С. Бандера. Обращение к украинским националистам

3 Июнь 2014 автор: admin

ОБРАЩЕНИЕ К УКРАИНСКИМ НАЦИОНАЛИСТАМ-РЕВОЛЮЦИОНЕРАМ ЗА РУБЕЖОМ
Эта статья, с подписью “Степан А. Бандера” вышла отдельной брошюрой, как издание ЗЧ ОУН, в июле 1948 года, на 69 страницах. Отрывки из “Обращения” были напечатаны п. с. :”Степан Бандера об УНРаде” в еженедельнике “Время”, Фюрт, в 1948 году; в чч. 10, 11 и 13 общественно-политического двухнедельника “Освободительный Путь”, Лондон, год изд. I за октябрь, ноябрь и декабрь 1948 года; отрывок п. с. “Единственная реальная освободительная концепция” в еженедельнике “Гомон Украины”, Торонто, год изд. XII, ч. 42/596 от 15. 10. 1960; под с. “В первую очередь – самостоятельность и суверенность” в журнале “Освободительный Путь”, год изд. ХI / ХYII, кн. 10/240 за октябрь 1964; в книге Ярослава Стецько “30 июня 1941 г.”, Политическая Библиотека Лиги Освобождения Украины ч. 26, Торонто, Канада, 1967 г., с. 327-329. Рецензия на “Обращение”, подписанная криптонимом М. (М. Мироненко), появилась в разделе “Библиография и критика” журнала “Освободительная Политика”, Мюнхен, год изд. IV, ч. 1/10 от 1949 г., с. 56-59.
Причину написания “Обращения” объясняет сам автор: “Все непонимания в политическом мышлении и отношениях в наших рядах в значительной степени происходят из-за недостаточного обмена мнениями и выяснения проблем до самых основ. Цель этого письма – предоставить разъяснения всем националистам-революционерам, находящимся на иностранных территориях…” В этих разъяснениях автор “Обращения” объясняет, что такое ОУН и ее программа, какие могут быть союзы государств, народов, концепцию собственных сил, указывает на иерархию наших задач, дает практические советы проведения освободительной линии в нашей внутренней политике и подчеркивает основные задачи украинской эмиграции – капитализировать борьбу украинского народа на отрезке внешней политики. Немало посвящено также и делам Украинской Национальной Рады, целесообразности взаимодействия с другими политическими силами.
Друзья Националисты-Революционеры! Вся наша политическая деятельность за рубежом должна быть плановой и последовательной реализацией нашей революционно-освободительной политики в Крае, которая ведет к единой цели. Мы должны постоянно проверять правильность путей и метод нашей политики на основе исследований, направлять их и совершенствовать. Успешность всей зарубежной деятельности националистического движения зависит в большой степени от того, все ли ее элементы будут единодушно, по одному плану направлены к одной цели, у всех ли ее участников будет одинаковое наставление, одинаковое понимание главных вопросов. Имея это в виду, обращаюсь к Вам с этим “Обращением”, чтобы поделиться с Вами своими мыслями и обеспечить в наших рядах ясное осознание основных проблем украинской политики, определенно выкристаллизованных наших позиций, принципов и главной линии нашей политической деятельности за рубежом. Моей целью не является выяснение целостности нашей политической деятельности за рубежом, я только рассматриваю единичные вопросы, те, которые теперь требуют полной ясности, или те, вокруг которых существуют различия или противоречивые взгляды. При этом приходится вспоминать основные цели и принципы нашего движения, которые, как компас, определяют наш путь в каждой ситуации и, которые всегда надо иметь перед глазами, когда стоит вопрос правильности нашей политики. I.
Организация Украинских Националистов (революционеров) – это освободительная политическая организация, которая по своему характеру, своим целям, своему идейному содержанию и своей деятельности существенно отличается от всех украинских политических партий. Она не является выразителем интересов какой-то отдельной части народа, не придумывает свои цели, свои программы из какой-то абстрактной, теоретической общественно-политической программы, ее основная задача и посвящение – это борьба за освобождение Украины, борьба за Самостоятельное Соборное Украинское Государство, являющееся единственным, кто может обеспечить украинскому народу полную свободу, всестороннее свободное развитие, благосостояние, социальную справедливость и настоящее народоправство. Когда эта цель будет достигнута, тогда целью существования и смыслом деятельности ОУН будет дальнейшая жертвенная служба Украине преданным трудом и творческой борьбой за лучшее развитие и достижения украинского народа во всех сферах жизни, за расцвет и величие Украинского Государства, борьба со всеми, кто препятствует этому. ОУН борется на благо всего украинского народа и всех граждан Украины, а не какой-то одной части, общественного слоя и т.п.. ОУН осуществляет свою программу исходя из потребностей всего украинского народа, из его природы и исторического развития, из современного состояния, его жизненных стремлений и установок в борьбе за наиболее высокое всестороннее развитие, благосостояние и проявление народа – целости и всех его составляющих, общества и украинского человека. Самобытная жизнь и развитие украинского народа гармонично сочетаются с всечеловеческим прогрессом как его составляющая, творческая часть. Украинский народ сможет свободно жить и развиваться только тогда, когда освободится от гнета и эксплуатации российско-большевистского империализма, когда избавится от всякого порабощения и станет сам хозяином на своей земле, в Самостоятельном Соборном Украинском Государстве. Освобождение и самостоятельное государство – это вопрос, быть ли украинскому народу, свободно жить и развиваться, внести в развитие человечества свои творческие ценности или стать навозом для дальнейшего разрастания ретроградного российско-большевистского империализма, несущего порабощение, нужду, упадок человечества. Украинское националистическое освободительное движение ставит борьбу за восстановление и закрепление Суверенного Соборного Украинского Государства в основу всей украинской жизни. Сосредоточивая все силы и все действия для достижения этой высокой цели, оно указывает украинскому народу смысл украинского государства, именно такой, чтобы он объединял в себе весь народ, все украинские земли, чтобы в нем управляла суверенная воля всего украинского народа, обеспечивая всестороннюю свободу, справедливость, равенство, благосостояние, свободное развитие и свободную творческую деятельность всем гражданам Украины без исключений. Относительно формы устройства украинского государства на нынешнем этапе ОУН не настаивает на какой-то определенной структуре и названии, оставляет этот вопрос на время государственного строительства, когда украинский народ будет решать его свободной волей. Этой точки зрения ОУН придерживается с начала своей деятельности и по сей день, это приняла и УГОР в своей платформе. Такая установка имеет политическую целесообразность. В современности сама форма устройства государства не решает и не отражает ее реального содержания. На наших глазах происходит то, что в одних государствах с такой же формой устройства будь-то республиканско-демократическая, или монархическая, царит народоправство, свобода, справедливость и благосостояние, а в других – тоталитарная тирания, террор, гнет, бесправие и наиболее жестокая эксплуатация. Да ведь СССР, государство – тотальный концлагерь, государство самой ужасной тирании, диктатуры и рабства – хвастается “демократической” формой устройства, это же “Союз Советских Социалистических Республик”. Даже нет единоличного главы государства, везде советы, коллегии, коллективы, президиумы. А в то же время в некоторых монархиях, например, в скандинавских странах, видим народовластие. Если теперь в каждую государственную форму устройства вкладывают разный смысл, то зачем вопросы структуры и названия должны делить и различать освободительное силы, отводить внимание и энергию от борьбы за смысл? Не отвергаем ни одну форму устройства, в которую вкладывается правильный смысл украинской государственности, и не вступаем в споры по этому поводу. На своих знаменах наше движение изображает сам смысл украинской государственности, который нельзя заменить ни одной формой, а не форму-структуру, в которую можно вложить разный смысл. Мы уверены в том, что украинский народ не прекратит бескомпромиссную борьбу за свое суверенное и соборное государство вплоть до полной реализации этой цели, не даст себе ее подменить пустыми, бессмысленными формами или половинчатыми решениями, в виде федерации, союзов и т.п.. Не может больше повториться беда 1917 года, когда концепция федерализма спутала строительство украинской государственности, ошеломила здоровый национально-политический институт народа и обезоружила его перед большевистским коварством и наступлением. Не смеет теперь выжить подобная болезнь в украинской политике, в старой или новой форме, в виде новых федералистических, унийных, всемирных тенденций, направленных против самостоятельности государств. Они всплывают как конъюнктурные явления в результате погони за тем, чтобы открывать “новые, современные” цели и пути украинской политики, при неумении отличить прочные развивающиеся тенденции в международной жизни от временных, конъюнктурных ситуаций. Мы не выступаем против межгосударственных союзов, блоков или объединений. Они полезны и важны в международной жизни. Украина наверняка будет входить в союзы или блоки с другими государствами по линии общих интересов и своим активным участием в широких межгосударственных объединениях сможет творчески присоединиться к мирному сосуществованию и сотрудничеству между свободными нациями мира. Когда объединяются суверенные государства как равные с равными, для общих целей, полезных для всех участников, без преимущества и привилегий одних народов перед другими, без эксплуатации и пренебрежения – то это не нарушает ни самостоятельности, ни свободного развития никакого народа. Все объединенные в широком или узком союзе государства решают и нормируют свои общие интересы совместно, на совместном форуме. Это не нарушает принципы национально-государственной суверенности тогда, когда в такой блок, объединение и т.п. все народы, государства вступают добровольно, они свободны и равны. Когда все в равной степени заинтересованы в этом, одинаково получают выгоду из этого и ни один народ не нарушает суверенитета другого народа. Такие объединения возможны только между свободными, государственными и неимпериалистическими нациями, на платформе общих, одинаковых целей и интересов. Не может быть настоящего союза с таким народом, целью которого является порабощение, подчинение или эксплуатация других народов и с этой целью он обманным путем входит в “союз” или хочет его использовать для одностороннего укрепления своих позиций, направляясь к следующим целям, которые являются вредоносными или нежелательными для других договорных народов. Между государствами, которые входят в какое-либо объединение, должно быть полное взаимное принятие, уважение прав и интересов. Межгосударственные объединения различных типов и масштабов, построенные на таких принципах, могут быть фактором развития в международной жизни, позитивным для всех наций. Но только на таких принципах. Необходимо отличать правильные, здоровые, прогрессивные объединения от ретроградных, сокрушительных и нежизнеспособных . Сравним объединения западноевропейских государств с советским восточноевропейским блоком. С одной стороны, объединяются государства Западной Европы, которые находятся в одинаковом геополитическом положении, имеют близкую хозяйственную структуру и ситуацию, объединяются как равные с равными, для совместной защиты своих общих интересов в нескольких сферах, политических, хозяйственных и оборонно-военных. Союз здоровый и полезный для всех участников. А с другой стороны – навязанный большевистской империей недогосударствам, против действительной воли и интересов этих народов, союз – инструмент большевистской эксплуатации, подчинения и использования этих народов в дальнейших империалистических агрессорских планах Москвы. Или другой пример: какое может быть объединение между СССР и другими государствами, когда СССР последовательно направляется к свержению их устройства, навязыванию им коммунистической системы путем проникновения коммунизма, переворотов и агрессии и включения их в мировой коммунистический союз?! Это отчетливо провозглашает коммунистическая программа, официальная государственная доктрина СССР. Москва не отрицает этого и последовательно к этому идет. Все это знают и видят – и вместе создают “Объединенные Нации”! Украина может входить в такие межгосударственные образования, которые построены на здоровых основах, в которых она будет равноправным участником, а ее права и жизненные интересы будут там приняты и обеспечены. Основное и неотъемлемое условие – это государственная самостоятельность Украины. Прежде всего – получить и закрепить Самостоятельное Соборное Украинское Государство, и тогда будет действительно реальным полноправное участие Украины в международных объединениях. Любые “концепции” о том, что Украина может войти как равноправный член в международные, внегосударственные конструкции без собственного самостоятельного государства и, что борьба за государство может быть ненужной – вредоносные для украинского народа. Основной целью и главнейшим принципом всей украинской политики является и должно быть восстановление УССГ, путем устранения большевистского порабощения и расформирования российской империи на самостоятельные национальные государства. Только тогда может иметь место объединение этих самостоятельных национальных государств в блоки или союзы по принципу геополитических, хозяйственных, оборонных и культурно-развивающих общих интересов на представленных выше основаниях. Концепции об эволюционной перестройке или превращения СССР в союз свободных государств, но также объединенных, в том же составе, с преимущественным или центральным положением России – такие концепции противоречат идее освобождения Украины, их надо полностью устранить из украинской политики. Самостоятельное государство может получить себе украинский народ только путем борьбы и труда. Благоприятное развитие международной ситуации может значительно помочь новому расширению и успеху нашей освободительной борьбы, но оно может сыграть только вспомогательную, хотя очень полезную роль. Без активной борьбы украинского народа наиболее благоприятные ситуации не дадут нам никогда государственной независимости, а только заменят одно порабощение другим. Россия со своим глубоко укоренившимся, а в современную эпоху наиболее раскаленным захватническим империализмом, в каждой ситуации, в каждом состоянии, всеми силами, со всей ожесточенностью будет бросаться на Украину, чтобы удержать ее в составе своей империи или заново поработить. Как освобождение, так и защита самостоятельности Украины может в основе опираться только на собственные украинские силы, на собственную борьбу и постоянную готовность к самообороне. Также у нас должно быть как можно больше самых лучших, и прежде всего настоящих союзников в нашей освободительной борьбе. И Украина может их иметь. Но только тогда, когда сама будет бороться и когда сама будет сильной. Потому что союзничество – это взаимовыгодные отношения. Его может иметь тот, кто сам что-то дает и добывает. “Освободителей”, которые добывали бы для нас свободу и ее нам дарили, – наверное, мы никогда не дождались бы. Наши союзники – это прежде всего народы, оказавшиеся в неволе российско-большевистского империализма и борются против него за собственную жизнь и свободу, и благосклонно относятся к самостоятельности и соборности Украины. А позже, когда придет время конфликта между СССР и свободными народами, тогда и они могут стать нашими союзниками. Это будет зависеть и от того, насколько наша борьба, наши силы будут иметь значение в конфликте. Концепция собственной борьбы, активной борьбы, борьбы собственными силами – это единственная реальная освободительная концепция. Только она может быть смыслом украинской самостоятельной политики и ведущей установкой всей политической деятельности. II
Внутренняя украинская политика Организации Украинских Националистов является и всегда должна быть освободительной, а не партийной. То есть, она борется за формирование такой внутренней украинской жизни, за создание такого уклада и взаимоотношений украинских сил, которые при любой ситуации являются полезными для освободительной борьбы, а не только для укрепления позиций самой ОУН. Наше отношение ко всем остальным украинским политическим течениям, концепциям и организованным силам всегда зависит от того, как они, программно и практически относятся к актуальной борьбе. Решающее значение играет их роль, которую они уже выполняют или могут выполнить в актуальной освободительной политической деятельности. Соперничество в идейно-программной плоскости, отстаивание собственных концептуальных позиций, распространение их среди широкого круга людей в противопоставлении к позициям других идейно-программных направлений должны идти своим путем. Но действенное взаимоотношение сил должно нормироваться согласно практически продолжающейся политике. Не может всего решать и стоять на первом плане межгрупповое соперничество, делать невозможной концентрацию всех сил в единодушной освободительной деятельности. В нашей политической деятельности мы ставим на первое место последовательное ведение освободительной борьбы, неуклонное осуществление основной линии освободительной концепции. От этого не отступаем никогда, ни в какой ситуации. Одновременно прилагаем все старания, чтобы по этому пути действующей освободительной политики шел весь народ, как широкие народные массы, так, по возможности, и все организованные политические силы, чтобы общий освободительный фронт объединял всех. Если есть возможность привлечь всех на правильный освободительный путь, то для этого мы должны приложить все усилия и отодвинуть на задний план второстепенные или менее актуальные дела, которые препятствуют созданию единого общего фронта. Принцип наибольшего укрепления освободительного фронта и концентрации в нем всех пригодных сил стоит впереди принципа собственных политических интересов. Однако, в случае такой ситуации; когда другие политические силы – организации, центры, партии, все или какая-то их часть, не хотят или не способны идти трудным путем бескомпромиссной освободительной борьбы и политики, отступают от нее, или становятся на путь пассивности, тогда освободительное движение, ОУН, не может на них опираться и должна идти своим прямым путем борьбы без них и даже против них. Нельзя ради механического единства, ради того, чтобы не было расхождений и разделения в украинской политической жизни, отступить от нашей освободительной концепции, прекращать нашу бескомпромиссную борьбу с врагами украинской государственной независимости, отойти на путь тех, кто отклоняется от борьбы, ищут примирения с врагом или выбирают линию пассивности. В самые тяжелые исторические моменты должны держать фронт и флаг бескомпромиссной борьбы с врагом те силы, которые на это способны. В конце концов, поведение различных организованных политических сил еще не отражает настроения народных масс. В нашей действительности политические организации и партии охватывают своими членскими кадрами очень незначительную часть народа. Широкие народные массы проявляют свое отношение прямым участием в политических акциях, своей поддержкой, безразличием или нерасположением к начинаниям отдельных организованных политических сил. Иногда за одним движением может идти подавляющее большинство народа, весь актив, а другие силы могут оставаться одиноки. Вот и в нашей деятельности обращаем внимание главным образом на народные массы, их активизируем, приобщаем к нашим акциям, к борьбе, на них ставим, ибо только активное участие масс может дать освободительному движению необходимую для победы динамику. Но в политической жизни некоторую роль играет и само существование политических тенденций, ячеек и групп, которые находятся вне фронта борьбы или противопоставляются ему. Это дает врагу и противникам возможность, без учета пропорционального силового соотношения, поставить дело так, как будто освободительный революционный фронт является изолированным, обособленным, а значительная часть политических сил ему противопоставляется. Внешний мир, конечно, слабо разбирается в нашей действительности, не может увидеть фактическое состояние, только ориентируется по вывескам украинской политической жизни. Можно обмануть, изобразить украинскую действительность лживо, вредоносно для освободительного фронта. Поэтому наши старания всегда должны сводиться к тому, чтобы, помимо мобилизации фактической силы в освободительном фронте, связывать с ним все украинские политические силы, чтобы в основных вопросах освобождения украинский политический мир снаружи казался единодушным целым. В основе этого должна лежать одна концепция самостоятельной политики. Но имеет также значение соответствующее решение вопроса политической репрезентации и общей политической консолидации.
ОУН последовательно реализовывает главные принципы и направления нашей политики ОУН. На разных этапах деятельности ОУН складывались различные условия для освободительной политики, различные внешние обстоятельства и внутриукраинские соотношения. В этих различных условиях была реализована одна и та же основная политическая линия с точки зрения необходимости и целесообразности освободительной борьбы.
Но поведение и роль различных украинских политических групп и их отношение к нашей последовательной, прямолинейной политике не имели такого устойчивого характера, переходили различные эволюции. Поэтому наше отношение к ним и весь внутренний украинский политический уклад на разных этапах сильно различался. Тот, кто рассматривает ситуацию поверхностно, тому может показаться, что мы изменяли линию нашей внутренней политики. Эта ошибка происходит не только из-за того, что воспринимается лишь внешний образ. Некоторые думают, что принципиальная внутренняя политика должна быть нормирована твердо устоявшимися отношениями к единичным политическим силам, потому что не принимает основы нашей освободительной политики. Чтобы доказать практическое осуществление последовательной освободительной линии нашей внутренней политики, осветим некоторые моменты нашей деятельности с 1941 г., в частности такие, в отношении которых существует много неверных толкований. Весной 1941 года, накануне начала немецко-советской войны стали очевидными гитлеровские планы против Украины: обмануть туманными лозунгами и обещаниями, запрячь в свою империалистическую телегу, а затем сделать из Украины территорию колонизации, хозяйственной эксплуатации и источник невольничьей рабочей силы. Сначала, на время войны, Берлин имел обманный план – с одной стороны, обещать государственность, а с другой – выкручиваться военными обстоятельствами, украинской неподготовленностью и т. п. Одним из главных аргументов гитлеровской лицемерной политики был упрек в том, что украинцы неподготовленные, необъединенные, разобщенные, что не с кем говорить и т. п. А при этом была ставка на настрой одних против других и недопущение согласия. Тогда требованием времени стало согласие всех украинских политических сил, которые находились на западных окраинах и в эмиграции в Европе, создать дружный фронт и консолидированную ячейку- репрезентацию. Это требование ситуации хорошо поняли все украинские политические силы, и при поддержке революционной ОУН в Кракове был создан Украинский Национальный Комитет (УНК), в который вошли представители всех сил, центров и групп, за исключением одной или двух. ОУН выступила с инициативой и приложила все усилия, чтобы осуществить консолидационную акцию, руководствуясь, прежде всего принципом актуальной освободительной политики, а не своим отношением противопоставления к программно различным группам, с которыми ОУН боролась. Это имели в виду и другие участники. Относительно УНК можно услышать в адрес нашей Организации упреки, будто он не был правильный и шел против договоренностей с партнерами, что в Акте 30 июня выступила не от УНК, что и дальше действовала сепаратно, а УНК не был активизирован. Но этот упрек не выдержит критики, если рассмотреть суть дела. УНК сформировался на основе открытой, легальной деятельности и уже из-за этого не мог быть силой революционного характера, потому что сразу был бы ликвидирован оккупантом. УНК не готовился к тому, чтобы начинать или возглавлять революционную антинемецкую борьбу. Он должен был оформить и показать единодушие украинской политики, быть представителем украинских самостоятельных стремлений в пределах нормальной политической деятельности, а не революционных шагов и борьбы. Акт восстановления Украинского Государства 30 июня 1941 года и начатое им государственное строительство – это были действия, выполненные революционным способом, и заранее было известно, что Гитлер ответит на них репрессиями. Втягивать в это УНК было нецелесообразно и невозможно. Только за саму передачу УНКомитетом радиосообщения об Акте 30.6.1941 г. члены УНК были арестованы гестапо.
Если бы была возможность ведения нормальной самостоятельной политической деятельности, если бы Германия приняла государственную суверенность Украины и, если бы не ведение войны против западных государств, эти неотступные тогда декларируемые основы украинской самостоятельной политики, в таких условиях УНК вышел бы на поле широкой политической деятельности и репрезентации. Где было возможно, там УНК был активизирован, и соответственно преподносилось его значение. Украинский Национальный Совет был создан во Львове в июле 1941 года в связи с УНК; также на всех массовых народных собраниях и манифестациях по всей территории особенно отмечалось восстание УНК как центра всеукраинской политической консолидации. Дальнейшее развитие событий не позволило УНК действовать в качестве легального освободительного центра. В немецкой действительности могли существовать только такие политические действия и акции, которые приспосабливались к этой действительности; другие, бескомпромиссные, которые хотели осуществлять свою деятельность, должны были уйти в подполье. Также и относительно Акта 30 июня 1941 г. и дальнейших событий надо осветить основные моменты, чтобы устранить различные ложные, сознательно или бессознательно распространяемые, вредоносные для украинской политики интерпретации. Революционный провод ОУН решился на такой путь ведения освободительной деятельности планово, после всестороннего обдумывания в связи с немецко-большевистской войной. Было ясно, что гитлеровская Германия положительно не относиться к государственной независимости Украины, а с другой стороны, не захочет сразу спровоцировать борьбу украинского народа против себя. Невнятной политикой, тактикой безответственных обещаний, поддержанием надежд на государственную самостоятельность Украины после окончания или решений результата войны с СССР гитлеровский режим планировал не допустить того, чтобы стремление украинского народа к государственной независимости направилось против Германии. Берлин не хотел настраивать Украину против себя, прежде всего, пытался втянуть ее в свою войну против СССР и тем самым связать ее со всей своей политикой, лишить возможностей осуществления независимой украинской политики, использовать и в значительной степени истощить силы Украины в войне, а дальше известно, какую судьбу Гитлер готовил Украине. Было ясно, что в отношении гитлеровской Германии нельзя было надеяться на успешность переговоров, требований, убеждений и т.п.. Такие меры были заранее обречены на поражение и могли иметь значение только тактических мер, чтобы иметь и такие козыри и, чтобы скрыть подготовку к деятельности по другой линии. Настоящая же самостоятельная политика должна была идти путем свершившихся фактов, собственной инициативы, без оглядки на политику Германии, а когда надо, то определенно против нее. Украинский народ должен был в начале новой ситуации, созданной военными событиями на его землях, определенно и решительно сказать свое слово, творить свою жизнь по собственной воле, собственными решениями. Так и случилось. Провозглашение Народными Сборами во Львове восстановления Украинского Государства, создание Временного Государственного Правления, проведение всенародного референдума в форме выражения воли народа на массовых открытых манифестированных собраниях по всей украинской территории, свободной от большевистской оккупации, начало государственного строительства во всех отраслях – все это совершилось по собственной воле и собственными силами украинского народа, несмотря на желание и отношение немцев, против их воли. Мы глубоко убеждены, что честь Нации, историческая и политическая необходимость приказывали так поступать. Мы не имели надежд на то, что такие факты и так проявленная решительная воля украинского народа повлияют на изменение политических планов Гитлера против Украины, их ничто вообще не могло изменить. Но только решительные действия с нашей стороны могли создать ясную ситуацию, перечеркнуть наиболее опасные для Украины коварные гитлеровские планы и сохранить открытый, чистый путь для дальнейшей независимой освободительной политики. Такими действиями была отчетливо выражена воля украинского народа в том, что он сам решает вопросы своей жизни, всегда борется за восстановление своего суверенного государства, а отношение между Украиной и сторонними силами ставит в зависимость от их уважения к суверенным правам украинского народа, освобождения его суверенного государства. С этих позиций Украины не отступает никогда, ни в какой ситуации, и не отрекается от своих природных прав на государственную суверенность даже под натиском самых сильных посторонних сил. Государственные законодательные акты имели решающее значение для направления и кристаллизации основных внутренних политических процессов, которые происходили во всем украинском народе с лета 1941 г. Они были определенно направлены к государственной суверенности. Среди огромной борьбы мировых сил могло затеряться, затаиться дело украинской государственности. Июнь 1941 года предотвратил это и поставил ее в центре политического развития среди военной бури на Востоке Европы. Основная линия лицемерно-коварной политики Гитлера против Украины была перечеркнута. Немцы сначала еще пытались ее вернуть и удержать, надеясь получить выгоду из ее успеха. Поэтому они не выступали сразу с присущей им безоглядностью, пробовали ликвидировать дело по-тихому, замять, отодвинуть. Когда же стало видно, что из-за решительного и выразительного украинского поведения это сделать не удается, тогда немецкая политика была вынуждена раскрыть свои карты, показать истинное отношение и планы. Немецкие репрессии и курс откровенной враждебно-оккупантской политики открыли глаза всем, показали смысл немецкой “остполитики” и создали отчетливые фронты. Некоторые говорят, что во время Акта 30 июня 1941 года были использованы фразы и жесты намного доброжелательнее, чем тон Германии. В этом отношении пора прямо сказать, потому что наша правда ясная и чистая, и надо прекратить фальшивое представление действительности. Мы всегда отстаиваем независимость украинской политики, которая руководствуется только украинским правом, а не кокетством (безуспешным!) с посторонними силами. Вопрос стоит в основной линии украинской политики во время прошлой войны, в частности против Германии. Война Германии с другими государствами, пока она не затрагивала Украину, требовала от нас полной нейтральности. Украина, порабощенная большевистской Россией, и в состоянии борьбы с ней за свое самобытное существование, за государственную суверенность не имела ни возможности, ни смысла как-то вмешиваться в дело чужой войны. Когда же на переломе 1939-1940 г. с немецкой стороны появились попытки на западных окраинах и в Польше втянуть украинцев в войну на западе и вербовать их в специальные воинские части, направляемые на западной фронт, Организация и весь украинский народ отнесся к этому решительно отрицательно. Это прошло как-то незаметно, потому что дело было негромкое, но им было отмечено важное политическое решение.
Когда же Германия пошла войной против России, нашего врага, то Украина не могла не одобрить этот факт. Но этим еще не решался вопрос взаимоотношений между Украиной и Германией. Он должен зависеть только от одного: как отнесется Германия к государственной суверенности Украины, будет ли уважать украинский суверенитет, украинские интересы, будет искать в Украине союзника против большевистской России, – или рассматривать Украину как военную добычу и объект своих целей. Украинская самостоятельная политика не могла руководствоваться тем, что гитлеровская Германия такая, или такая, значит мы сразу против нее. Мы должны были стать и стали на позиции независимой реализации наших национальных целей, обороны наших прав и интересов. А дальше должна была сказать свое слово Германия. Когда должно было быть принято такое важное решение, сотрудничество или борьба между Украиной и Германией, то играли роль только существенные, большие вопросы, а не второстепенные или далекие для нас моменты. И еще одно: когда в такой ситуации должна была быть борьба между нами, то нужно было, чтобы ее непровоцированно и определенно начала Германия попиранием прав и свободы украинского народа. Поэтому наша линия действия была четкая: неотступное отстаивание дела государственной независимости, а при условии ее уважения – готовность к дружеским взаимоотношениям и к совместной войне против большевистской России, и только против нее.
Такую политическую линию мы считаем единственно правильной, ее мы наметили, ее реализовали и тяжелыми жертвами отстояли – и в ней всегда признаемся. Верим, что история ее полностью одобрит. А внешний политический мир также должен объективно признать нашу правоту и уважать нашу позицию. Мы сталкиваемся еще с одним упреком: почему ОУН так заметно выдвинулась на первый план в восстановлении государственности в 1941 г., почему отчетливо проявляла свою инициативу и на ведущие места в возрождаемой государственной жизни выдвинула своих членов? Те, кто ищет материал для обвинений, видят в этом амбиции, жажду власти, гонки, чтобы нас кто-то не опередил и т. п., а не хотят видеть того, что наглядно проявилось в живой действительности. Здесь решающими были три вопроса: вопрос внедрения самого плана, вопрос ответственности и вопрос сохранения занятых позиций. Все, что было сделано в июне-июле 1941 года, можно было провести только в революционном порядке, взятием немцев врасплох, очень быстрым и решительным действием. Это могла и должна была подготовить и организовать сама ОУН. Если бы дело было направлено на рельсы общей, межорганизационной деятельности, Гестапо заранее его парализовало бы. Было заранее предусмотрено, что немцы отнесутся враждебно, применят безоглядные репрессии, будут пытаться принудить к отступлению, отмене и т. п. Так и произошло. С самого начала заключения членов Государственного Правления и части Провода ОУН представители немецкого правительства всякими методами старались склонить к отмене или самоликвидации Государственного Правления. Представители Розенберга уверяли, что немецкое правительство не выступает против государственной независимости, только с ней нужно подождать, а, прежде всего, сконцентрироваться на разгроме СССР, предлагали широкое сотрудничество с украинцами, давали срок – два года для постепенного введения государственной независимости Украины и т. п. Когда же такие обещания не привели к отмене актов, тогда пришла очередь ультиматумов с угрозами репрессий против Организации и всего народа, как во вражеской стране. Как известно, в конце концов, дошло до применения этих угроз. При подготовке восстановления самостоятельного украинского государства против воли Германии предполагалось такое развитие событий и учтены немецкие репрессии. Итак, шла речь о том, кто, какая политическая сила будет выступать как ответственная, со всеми вытекающими последствиями. Надо было выступить открыто. Когда не было возможности в данной ситуации защитить украинскую государственность с помощью оружия, то было необходимо, чтобы те, кто ее возглавил, никак не прятались и не отреклись ее ни под каким давлением. Революционная ОУН считала, что должна взять на себя ответственность и обязанность отстоять перед миром и перед врагом право и волю украинского народа. Поэтому в самом Акте 30 июня было отчетливо зафиксирована инициатива ОУН, а Государственное Правление возглавил член Провода ОУН. Сделано все так, чтобы на Организации сосредоточилась ответственность, а вслед за этим и все репрессии врага, направленные против украинского государства, упали на ОУН, которая была закалена и подготовлена к борьбе, а не на другие украинские политические силы. В тот период ОУН должна была выдвинуться вперед. Другие политические силы были готовы идти этим путем, пока не дошло до неизбежного, откровенного конфликта с Германией. Они были склонны к другой политической тактике, не к решению вопроса путем оружия, – скорее к пассивному сопротивлению, чем к активному решительному выступлению в той ситуации, в начале немецко-большевистской войны. В начале борьбы на два фронта ОУН не могла рассчитывать на содействие других организованных политических сил. Ситуация была такова, что не было возможности для явной легальной деятельности таких сил и организаций, которые хотели стоять на позициях государственной независимости Украины. А подпольные революционные методы воздействия, кроме националистического движения, другим силам не соответствовали. Они постепенно переставали себя проявлять как действующие политические силы. На поверхности осталось “отполитизированная” общественная жизнь в тех формах, которые позволяла немецкая оккупация и куда влилось много сил. А освободительная политическая жизнь концентрировалась в националистическом подполье, которое находилось в борьбе одновременно против немцев и против большевистской России. Украинская Главная Освободительная Рада создалась в то время, когда революционно-освободительная борьба, которую развернула и организовала ОУН, набрала широких масштабов, как борьба всего народа. В ряды Украинской Повстанческой Армии стали все, кто, несмотря на свои программно-политические убеждения, был готов к вооруженной освободительной борьбе против врагов-оккупантов. Политические партии в то время не проявляли своего существования. Поэтому не с кем было договариваться. Освободительные, революционные действия на территории крупнейшей активности вышли далеко за пределы политических и военных операций самых организованных революционных сил УПА и ОУН. Они своим смыслом и формами в действительности развились в подпольную государственную жизнь, которая на освоенных ею территориях охватила различные участки, от политически-административной, общественно-хозяйственной, включая школьную. В ней принимали активное участие широкие народные массы, все население, а система вражеской оккупационной администрации была в значительной степени парализована, изолированная, сжатая в военных и административных центрах, из которых враг только делал выходы на территорию. Против враждебной оккупационно-государственной системы стояла не только революционно-освободительная борьба, но действующая, самостоятельная подпольная государственная формация, которая выражала и воплощала волю украинского народа, и его освободительная армия – УПА. УГОР возникла как высший орган этой формации и руководящий центр общенациональной освободительной борьбы. Главная роль УГОР во всей украинской освободительной политике заключается в том, что УГОР возникла, находится и действует на украинских землях как высший революционный руководящий орган в освободительной борьбе украинского народа, в противопоставлении оккупантским и агентурным силам – “рэйхскомиссариату”, “генерал-губернаторскому дистрикту” и “правительству УССР”. Суть именно в этом противопоставлении вражеской экспозитуры на украинских землях. В основных актах УГОР отчетливо установлено правило, что УГОР находится в Украине. Действуя на Родных Землях как верховный орган революционно-освободительной борьбы народа, УГОР придает ей общенациональный характер, ее ведут не только революционно-освободительные организованные силы ОУН и УПА, но вместе с ними весь народ с одним общенациональным революционным органом во главе. Для того, чтобы УГОР имела такой характер, в основу ее построения заложены принципы представительства всех освободительных политических сил, объединения и координации их действий. Эти принципы объединения всех освободительных сил, концентрации и координации всей освободительной деятельности – это фундамент, без которых УГОР не могла бы оправдать своего признания. Они остаются неизменными и в любой ситуации должны быть применены так, чтобы найти полное осуществление. В тогдашних обстоятельствах, когда функционировала только националистически-революционная политика, а другие политические направления не проявлялись активно, принят был принцип индивидуального отбора в состав УГОР, чтобы, кроме действующих революционных сил, были задействованы и другие направления, хотя бы отдельные их представители. В тех условиях это был единственный способ осуществления этого принципа, и его применение доказывает максимальные попытки наиболее полно реализовать принцип привлечения всех сил и всех средств. Очевидно, что в условиях, где существуют и другие политические силы, которые признают революционную концепцию, как это имеет место в эмиграции, их объединение в УГОР должно быть реализовано нормальным и равноправным порядком – через участие и представительство в УГОР по принципу организованности. В этом заключается осуществление существенного направления основных актов УГОР, максимальное в каждой ситуации. Во время освободительной борьбы украинского народа, как и в каждой революции, все освободительное силы должны иметь две главные, взаимосвязанные цели: свержение существующего порабощения и образование нового – отстройка суверенного Украинского Государства. Основой деления на разные политические течения является с одной стороны разногласия относительно освободительных путей, а с другой – разногласия в вопросах смысла и порядка Украинского Государства. Если несколько политических сил признает, что единственным путем к освобождению является путь революционный, то, независимо от разногласий во взглядах на будущие формы и систему государственной жизни, становится необходимым их участие и содействие в общественном руководящем центре революционной борьбы. Возникновение УГОР появилось из потребностей освободительной борьбы и свершилось для более широкого, полного развития освободительной политики и борьбы с врагами, а не из мотивов внутренней украинской политики. В частности, было бы несправедливо приписывать формации УГОР тенденции заполучить власть для себя или попытку решать направление уклада и взаимоотношений украинских политических сил. В процессе революционно-освободительной борьбы УГОР выполняет роль украинской революционной власти на Родных Землях. Это следует из самого революционного процесса и отвечает современным потребностям украинской освободительной политики. Но это не является самоцелью, и в основе УГОР нет тенденции превратить ее в обычный государственный орган. С восстановлением суверенного Украинского Государства и призванием украинским народом обычной государственной власти – деятельность УГОР закончится. УГОР появилась потому, что была и есть потребность в таком верховном органе-центре, который бы выступал перед украинским народом и всем миром как самый высокий и ответственный руководитель непосредственной революционно-освободительной борьбы. УГОР противопоставляется на украинской земле “правительству УССР”, как экспозитуре российско-большевистской империи, а не какой-то украинской силе. Не может быть “конкуренции” между УГОР и другими украинскими политическими силами, потому что не было и нет такого центра, который принимал бы на себя те задачи и ту ответственность, которые взяла УГОР. В отношении внутриукраинской политической жизни создание УГОР, ее платформа дает выражение такому наставлению, что не только учитывается существование различных политических сил, но идет навстречу их активной самостоятельной деятельности и оставляет для них место для участия в ведении и управлении революционно-освободительной борьбой.
III
Далее остановимся на генеральной линии нашей актуальной внутриукраинской политики за рубежом.

Комментарии закрыты.