными большевизмом. Эта революционно-освободительная борьба широких народных масс, все больше расширяется, обостряется и углубляется, направляясь к своему новому развитию в форме всенародного срыва. Революционный процесс проникает во все области жизни, а его содержанием является противопоставление вражеской действительности, целям и попыткам большевизма – собственных идей и целей освободительной революции, идей национально-политической, социально-экономической и духовно-культурной свободы народа и человека. Такую концепцию освобождения ОУН реализует все время с начала своей деятельности, постоянно и последовательно во всех ситуациях.
Основным и существенным в революционно-освободительной концепции является ставка на борьбу всего народа, его наиболее широких масс, а не только организованных сил. Для революционных сил в Украине ОУН, УПА – УГОР является центром, мотором революции, инициирующим и направляющим фактором в революционном процессе, но не единственным его носителем и проявлением. Главная предпосылка успеха революции – это активное участие в борьбе широких народных масс Украины и других народов Антибольшевистского Блока. Успех революции зависит в первую очередь от народных масс, от их участия в освободительной борьбе и готовности самим активно бороться. Активной борьбой, как и всей своей деятельностью, организованные революционные силы мобилизуют и привлекают к борьбе весь украинский народ и союзников из АБН, указывают народным массам путь к свободе. Между борьбой самых организованных сил и степенью распространения революционных настроений среди масс, их боевой готовностью, должны быть, на долгосрочную перспективу, такие отношения, при которых организованные силы будут ведущими силами, а народные массы пойдут за ними и с ними.
Стратегия революционной борьбы в настоящей фазе является оборонительной и наступательной, одновременно сочетая в себе оба момента. Революционная борьба парализует попытки врага сломить, задушить революцию, ее силы, деятельность и возможности, а вместе с этим, скрепляет, расширяет и углубляет революционный процесс, активизирует народные массы, охватывая антибольшевистскими, революционными настроениями и акциями все большее количество элементов посредством атаки новых позиций врага. Стратегия революционной борьбы учитывает общую мировую ситуацию, внутренние отношения в СССР и тенденции этих двух факторов.
Внутренняя ситуация в Украине, как и во всем СССР, и его внешнеполитическое положение имеют очень важное значение для развития революции, для того, какой будет основа и доминирующий смысл революционного процесса, какие применить методы и средства для его расширения, скрепления и ускорения.
На всю ситуацию СССР, внешнюю и внутреннюю, решающее воздействие имеет перспектива конфликта с западном блоком и реальная возможность недалекой войны. Вся политика Кремля находится под давлением этого центрального фактора, все концентрируется вокруг него и подчиняется его требованиям. В частности, вся внутренняя политика большевиков, особенно хозяйственная, все отчетливее проводится под одним углом – подготовке к войне. Это придает всей внутренней ситуации СССР, которая и без того носит постоянный военный характер, особую остроту. Вся жизнь широких масс большевистских народов находится под постоянно растущим натиском режима, который пытается выжать из них последние средства, все силы невольничьего труда, – все для увеличения военного потенциала. Это приводит к нищете, использованию, неслыханной эксплуатации народных масс до крайних, невозможных пределов. На этом фоне еще более возрастает режим террора, а с другой стороны – ненависть к нему всех народов, находящихся под большевистской властью.
Это недовольство масс, крайне враждебно настроенное к большевизму, к режиму, партии, коммунистической системе хозяйства и тоталитарного строя после войны крайне усилилось и приобрело более четкие враждебные формы. Для этого существует множество причин. Прежде всего, потеряла всякое влияние ложь большевистской пропаганды о том, что, по сравнению с СССР, во всем мире царит страшная нищета широких масс, низкий жизненный уровень, хозяйственная и культурная отсталость западных стран, о счастливой “радостной” жизни советского человека и о превосходстве СССР над капиталистическим миром. Во время войны солдаты советской армии имели возможность убедиться в том, как есть на самом деле, и достоверные сведения распространились по всему СССР. Теперь большевистская пропаганда потеряла среди народов и то доверие, которое еще имела благодаря своей рафинированности, настойчивости и исключительности. Она уже отталкивает и тех, которые когда-то ей верили, воспитанные “под солнцем сталинской конституции”.
Народные массы надеялись, что с окончанием войны придут перемены, наступит большая свобода и улучшится благосостояние. Большевистская пропаганда во время войны, в частности неофициальная, поддерживала такие желания масс, даже аранжировала соответствующие внутренние политические идеи, которые будили и подтверждали надежду на смену – смягчение внутреннего курса. Сразу после войны, возвращающиеся солдаты начали разрушение колхозного порядка во всем СССР “самовольным” созданием частного хозяйства. Большевистский режим, кое-как овладев ситуацией, ответил обострением террора, безоглядным поворотом в прежнее состояние, с помощью изъятия и безоглядного преследования “частных злоупотреблений”. Вместо улучшения, пришли горькие разочарования. Во всем СССР все тонет в ужасной нищете. Кроме неизбежных последствий войны, нищету ухудшает хаос и бездарность большевистской бюрократии. Особое негодование вызывает социальное неравенство господствующей большевистской аристократии – партийной, военной и бюрократической, которая по сравнению с нуждами работающих народных масс, живет в достатке.
Режим прикручивает гайки террора и эксплуатации до последних пределов: новая пятилетка, новые займы, новые соцсоревнования, подготовка к новой войне. Все это создает крайнее недовольство, отчаянные настроения, такую ненависть к большевизму, что, несмотря на террор, советские граждане перестают таить все в себе и все чаще доходит до откровенных проявлений противорежимных настроений масс. От ожидаемой, так называемой внутренней эволюции большевизма осталось только то, что теперь открыто признается привилегированное положение партии, военной и бюрократической аристократии, в то время, как жизнь трудящихся масс находится в строго коммунистическом, пролетарском, т.е. нуждающемся положении. Таким образом, еще отчетливее проявляется правда о том, что весь коммунизм – это в действительности система худшего государственного капитализма и тоталитаризма, худшей неволи, порабощения, бедствования, эксплуатации человека и целых народов империалистическим государством и той бандой, которая им овладела. Коммунистическая теория, которая приводит к такой практике, оправдывает ее и защищает, является окончательно скомпрометированной в глазах всех тех, кто обладают чувством правды и здравого смысла.
Осталась единственная база и опора большевистского режима, государства, коммунистической доктрины и порядка – усовершенствованная система жестокого, всестороннего террора и сексотсва. Эта система охватывает и пронизывает весь СССР, всех людей и всю жизнь. Террор морально-духовный, экономический. Сексотство пронизывает всю государственную систему, производство, армию, школу, семью, Церковь, врывается в исповедальни. Это настоящая природа большевизма, его единственная, дьявольская сила. Освободительная революция прежде всего должна бороться с ней, ее преодолеть. Все иные силовые факторы большевизма – это только слуги и средства, производные продукты и ответвления системы террора и сексотства, которые на нее опираются и с нее упадут.
После последней войны выросла ненависть Украины и других нерусских народов к большевизму на национально-политической почве. Большевистский режим все более открыто идет по линии продвижения российского шовинизма, преподносит “превосходство” русского народа, русской культуры и т. п. над другими народами. Все отчетливее проводится курс грубой русификации других народов, всей их жизни.
Главная причина этого лежит не в русском патриотизме большевистской верхушки, а только в ее империалистических наставлениях и осознании того факта, что наиболее сильная и самая определенная опора большевистского империализма – это российский империализм. В последней войне четко проявилось, что как Украина, так и все другие нерусские народы в своей массе враждебно настроены к большевизму. Они, борясь не на жизнь, а на смерть с гитлеровской Германией, не хотели идти в одном фронте с большевистской Москвой и, где могли, вели борьбу одновременно на два фронта.
Зато российский народ связал свою судьбу с большевизмом. Решающим в этом был русский национальный империализм, вошедший в кровь всего русского народа, а не симпатия к самому большевизму. Наоборот, в массах русского народа также живет сильная ненависть к коммунизму и желание избавиться от него. Но перевесили империалистические тенденции и сознание, что именно большевизм, как доктрина, система и режим, реализует цели российского империализма с наибольшей энергией, более радикальной и безоглядной, чем какой-либо другой российский режим. В политических идеях и в желаниях империалистически настроенных кругов русского народа живет концепция о том, что надо послужить большевизму в осуществлении российских империалистических целей, а в подходящее время устранить большевистскую систему эволюционным путем, или путем государственного переворота. Зато защищенная и объединенная большевизмом российская империя должна остаться, как его наследие.
Вот так между российским национальным империализмом и империалистическим большевизмом, рядом с враждой и противоречиями, которые существуют между ними в вопросах внутреннего строя, форм и содержания национальной жизни во многих сферах, – всегда существует единогласие в одном деле, для обоих основополагающем. Оба они пытаются удержать, закрепить и расширить российскую империю, продолжать мировую экспансию России. Оба фактора совместно трактуют себя как средство, хотят использовать друг друга, а затем уничтожить, но на практике между ними возникает взаимодействие, взаимная поддержка.
После опытов в последней войне, подготавливаясь к новой, большевизм все сильнее и откровеннее усиливает российский империализм, обращается к нему и соединяет его в себе. В отношении Украины, как и всех нерусских народов, усиливается русификаторский курс во всех сферах жизни. Централизм и колониальная система в государственно-политической и хозяйственной жизни, снижение и примивитизация национально-культурного развития, истребление любого проявления национальной обособленности проводится безоглядно и вполне открыто. На этом фоне еще сильнее растут элементы национальной вражды, усиливается усыпленный коммунизмом инстинкт национального самосохранения также у тех элементов украинского народа, которые потеряли его под влиянием коммунистического воспитания.
Как в Украине, так и во всем СССР существует множество острых противоречий, вражды и конфликтов между большевизмом и целыми народами, народными массами и человеческой единицей. Ненависть к большевистскому режиму и системе так велика, что ее не надо создавать, ни увеличивать, это делают сами большевики. Состояние глубокой и общей ненависти народов к большевистской действительности – это естественное основание развития национально – освободительной революции.
Но самой ненависти и пассивной враждебности не достаточно для освобождения. Важнейшая цель революционной стратегии – инициировать и направить процесс активного противопоставления большевистским попыткам во всех сферах жизни собственных, национальных стремлений, вовлечь в процесс борьбы широкие народные массы, превратить их пассивную ненависть к большевизму в активную революционную позицию, в сознательную, плановую деятельность с целью уничтожения большевизма и тюрьмы народов – СССР. Для этого нужно широким народном массам привить сознание, что единственный реальный путь к свободе – это освободительная революция народов, показать этот путь, познакомить с нашей концепцией, утвердить веру в возможность общей революции против большевизма, на примере научить, что и как надо делать, и привить им необходимый революционный пыл. Вся вражда к существующей большевистской действительности должна оформиться, как сознательное революционное наставление, как ориентация на революцию, признание концепции и программы освободительной революции за свою политическую веру, убеждения, за свой путь, по которому все народы и каждый человек могут выйти из большевистской тюрьмы к свободе, к человеческой, свободной жизни и развитию.
Основная проблема революции состоит в том, чтобы проломить влияние большевистского террора и пропаганды, а также чтобы народные массы осознали падение их силы. Они ненавидят большевизм и выжидают его падение, и при этом повинуются ему и несут за него тяжелые жертвы. Если бы они хоть на минуту перестали притеснять сами себя и друг друга под приказами большевистского режима и системы, а вместо этого ударили по нему, то скоро не осталось бы от него и следа.
Стратегия борьбы ОУН-УПА в первую очередь направлена на революционизирование и активизацию народных масс. Учитывая развитие внутренней и внешней ситуации, революционная деятельность ведется так, чтобы во всех отношениях лучше использовать достижения предыдущих этапов, закрепить их и дальше развивать. Под конец войны и в первом послевоенном году революционно-повстанческая деятельность УПА очень широко развернулась. Благодаря этому идеи освободительной революции распространились среди масс различных большевистских народов, в частности среди солдат Советской армии, имеющих дело с УПА. После падения Германии большевизм был триумфатором, большевистская пропаганда поражала советских граждан лозунгами о могуществе, неделимости и нерушимости СССР и большевистской системы. И именно в это время УПА широко развернула партизанскую борьбу. Большевики хотели одним широким ударом Советской армии сломать украинские революционные силы, “прочистить территорию”. Но это им не удалось. Благодаря партизанской стратегии УПА сумела победоносно выйти из крупных военных кампаний против нее. Более того, значительная часть красноармейцев, непосредственно встретившись с украинским освободительным движением, с героической борьбой повстанцев, с нашими идеями, – не хотела бороться с УПА так, как это делали специальные войска НКВД. Масса красноармейцев во многом прониклась идеями революции. В то время, в конце войны и в первые месяцы после ее окончания, через украинские земли, охваченные широкими революционно-партизанскими действиями, передвигались большие человеческие массы, мобилизованные, или сдвинуты войной. Они непосредственно встретились с революционной деятельностью, с ее идеями и мыслями; наглядно увидели, что УПА и ОУН существуют и с успехом борются, без всякой посторонней помощи, убедились, что и против большевистской системы возможна революционная борьба.
С массами красноармейцев разнеслись по всему СССР идеи совместной освободительной революции народов против большевистского империализма, вести об УПА. Героическая борьба в Украине посеяла зерно освободительной революции по всему СССР. Такой сильный и широкий пропагандистский эффект был возможен только благодаря тому, что как раз в это время, в данных условиях было развернуто такую интенсивную партизанскую и революционно-пропагандистскую акцию. Деятельность и борьба в этом периоде имеют огромное значение для развертывания общего антибольшевистского освободительного фронта всех народов, порабощенных большевизмом.
Если осознать, что это основа всей освободительной концепции, тогда ясно понимается плановость этой борьбы, целесообразность и успешность такого широкого ее развития в это время. Надо смотреть на дело освободительной революции как на глубокий, длительный процесс, который развивается и набирает силу через непрерывное и последовательное продолжение и расширение. Национально-освободительная революция – это дело всего украинского народа и других народов, широких масс, а не только организованных революционных сил.
На стыке 45-46 гг. международная политическая ситуация вошла в стадию “мирного” перерыва, а это также влияет на внутренние отношения в СССР. В то время вооруженные силы украинской революции достигли наивысшего состояния своей мобилизации. Перед руководством революции стал вопрос: “идти к скорому общему повстанческому срыву, или расширять и углублять революционный процесс в скрытой форме на долгосрочную цель?”
Состояние активных революционных сил УПА и ОУН позволяло проводу освободительной борьбы идти по линии ускорения повстанческих действий, расширять и увеличивать открытую повстанческую борьбу. Принятие такого плана было бы целесообразным, если бы поднятый массовый революционный срыв должен был скоро распространиться и захватить более дальние территории, целые страны. Однако в данной ситуации невозможно было рассчитывать на то, что огонь общего революционного срыва-восстания перекинется с революционно-зрелых украинских земель не только на всю Украину, но и на другие большевистские народы, большая часть солдат Советской армии пойдет по голосу своих симпатий и активно станет на стороне революции. Советские массы, несмотря на ненависть к большевизму, и симпатию к освободительной борьбе, были еще не готовы к собственному, активному революционному действию в такой ситуации, когда СССР имел достаточно прочную и устоявшуюся внешнюю ситуацию, без больших внешних или внутренних потрясений. Еще слишком сильны были влияния большевистского террора, благодаря которому советский человек был убежден в силе большевистского режима и безнадежности любого сопротивления и восстания в СССР; еще слишком владело умами убеждение о том, что революция возможна только во время войны, или какого-то внутреннего катаклизма режима, а не в мирное время. Этот психоволевое состояние человека и массы, планово создаваемое и удерживаемое большевистским террором и пропагандой, – это самое большое препятствие на пути к освобождению. Оно сдавливает внутренний протест в самом человеке и возвращает его к бессильной пассивности. Это состояние невозможно проломить одним взмахом, для этого нужна долгая, глубокая и последовательная революционная деятельность.
Вопрос антибольшевистской революции – это, прежде всего, вопрос советского человека, такого его внутреннего перерождения, чтобы на место уныния пришла вера в возможность свержения большевизма. Затем, вместо сдавливания внутреннего протеста и пассивной покорности террору, человеком должно овладеть желание активной борьбы, готовность на нее и уверенность в окончательной победе правды над злом. Речь не идет о распространении ненависти к большевизму, она есть везде, ее лучше всего питает сам режим и коммунистическая система. Но террор режима одновременно наполняет страхом, беспросветностью, унынием, чувством одиночества каждой единицы, пассивностью и подчиненностью. Это все надо переломить, это должно сделать организованная революционная сила. Важнейшим средством в этом является не сама голословная, поучающая пропаганда, а только живое действие – борьба, наглядное доказательство – пример.
Поэтому провод освободительной борьбы в Крае принял план, рассчитанный на более длительное время. Надо прежде всего закрепить, углубить и расширить то, что сделано до того времени в сеянии зерна революции во всем СССР и в революционной активизации народных масс. С концом войны массы красноармейцев понесли из территории действий УПА не только концепцию, идеи и лозунги антибольшевистской революции, но и прозрение в том, что в большевистской действительности тоже может существовать и успешно вестись революционная борьба, может удержаться и действовать подпольная революционная сила, повстанческая армия. Однако в душе каждого прозревшего, который в своих чувствах и желаниях уже стал на сторону революции, в то же время осталось большое сомнение – вопрос: “удержится ли во время мира, устоит против большевистского сокрушительного давления и как долго?” Это сомнение может легко погасить свет свободного человека – революционера и вернуть его в темноту пассивного рабства. Это кардинальное дело. От того, какой ответ будет дан живой действительностью, зависит скрепление, или подрыв посеянного зерна революции во всем СССР.
Чтобы закрепить то, что сделано грандиозными повстанческими действиями для распространения концепции массовой революции народов, надо развеять сомнения у тех, кто недавно познакомился с ней. Надо было засвидетельствовать перед ними, что, несмотря на все усилия врага, наша революция не прекращается, а продолжается и развивается. Дать им твердую веру в нее, убедить их в том, что может и будет продолжаться, не только в переходном военном периоде, но также в “мирном”. Что большевистское “всесилие” не способно ее остановить. Доказав это, получаем активных борцов из бывших необдуманных сторонников.
На переломном этапе, в конце войны, большие партизанские действия и связанные с ними политические революционные акции заложили основы для роста массовой революции народов в общем антибольшевистском фронте. В следующем этапе главная цель этой концепции, основная задача в осуществлении этого плана – это: удержаться и продолжать революционную деятельность, применять такие методы и такую тактику, чтобы обеспечить непрерывность борьбы.
Сведения о том, что УПА – ОУН и УГОР функционируют, что, несмотря на все усилия, большевикам не удается уничтожить революционную борьбу – укрепляют революционный дух всех неофитов, не только в Украине, но и во всем СССР. При этом не так идет речь о масштабах революционных действий, так как эффект каждой акции в сознании масс зависит не только от ее абсолютной величины, силы и напряжения, но прежде всего от ее пропорционального отношения к общей ситуации. Среди огромных и потрясающих событий военного времени все рядовое теряется, проходит бесследно, ко всему прилагаются чрезвычайно большие мерила. Только соответственно большие события и акции имеют свое влияние. Иначе дело обстоит в мирное время, в нормальной обстановке. В спокойных условиях виднее соразмерно меньшие события, больший эффект имеют различные акции среди масс. В нашей концепции массовой революции, как и в других социологических явлениях, эффект акции меряем ее влиянием на массы, на их сознание и наставления, а не самим физическим результатом.
Главное значение заключается в самом продолжении революционной борьбы. Каждое, даже ее маленькое проявление, доходящее до сведения масс, имеет среди них свое революционизирующее влияние. В частности, если речь идет о массах, находящихся далеко от территорий революционных действий ОУН – УПА, о других, союзных народах, – то у них доминирует первое впечатление, первые сведения об украинской революции, когда они познакомились с широкими партизанскими действиями УПА. Теперь у них возникает вопрос, существует ли еще и действует ли эта сила. Если так, то в них утверждается вера в живучесть революции. Сведения о существовании и деятельности главной силы антибольшевистской революции народов – ОУН-УПА – становятся политической ориентацией для всех народов, порабощенных большевизмом.
Последовательное осуществление одного и того же плана революционной стратегии в двух этапах можно образно изобразить следующим сравнением: при приготовлении какого-то блюда обычно в начале делаем огонь посильнее, чтобы довести до кипения. А дальше может быть огонь слабее, но постоянный, чтобы поддерживать кипение. При кипячении температура вареного не повышается, а блюдо получается каждый раз лучше. Так и в революции. Приготовление – это процесс созревания массовой революции. Сильный огонь в начале – это первый этап широких революционно-партизанских действий и распространение идеи освободительной революции среди народов. Равномерный, слабый огонь после кипения – это революционные действия настоящего этапа во время мира.
Тактика борьбы на новом этапе приспособлена к “мирных” условиям жизни в СССР и к общей ситуации. Понятно, что нельзя о ней подробнее писать, разве что в общем затронуть некоторые моменты. По сравнению с предыдущим этапом она отличается применением средств глубокого подполья и большего дробления. Продолжаются обе формы революционной деятельности: общественно-политическая и военная. УПА и ОУН ведут свою деятельность в тесном сотрудничестве. Полностью поддерживается единство революции, координация борьбы. В соответствии с общей ситуацией, в нынешнем этапе более усиливается фронт общественно-политической революционной деятельности, а также военная, партизанско-боевая борьба ведется так, чтобы, кроме специальных задач, каждая акция имела наибольший политический пропагандистский успех. Вся борьба неизменно идет по линии осуществления освободительной концепции ОУН и оформленных идей всего украинского народа. Борьба идет под флагами УГОР, которая ведет самостоятельную государственную борьбу Украины и представляет ее перед внешним миром как противопоставление московской экспозитуре – “правительству УССР”.
В освободительной концепции доминирующее значение имеют, как всегда, главные моменты: ставка на борьбу, осуществляемую собственными силами; единственный путь к освобождению – антибольшевистская революция; революция широких народных масс, с их активным участием, а не самих организованных сил; общий антибольшевистский фронт, освободительная революция народов по концепции АБН, в которой Украина ведет вперед.
В паре с наступательной стратегией, направленной на расширение революции на все народы и все области жизни, проводится оборонительная стратегия против попыток врага уничтожить наше движение. Оборона самой организованной революционной силы, оснований и средств ее существования и деятельности, также как и оборона всего народа, в частности революционно-наставленных элементов от большевистского истребления.
Большевистские попытки уничтожить украинскую революцию осуществляются следующими путями: разгром силы ОУН и УПА ударами с верхов, хорошо спланированными военно-полицейскими операциями, долговременными осадами-блокадами; различными “обращениями”, заявлениями режима о готовности объединиться и помириться, декларацией об “амнистии” в паре с широкими пропагандистскими кампаниями о бесперспективности дальнейшей борьбы – вызвать настроения о капитуляции, посеять уныние и оттянуть от революции как можно больше слабых элементов; ворваться в революционные ряды через провокацию и диверсию, разлагать морально, истреблять руководящие центры и делать брешь в разных частях ОУН и УПА; оградить революционное подполье от народных масс и их жизни; истреблять элементы, приближенные к подполью; изолировать пропитанные революционными настроениями территории. Эти методы большевики применяют комбинированно, усиливая то одни, то другие, меняют тактику.
Но ни один из этих методов не дал врагу желаемого результата. Большевики не смогли уничтожить революцию. О размерах большевистских акций против украинского подполья свидетельствует следующий пример: в 1946 году заблокировали западные земли, с помощью 132-тысячного войска, в течение нескольких месяцев. Враг нанес тяжелые удары, революционное подполье понесло немалые потери, но не сломилось, не потеряло свою основную силу и способность к борьбе.
Оборонительная стратегия направлена на оборону не только самой организованной революционной силы, но и всего населения. Здесь на первом месте стоит оборона от угрозы массовых выселений.
Сила революционного подполья и единодушная революционная позиция всего населения не позволяли большевикам применить массовое истребление и выселение целых территорий, освоенных революционной деятельностью и такими же настроениями. Большевики вынуждены считаться с тем, что это вызвало бы общий повстанческой срыв на данных территориях, что было бы слишком опасно для позиции режима внутри и перед внешним миром. Таким образом, сила революционного подполья и готовность населения к борьбе не на жизнь, а на смерть представляют собой оборону перед угрозой массового выселения, которое большевики хотели применить, как в Крыму и на Кавказе.
Народ хорошо понимает, что существование и деятельность УПА и ОУН – это гарантия безопасности, а их отсутствие увеличивает угрозу. В ответ на вражескую тактику революционное подполье применяет противодействия. Против массовых военных операций и длительных массовых блокад, приспособлены новые методы борьбы. Против попыток врага ограничить революцию в “лесу” – усиленную политически революционную, в частности пропагандистскую работу, сделан на нее упор и к ней применены повстанческо-боевые действия. Проведение революционной, политической пропагандистской акции среди свежего, еще не охваченного нашим движением элемента, распространение этой работы на все новые территории и среды, в частности среди других народов – успешно сводит на нет большевистские попытки территориально ограничить, локализовать революционный процесс.
На вопрос, удержится ли освободительная борьба в самых тяжелых условиях советской действительности – край уже дал ясный и несомненный ответ – да! Наиболее трудный период перехода от широких имеющихся партизанских действий военного времени к методам глубокого подполья и сдерживания сконцентрированного напора врага революционные силы уже выдержали. Надо понять, что большевики до этого уже прилагали все усилия, применяли все методы, чтобы только сломать украинскую революцию, уничтожить подполье ОУН и УПА, сделать невозможным их существование. Данные попытки врага – это были не начальные попытки, только всесторонне и методично подготовленные комбинированные акции наступления из вне и попытки добраться в центр, проведение многомесячных плотных и беспросветных блокад.
ОУН и УПА изобрели новую тактику, новые формы и методы революционной борьбы, использовав весь опыт того времени и методы врага. Это является предпосылкой того, что в дальнейшем подполью будет легче переносить натиск врага, а жертвы будут меньше. Очевидно, что большевики также будут искать новые способы и тактики, будут “совершенствовать” свои методы борьбы. Но их способность и изобретательность в этом отношении – ограничены. То, что они до сих пор использовали против украинской революции, это была не импровизация, экспериментирование, а только методично упорядоченное и подготовленное, плановое применение всего опыта и знаний большевизма всех времен, в частности с последней войны и с собственной партизанской борьбы большевиков. Как раз самые опытные большевистские партизанские командиры и отделы создавали ядро большевистских операций против нашего подполья. Поэтому дальнейшие изменения и “усовершенствования” со стороны большевиков уже не могут быть столь эффективны, как постоянные приспособления и противодействия со стороны революционных сил.
Если речь идет о материальных средствах, то кроме поддержки со стороны благосклонного населения, которое старается помочь, чем может, УПА и ОУН постоянно ведут соответствующие наступательные акции для получения необходимого у врага.
Относительно угрозы массовых выселений территорий, охваченных акцией, то в будущем, как и до этого, гарантия безопасности – это обеспечение на этих территориях высокого революционного потенциала. Не только в действенной, активной форме, но прежде всего в состоянии постоянной революционно-боевой готовности. Проведение массового выселения было бы большевикам не так легко провести уже по тем причинам, что речь идет не о малых территориях, а о больших просторах, охваченных революционным движением, о больших, несколько миллионных массах населения. Речь идет о территории, важной для военной деятельности и для стратегических соединений. Это территории ближайшего тыла для советской армии в Средней Европе, и из них быстрее всего доставляются сведения во внешний мир. Когда на этих территориях существует достаточно сильное подполье УПА и ОУН, а население революционно настроено, готовое к отчаянной борьбе, даже если нет громких революционных действий, только потенциальное состояние, тогда большевики должны считаться с тем, что массовое выселение вызвало бы общий повстанческой срыв революционной силы и всего населения. Это имело бы для большевизма плохие внутренние и внешние, политические, хозяйственные и военные последствия.
В этом отношении большое значение, важное для осаждаемого населения имеет напряженная международная обстановка. Кремль хотел бы с корнем истребить не только активные революционные силы, но и все те элементы украинского и других народов, которые могли бы быть ему опасны. Если бы он имел свободную ситуацию, если бы не такое угрожающее внутреннее и внешнее положение большевиков, то они попытались бы применить массовое выселение, даже если бы это превратило украинские земли в пустыню. Однако сама ситуация еще не гарантирует безопасность, так как она не уберегла от такой судьбы крымских татар, чеченцев и прочих народов. Только высокий революционный потенциал, осторожность и боевая готовность подполья и всего народа являются главной гарантией безопасности и обеспечивают надлежащее использование подходящей общей ситуации.
Нужно отдельно рассматривать ситуацию и революционную деятельность на западных окраинах под Польшей. Борьба на этих территориях имеет ту же политическую линию и аналогичные формы, как и на отеческих землях, но имеет тоже свой аспект, особые формы и проявления.
Вся борьба на запад от так называемой линии Керзона (Условное название линии, которая проходит через местности: Гродно-Яловку-Немиров-Брест- Дорогуск-Устилуг, на восток от Грубешова, через Крылов, на запад от Рави Русской, на восток от Перемышля до Карпат, и должна создать восточную границу Польши, и между Польшей и Украиной. Впервые “Линию Керзона” определил Высший Совет Антанты 8-го декабря 1919 года. Ту же линию предложил в июле 1920 года министр иностранных дел Великобритания Д. Керзон (от него и пошло название “линии”), как границу Польши и СССР, во время наступления большевистской армии на Варшаву; “линию Керзона” с поправками в пользу СССР принято как немецко-большевистскую границу в договоре между Германией и СССР 28-го сентября 1939 года. Последний раз эта “линия” принята, уже с поправками в пользу Польши, как польско-большевистская граница, во время конференции в Ялте, состоявшейся в январе 1945 г. Территории, расположенные на запад от этой линии, обозначались украинским революционно-освободительным подпольем ОУН – УПА как “Закерзонье”) ведется прежде под углом защиты и обороны всего украинского населения от насильственного выселения и от террора польско-большевистского режима, грабежа и истязания украинского населения. Во всей тогдашней деятельности ОУН и УПА на западных окраинах на первом плане стояла оборона всего существования украинцев на этих территориях, борьба за удержание родительской земли, противопоставление польско-большевистским попыткам в корне ликвидировать украинцев на этих окраинах.
По мере роста вражеского террора и попыток выселения, которое все больше охватывает территорию западных окраин, каждый раз сильнее разгорается самооборонная повстанческая борьба. В этом году (статья написана еще в 1947 г. – Д.Ч.) она достигла наивысшего накала, развернулась в тотальную революционную борьбу, охватив все население без остатка. Повстанческая борьба в обороне этой ветки украинского народа разгорелась в откровенную войну, в которой СССР и его сателлиты Польша и ЧСР (Чешско-Словацкая Республика) фактически не только объединили свои военные силы и ведут совместные военные операции против УПА, но даже заключили с этой целью формальный тройственный пакт (так называемый Договор трех, подписанный 28-го мая 1947 г. в Варшаве между Польшей, Москвой и Чехословакией о совместных военных действиях против УПА). Согласно этому договору, большевики заблокировали своими войсками украинско-польскую границу, чехи выслали в Карпаты горную бригаду, а поляки предоставили моторизованный корпус (3 дивизии) и отделы полиции, которые по приказам маршала Роли-Жимерського, с помощью командира ген Моссоро и министра полиции Радкевича, выступили против отделов УПА на Закерзонье, бросая в бой танки, пушки и самолеты. Акция была направлена в основном против Лемковщины и Перемищины. В тоже время поляки начали силой выселять украинцев с их земель и вывозить одних на восток, других на немецкие земли на западе. В результате этих акций после длительного времени украинские земли обезлюдели (на момент, когда пишется эта статья, борьба еще не была прекращена) и отделы УПА, не имея необходимых продуктов и связей с населением, перешли за Сян, другие рейдами через Чехословакию в Баварию). События и ход войны частей УПА на запад от линии Керзона на три фронта – известны.
Агентурное варшавское правительство, действуя по директивам Кремля и в прямом практическом взаимодействии с большевиками, еще в 1945 году приняло план полного выселения украинцев в СССР. С тех пор применяются насилие, террор и разрушения, аналогичные татарским нападениям. Огромные территории превратились в пустыни и пожарища. Если бы не было такой сильной оборонной деятельности УПА, то польско-большевистские планы давно бы реализовались. Население не устояло бы пассивным сопротивлением против такого террора. Только благодаря совместной героической борьбе всего украинского населения и революционной силы УПА и ОУН враждебные попытки так долго были безуспешны, выселение в СССР не удалось реализовать и на 50 %. Полностью безуспешными были попытки поселить поляков на место украинцев, потому что там остались одни пожарища, и только в середине этого года враги смогли вырвать значительную часть украинского населения и разбросать на немецкие территории.
Борьба украинских окраинных земель является ярким противопоставлением тому, как легко и быстро удается той же советизированной Польше выселять намного большие территории и более многочисленную массу компактного немецкого населения с присоединенных к Польше территорий, которые ранее относились к Германии. На примере этого сопоставления лучше отражается украинский характер западных окраин, связь окраинной ветки украинского народа с этой родительской землей, ее автохтонность на этой земле, жизненная сила украинского народа, готовность каждой его части к борьбе не на жизнь, а насмерть за основу бытия и развития нации – за родную землю.
Оборона населения западных окраин от насильственного выселения с помощью революционной, вооруженной борьбы – это одновременно непрямая оборона украинских масс других земель от такой угрозы. Во всей российской империалистической традиции один из главных способов покорять свободолюбивые страны – это насильственное массовое выселение свободолюбивых народов из их собственной земли, распыление их по далеким просторам и насаждение на их место покорных народов. Большевизм в его противонациональной политике в отношении нерусских народов превратил эту практику в наиболее рафинированную систему, как главного средства. После войны большевики выселили в Сибирь крымских татар, чеченцев и другие северокавказские народы, показав себя в войне непримиримыми врагами московско-большевистского империализма.
Очевидно такие же планы имеет большевизм и против Украины, в частности против тех областей, на которых сильнее проявилось антибольшевистское настроение масс. Но воплощение этих замыслов Москвы в жизнь намного труднее ввиду количества враждебно настроенного к большевизму украинского элемента и ввиду его боевой готовности. Поэтому большевистский режим принял план действовать медленно, чтобы не вызвать всеобщего срыва. Начались многочисленные вывозы, вырывая из массы опасный для него элемент. Касательно поголовного выселения больших территорий, то Москва решила сначала провести пробу. Выбрала, казалось бы легкую территорию – западные окраины под Польшей, огражденные границей от украинского материка, оставшиеся в изоляции возле неблагосклонного, а то и враждебно настроенного польского населения. Вырывание украинского населения с западных окраин должно было быть исследовательским полем, дать большевикам практику, как надо поступать во время повального выселения масс украинского населения целых областей, выявить, какая может быть реакция с нашей стороны. Кроме того, большевики хотели раз и навсегда устранить существование компактной части украинского народа за пределами СССР и тем самым наглядно показать, что так называемое правительство УССР только о том и заботится, а не о соборности всех украинских земель. Выселение должно было пойти на политический счет Польши и, по московскому плану, должно было посеять, обострить украинско-польскую вражду, исключить укрепление общего фронта украинцев и поляков в борьбе против московского общего фронта украинцев и поляков в борьбе против московского империализма. Такими были планы Кремля.
Но их перечеркнула героическая борьба всей ветки украинского народа на западных окраинах, что – как казалось – меньше всего способны к такому единодушному боевому сопротивлению. Москва должна сделать из этого выводы: что же было бы на украинском материке, если бы на акцию массовых выселений поднялся весь народ? Это уже дело миллионов, больших территорий, а не окраин с сотнями тысяч населения. Это уже не было бы так, как с крымчанами, только вопрос большой, затяжной борьбы, восстание Украины, которое могло бы имеет огромные последствия во всем СССР и на общую ситуацию. Таким образом, героическая борьба части украинского народа на западных окраинах дала очень многое в обороне всего украинского народа, в частности наиболее осаждаемых Западных Земель. Хотя успех этой революционной борьбы не имеет материального проявления, это не уменьшает ее значение.
Длительный эффект революционной борьбы на запад от линии Керзона – это революционный подъем этой ветки украинского народа, полное присоединение ее к активному участию в освободительной борьбе. Успехи деятельности ОУН и УПА в этом отношении являются очень наглядными, если учесть, что совсем недавно это были национально малосознательные, “темные”, москвофильские, податливые на большевистские влияния села, которые превратились в национальные твердыни, в дома самих борцов за волю и землю, за национальную жизнь. Если бы такое состояние национально-политического сознания и революционной активности было достигнуто во всей Украине и в других порабощенных большевизмом странах, тогда большевистский империализм, режим и система были бы скоро уничтожены в короткой борьбе, в общем восстании угнетенных им народов. А все население Лемковщины, Посяння, Надбужья, Холмщины и Подляшья, которое стало борцами за украинскую Правду, от мала до велика – мужчины, женщины и дети – уже не перестанут ими быть. Равно и те, которые остались на родительской земле, как и те, которые с трудом из нее выброшены.
Борьба УПА и ОУН на западных окраинах и выпады с этой базы на запад имеет особое значение для продвижения дела освобождения Украины в мире, для разглашения нашей освободительной борьбы за границы СССР, в частности в западные страны. Западные народы, как и весь внешний мир, имеют очень слабые и только случайные сведения о том, что происходит в СССР. К ним доходит информация об освободительной борьбе Украины и других народов, в основном из наших источников. Такая информация от заинтересованных лиц трактуется как тенденциозное изображение действительности, принимаются с осторожностью. Зато гораздо большее значение для постороннего мира имеют сведения, которые предоставляют собственные информаторы на основании собственных наблюдений, дипломатические представители, журналисты, члены различных миссий, путешественники, разведчики и т.д.. В Украине таких гостей бывает мало, а те, что добираются, не имеют возможности увидеть то, что большевики стараются прикрыть, утаить. Зато на польской территории, в самой Польше, в ЧСР и т. п., в этом отношении существуют большие возможности и оттуда доходят до внешнего мира сведения хоть и скудные, но воспринимаются они с большим доверием и интересом.
Там иностранцы непосредственно или очень близко знакомятся с украинской революционной борьбой, которая там ведется, и предоставляют эти вести в свои страны. Данные сведения того маленького отрезка нашей борьбы дает основу для веры и познания целости украинского дела, в частности революционной борьбы с видением соответствующих пропорций, между западными окраинами и украинским материком. Поэтому борьба на запад от линии Керзона, хотя она и является второстепенным фронтом, занимает первое место в области продвижения, активизации дела украинской освободительной борьбы на международных форумах. В этом отношении она имеет наибольшие достижения, сделала наибольшее. В этом большая заслуга всех борцов этого фронта перед делом освобождения. Язык фактов борьбы – это самый сильный аргумент на международной арене. А то, о чем говорит миру борьба на западных окраинах, и отодвинутые на эту базу рейды на запад – доходят до сведения широкого мира и говорят, свидетельствуют о всей освободительной борьбе Украины.
Очень важным и влиятельным эффектом революционной деятельности УПА и ОУН за линией Керзона является распространение концепции революционной освободительной борьбы в сплошном антибольшевистском фронте среди западных соседей Украины. Поляки, словаки, чехи, венгры непосредственно познакомились с УПА, с освободительной концепцией, революционными лозунгами ОУН и мобилизованным с ней общим революционным фронтом, по линии Антибольшевистского Блока Народов.
На такое распространение идеи общего антибольшевистского фронта среди западных и северо-западных соседей Украины специально направлена деятельность ОУН и УПА за линией Керзона. Идет речь о прививании и утверждении среди народов идеи бескомпромиссной, революционной борьбы за независимость, и идеи общего фронта АБН. Эти народы переживают внутренние политические кризисы – поиск выхода из ситуации последовательного, поступательного порабощения их большевистским империализмом. Они во многом растерянно блуждают на политических перекрестках, тратят время и силы на испытания легких дорог, которые Москва уже ликвидировала, или хитро направила в свои сети. На единственно правильный путь бескомпромиссной революционной борьбы стала только часть народов, а остальные еще колеблются, пугаются ее трудностей. Этим народам, их широким массам нужны наглядные, живые примеры и доказательства того, что революционная борьба с большевизмом возможна и реальна. Тоже самое и с идеей совместной революции – растерянные, часто отчаявшиеся, или скептически настроенные ведущие круги и массы наших западных соседей нуждаются в непосредственном знакомстве с деятельностью по этой линии, увидеть центральную силу, которая ведет работу для реализации концепции общего, революционного антибольшевистского фронта народов.
Деятельность того времени УПА и ОУН принесла в этом направлении важные результаты. Соседи Украины и наши естественные союзники в антибольшевистский борьбе познакомились с нашей деятельностью, концепциями, стратегией и тактикой. Это для них становится образцом – примером к подражанию и ориентационным путем. Деятельность УПА и ОУН по этой линии полностью единодушная. Кроме постоянной политической пропагандистской акции, лучшие результаты дают рейды УПА на чужие территории, которые имеют революционные задачи и в которых, наряду с партизанскими операциями, проводятся широкие пропагандистские акции. Такие рейды из Украины происходят во всех четырех направлениях на территорию соседей, напр. на Беларусь, Румынию. Так же с западных окраин происходят рейды в Польшу, Словакию, Чехию, Венгрию, в последнее время также и по большевистским территориям Австрии. Успехи рейдов УПА в распространении революционной борьбы и общего антибольшевистского фронта народов – значительные.
Вокруг последних крупных рейдов на Запад распространилось много неправильных слухов и вестей. Прежде всего, полностью ложная интерпретация, что это УПА выходит из родных земель. Имеем дело с рейдовыми операциями нескольких отделов УПА, которые оперировали на запад от линии Керзона, а не на материнских землях. Такие рейды на территорию западных соседей происходят постоянно, каждый год. Этим летом они особенно усилились в связи с усилением борьбы на западных окраинах.

Комментарии закрыты.